А.Е. Берман “Юный турист”. Собираясь в путь. Часть 3

032306Часы. В походе, даже если идешь в большой группе, приятно иметь соб­ственные часы. Когда я собирался в свой первый поход, карманные часы были не в моде, молодежь предпочи­тала наручные. У меня же были толь­ко карманные — большие, разрисо­ванные медалями брюссельские часы начала нашего века. Мне они не нра­вились, но все-таки я их брал и в последующие походы. И вот что интерес­но : все наручные часы в группе выхо­дили из строя, а мой карманный «бу­дильник» работал безотказно. Обычно часы страдают от воды: попал ли под сильный дождь, окунул руку в речку или сам целиком свалился ~ они и «готовы». Так называемые пылевлагонепроницаемые часы воды тоже бо­ятся: купаться с ними нельзя. Часы боятся резкой тряски и ударов. На­ручные, кроме того, часто портятся, когда работаешь топором, не сняв их с руки. А снимешь — теряются.В конце концов я оценил карман­ные часы. Я носил их в толстом про­зрачном полиэтиленовом чехле, плот­но его завязывал. Сам чехол был зна­чительно больше часов, и если нем­ного воды все-таки проникало внутрь (однажды я целый час пробыл в воде вместе, с часами), она скапливалась внизу, а часы, подвешенные выше, оставались сухими.

Заводить часы и переставлять стрелки можно и не снимая чехла — прямо через полиэтилен. От возмож­ных ударов я предохранял часы вто­рым чехлом — из кожи, а внутри с поролоном.

Эти часы мне служили много лет. В конце концов я их подарил прия­телю-коллекционеру, но, признаться, потом пожалел: не хватает мне их в походах.

Блокнот стоит взять с собой доста­точно большого формата, в твердой обложке и с хорошей плотной бума­гой.

Писать удобнее всего простым ка­рандашом средней твердости. Он без­отказен и зимой и летом, написанное им не смывается водой. Между про­чим, на сильном морозе карандаш твердеет: «М» становится «ТМ» или «Т». Те же, что имеют надписи «Т», «2Т», «ЗТ», на морозе не пишут, а лишь царапают бумагу. Но это зави­сит от фирмы.

И, наконец, компас. Мы начина­ли ходить с компасом системы Адрианова — военно-топографическим, артиллерийским, компактным и удоб­ным. Единственным недостатком его было    обычное    бьющееся    стекло. Стекло это вращается вместе с коль­цом-оправой, на которой устроен прицел для визирования на предме­ты местности.

Нужно, например, определить на­правление на дерево среди поля. На­правляешь прицел на это дерево, дер­жась за кольцо-оправу, а основание компаса поворачиваешь до тех пор, пока магнитная стрелка не совместит­ся с нулем. Нуль — это север. Тогда указатель прицела покажет на шка­ле направление в цифрах — в граду­сах и делениях угломера. Делениями угломера туристы не пользуются: они — для артиллеристов (наружная шкала), а градусы — для ориентиров­ки на местности. Градусная шкала возрастает по ходу часовой стрелки:

0 и 360° совпадают. Угол, отсчитан­ный от магнитной стрелки до нужно­го тебе направления, называется маг­нитным азимутом этого направления.

Теперь в магазинах тоже есть компасы Адрианова, но они стали хуже: раньше кольцо-оправу делали медной или алюминиевой (железо не годится: это магнитный металл, и он мешает;!’ стрелке; при пользовании компасом железа вблизи быть не должно: нельзя, например, надевать на одну руку и массивные часы и компас), а теперь — из пластмассы. Такое кольцо ломается, и внутрен­ности компаса рассыпаются.

В последнее время Ж появились жидкостные компасы «Спорт-3» (стрелка укреплена на поплавке в спиртовом резервуаре) для соревно­ваний по спортивному ориентирова­нию. Это хорошие прочные компасы, удобные в походах.

Попадаются в магазинах и так называемые школьные компасы — очень неважный прибор. На нем да­же непонятно, где северный конец стрелки, а где южный: один — синий, другой — красный. Говорят, что на север показывает синий. А может, красный? Тут без инструкции не обойтись…

Можно встретить в продаже ком­пас «Турист» — крупное, громоздкое и неудобное сооружение (на веревоч­ке на шею его не повесишь) с визиром в виде зеркала. Но ,это зеркало в походах употребляют разве что для бритья.

В общем, стоящие компасы — это Адрианова и «Спорт-3».

Вот и все необходимое нам пока личное снаряжение. Но укладывать его в рюкзак пока рано, ведь есть еще общественное, или групповое, снаря­жение.

Групповое снаряжение

Нас 12 человек. Мы возьмем на всех:

1)     палатки «памирки» —3;

2)     топоры — 1 большой и 2 ма­леньких ;

3)     котелки (от 5 до 8 литров) — 3;

4)     половник;

5)     фонари — 3 штуки и 3 комп­лекта запасных батареек;

6)     карты — 2—3 комплекта;

7)     бинокль полевой;

8)     медицинскую аптечку;

9)     ремонтный набор;

10). костровое оборудование;

11) снаряжение для переправы: веревки — основную и вспомогатель­ную, карабины, пояса.

Палатка. Самое ее название «па-мирка» было для меня привлека­тельным, романтичным. Это альпи­нистская палатка: с серебристой двускатной крышей, нависающей ко­зырьками над боковыми низкими стенками из тонкого перкаля (как и торцовые — передняя и задняя); * бо­ковые карманы для мелких вещей; вентиляционный рукав-окошко и вход на застежках-клевантах — все это очень мне нравилось.

С тем большей досадой я теперь разглядываю в магазинах большой ассортимент походных палаток, в ко­торых хорошо все, что взято от «па-мирки», и в большинстве случаев плохо, что придумано сверх того или вместо.

Вот, например, срезали у палаток углы: верхние — у конька и ниж­ние — в ногах. Для чего?

— Чтобы не было пустых углов: пустые углы — явный непорядок да и лишний вес.

—      Но много ли весит пустой угол?

—      Много не много, но все-таки на него больше ткани идет, чем на ко­сую стенку.

—      Но угол-то одной веревкой от­тянут, а для косой стенки их нужно три, и эти веревки тоже не легче воз* духа.

Кстати, о воздухе. Он заполняет всю палатку, в том числе и ее углы, и этим воздухом приходится ды­шать, когда палатка закупорена.

Следующее «изобретение»: над боковыми стенками «убраны козырь­ки — экономия ткани и веса. Но тогда и боковые стенки приходится делать из непромокаемой ткани. А она и тяжелее, и дороже тонкого перкаля.

Дальше — больше. Вернее, мень­ше: сделаем палатку поуже, но зато боковые стенки повыше; тогда, мол, можно совсем вплотную к стенке спать.

—      Простите, а рюкзаки куда по­местить?

—      Ах да, рюкзаки!.. Да пусть они будут в ногах и под головой — вмес­то подушки.

—      Насчет рюкзака вместо подуш­ки — верно, только чаще всего наби­тый рюкзак велик для подушки.

Но изобретатель не сдается. Он устраивает вещехранилище в но­гах — оттягивает заднюю стенку, де­лает ее наклонной и полукруглой. Но тогда она попадает под дождь, и приходится ее делать тоже из непро­мокаемой ткани. А чтобы сохранить полукруглую форму задней стенки, нужно для нее одной пять оттяжек и пять колышков!

Что-то еще преподнесут нам изо­бретатели? Ну, да ладно. Я о них вспомнил для того, чтобы ты сам не занимался на первых порах изобре­тением новых палаток. Это не так просто, тут многое предусмотреть нужно

Есть две основные палаточные формы — шатровая и двускатная. Попытки «скрестить» их и породить какой-то средний вариант устойчиво­го «потомства» пока не дали.

Если ты будешь выбирать в мага­зине палатку и захочешь купить дву­скатную, постарайся найти «памирку» (она многократно проверена и признана удобной по форме и разме­рам) или другую, похожую на нее.

Но и у «памирки» есть недоста­ток — вход, застегивающийся — мно­гочисленными клевантами — дере­вянными продолговатыми пуговица­ми. Они пришиты на тесьме и засте­гиваются на тесемочные петли. Пол­ностью застегнуть или расстегнуть «памирку» — долгая работа. А по­пробуй спокойно проделать это, когда холодно или очень мно­го комаров. Самое простое реше­ние, известное еще из старых книг,— закрыть вход обычным навесным по­лотнищем. Однажды мы попробовали к «памирке» пришить такое свобод­ное полотнище-занавеску и остались вполне довольны. Полотнище загиба­ется внутрь и плотно прижимается рюкзаками или подушками. Можно в конце концов пристегнуть его к по­лу клевантами, в этом случае их бу­дет всего три-четыре, от силы — пять.

Альпинистов, создателей «памир­ки», тоже не удовлетворяла, дверь па­латки, и они придумали вход в виде затягивающегося рукава — тубуса. Чтобы рукав -закрывался, его прихо­дится делать достаточно длинным. Выяснилось, что пролезть через него не так уж ж просто, а протащить большой тяжелый рюкзак и того сложнее. Тем не менее высотные па­латки альпинисты шьют до сих пор с тубусом, забыв о придуманном ты­сячи лет назад навесном входе.

Теперь о шатровой палатке. Она, наверное, древнее двускатной, но по­чему-то в походной практике менее популярна. Может быть, смущает вы­сокий пустой угол вверху? Но ведь у двускатной палатки пустых углов целых два. А может, не нравится, что шатер выше двускатной?’ Но в высоте мы ограничены только под низкими сводами пещеры и на скале под низко нависшим карнизом, что не часто бывает. А может, из-за ветра — не сдуло бы? Но именно в шатровых

палатках ночевали покорители Юж­ного полюса в своих героических по­ходах по Антарктиде — самому вет­реному континенту Земли. Да это и понятно: при одинаковой площади по­ла у шатровой палатки парусность не больше, чем у двускатной (и матери­ала на шатер идет не больше), однако укрепить его при ветре легко и удобно «штормовыми» оттяжками, идущими от вершины.*

На первый взгляд кажется, что внизу, под наклонными стенками шатра, пропадает много места, и поэ­тому шьют шатры с вертикальными стенками. Но это опять ненужное «срезание» пустых углов, которые необходимы для воздуха и вещей.

Наконец, последнее возражение противников шатра: кол у него посе­редине, и он длинный. Но, во-первых, как заметил один мой приятель, много ли места занимает кол? А, во-вто­рых, он короче общей длины двух стоек двускатной палатки и, конечно, может быть составным.

В последнее время неожиданно вы­яснилось еще одно преимущество двускатной палатки: ее удобно на­крывать полиэтиленовой пленкой. В этом случае крыша палатки может быть сделана из тонкого, легкого и дешевого промокаемого материала. Более того, в лесных районах, где от ветра защищает стена деревьев, па­латка летом вообще не так уж нуж­на, можно обойтись полиэтиленовой пленкой, натянутой в виде двускат­ной крыши или просто навесом.

Топор — вещь в походе необходи­мая, но помни, что он в то же время и опасное орудие. Носить топоры необ­ходимо в чехлах и лучше в кармане рюкзака. На привале не бросать то­пор где попало: не только потому, что потеряешь, но и потому, что мож­но упасть или наступить на него. Большую осторожность надо соблю­дать и при работе с топором — и това­рища не ударить при замахе, и себя по ноге не рубануть. Владение топо­ром — большое искусство.

Туристско-охотничьи топорики продаются в магазинах охотничьего и туристского инвентаря. Они легки

и удобны, только необходимо следить за остротою жала и беречь от ржав­чины.

Но нужно иметь один на группу настоящий плотницкий топор — он удобнее, когда имеешь дело с солид­ной колодиной: «малышом» будешь тюкать до бесконечности.

«Снарядить» плотницкий топор не просто.

Готовясь к первому походу, я дол­го возился с топором, насаживая его на топорище: старался забить клин как можно туже, подкреплял его гвоздями и даже клеем. Но все нап­расно: в походе клин из топорища вылетел. И я снова и снова загонял клинья, пока топорище не треснуло. После похода было сделано новое то­порище, опять туго насажено, но и оно раскачалось.

Потом я узнал, что при высыха­нии дерево сжимается, и, если топо­рище при насадке было недостаточно сухим, оно обязательно ослабнет. Поэтому, если топор раскачался, его нужно опустить в воду на ночь: де­рево разбухнет, и топор прочно «ся­дет» на топорище. Но это когда дру­гого выхода нет. А вообще насажи­вать топор надо . на абсолютно сухое топорище, его целые месяцы сушат на батарее отопления или на печке.

Но и сухость дерева не решает вопроса: топор все равно постепенно раскачивается, потому что клин мед­ленно, но верно выползает и, нако­нец, выскакивает. Вот такие мучения с топором продолжались у меня на протяжении нескольких лет.

Но я знал, что бывают топоры, так умело и прочно насаженные, что ни­когда не раскачиваются и не слетают.

Я стал рассматривать проушину топора изнутри: да ведь она расши­ряется с одной стороны, с верхней, если поставить топор «на гдепа», ру­кояткой в землю. Значит./сама про­ушина топора уже является клином!

Топорище надо сделать таким, чтобы оно расширялось в той части, которая войдет в проушину топора. В торце топорища сделать прямо­угольный пропил для «клина» и на­садить топор узкой стороной, проуши ны. При этом пропил сожмется. Теперь в пропил всадить  «клин», но делать его совсем не клиновидным, а прямоугольным. Топорище разой­дется и прочно закрепит топор.

Потом, рассматривая топоры лесо­рубов, расспрашивая их о способах насадки, я убедился, что «изобретал велосипед». А чтобы тебе не зани­маться тем же, я и рассказываю об этом подробно. С помощью рисунка ты все поймешь.

Чтобы хорошо работать топором, надо уметь придать ему силу.

При ударе боксера плавное дви­жение начинается от ноги, разгоняет туловище, потом еще быстрее плечо, а предплечье уже стремительно мчит­ся вперед, и последнее, едва уловимое движение кисти (а в кисти большая, сила) сообщает бьющей поверхности молниеносный ‘короткий стремитель­ный рывок, точно совмещенный с ме­стом удара.

При работе топором все похоже, но построено на вращении. Медлен­ный поворот туловища переходит в круговое движение плеча, в быстрое подхлестывающее вращение предпле­чья, и, наконец, последний мощный быстрый поворот сообщает топору кисть. Нужно удобно расположиться около перерубаемого бревна, чтобы все части тела именно вращались, а не двигались поступательно. Рука ни в какой своей части не должна тя­нуться за топором, а только вращать его. Это вращение сообщает лезвию очень большую скорость, а удару — сокрушительную силу.

Маленьким топориком работают одной рукой, большим — двумя рука­ми, но принцип движения тот же. На­учиться хорошо работать топором — сложное дело. И первое, о чем нужно позаботиться,— о безопасности. Пом­ни: топор стал для нас необходимой и вполне обыденной вещью, но эта вещь опасная!

Котелок традиционной формы (солдатский) изогнут в виде боба. Под­вешенный на поясе, он удобно приле­гает к бедру. Большой котел на 20— 25′ человек (8—12 литров) тоже имеет форму котелка, чтобы в рюкзаке плотно прилегал к спине. Такой же формы делают котелки на 5—8 литров. Но уже зря: котелок такой емкости не заполняет рюкзак в ширину. Лучше, чтобы он был цилиндрическим или овальным в виде ведерка. Два таких ведерка хорошо упаковываются в рюкзак рядом. А между ними — лож­бина для спины.

В походе рекомендуется иметь три котелка: для супа, для второго блюда и для питья. Иногда все три подбирают так, чтобы они вставлялись один в другой: место в рюкзаке сэкономлено. Чехол для котелков необходим; чтобы закопченная поверхность не пачкала рюкзака и вещей в нем. Если котелки вставляются один в другой, достаточно одного чехла.

Добавить комментарий

Метки: , , , , , , , ,

Сайт «Выживание в дикой природе», рад видеть Вас. Если Вы зашли к нам, значит хотите получить полную информацию о выживании в различных экстремальных условиях, в чрезвычайных ситуациях. Человек, на протяжении всего развития, стремился сохранить и обезопасить себя от различных негативных факторов, окружающих его - холода, жары, голода, опасных животных и насекомых.

Структура сайта «Выживание в дикой природе» проста и логична, выбрав интересующий раздел, Вы получите полную информацию. Вы найдете на нашем сайте рекомендации и практические советы по выживанию, уникальные описания и фотографии животных и растений, пошаговые схемы ловушек для диких животных, тесты и обзоры туристического снаряжения, редкие книги по выживанию и дикой природе. На сайте также есть большой раздел, посвященный видео по выживанию известных профессионалов-выживальщиков по всему миру.

Основная тема сайта «Выживание в дикой природе» - это быть готовым оказаться в дикой природе и умение выживать в экстремальных условиях.

SQL - 12 | 0,344 сек. | 8.17 МБ