А.Е. Берман “Юный турист”. Вершина. Дальше — по хребту. Часть 9

А.Е. Берман “Юный турист”. Вершина. Дальше — по хребту. Часть 9Налево и направо уходят долины, а прямо подъем — как нос корабля. Такой угол, образовавшийся при сли­янии двух рек или ручьев, называют стрелкой.

Цепочкой следом за Васей подни­маемся по осевой линии хребта. Всег­да, даже в небольших горах, на подходе к границе леса хочется как мож­но скорее оказаться выше, чтобы оглядеться. Вася достает карту, пока­зывает, где мы сейчас и где выйдем из леса. Он уверяет, что это совсем близко. Но мне кажется, он ошибся: до границы леса еще с полкилометра и более ста метров по высоте. Чув­ство скорости и расстояния при подъ­еме в гору с рюкзаками, да еще в жа­ру, среди густого леса, где все ориен­тиры лишь вблизи, часто обманывает. Вот Вася и решил, что лес скоро кончится. А он все не кончается.

Нервничает  Вася,  стал увеличивать скорость, да настолько, что мне пришлось его немного придержать. Хотя, честно говоря, самому хотелось идти быстрее. Она всегда существу­ет — разница между участником и руководителем похода. Руководитель волнуется, порой даже из-за всякой мелочи. Вот он сказал, что сейчас вый­дем из леса, а лес все не кончается. В таком состоянии Вася может бегом в гору бежать, не чувствуя усталости. Ребята и девочки сейчас идут рядом с нами, тащут рюкзаки в гору, им тяжело шагать слишком быстро и не­понятно: зачем выгадывать лишние десять минут? Когда человек сам не хочет идти быстро, а его подгоняет приказ или, как это часто называют, дисциплина, или гордость — умри мол, но не отставай, ох, как тяжело бывает тогда. И этого руководитель не должен забывать. Просто не имеет права. А чтобы прервать гонку, луч­ше всего устроить привал. Так я и по­советовал Васе, догнав его, признать­ся, не без труда.

Когда мы, наконец, одолели подъ­ем по лесу, но еще не прошли послед­ние деревья, а только увидели сквозь поредевшую зелень небо, я понял, что опасения мои оправдались: небо на севере стало грязно-серым, оттуда потянулась белесая мгла. Будет дождь, и вернее всего грозовой.

С Колиной группой мы не догова­ривались на случай дождя отодви­нуть контрольный срок встречи. Зна­чит, без крайней необходимости ни нам, ни им нельзя останавливаться и долго пережидать дождь в палат­ках. Но твердой договоренности на этот счет трудно достигнуть, потому что, во-первых, теплый дождь в боль­шинстве случаев не помеха движе­нию; во-вторых, если условиться, что при дожде срок встречи отодвигается, то насколько? Ведь мы не знаем, на­долго ли дождь? И тогда вообще ка­кой смысл в контрольном сроке? Если выбрать его с двойным запасом по времени, то чем он поможет, если действительно произойдет несчастье? Ведь в дождь опасность при движе­нии увеличивается: травянистые склоны   становятся   скользкими,   а там, где нет травы, на крутых оголен­ных склонах, глинистых и камени­стых, тоже легко поскользнуться.

Велика опасность сломать ногу во время дождя, когда хочется идти бы­стрее. И даже бежать. Тут и до несча­стного случая рукой подать! Тут ру­ководителю нужна большая выдерж­ка. Справится ли Коля? Должен справиться. Вот только бы не разра­зилась гроза!

Но ответом мне был далекий блеск молнии.

Теперь и перед нами встал серьез­ный вопрос: идти на вершину или попытаться обойти ее низом по зале­сенным склонам. По лесу идти труд­нее и медленнее. Но в грозу лучше не выходить на открытую местность, тем более подниматься на вершины гор и холмов.

—   Выше пойдем? — спрашивает Вася.

Я молча смотрю на него. Ну же, ну! Реши сам, ты же знаешь, что не­льзя выше, что опасно, неразумно это! Только прими решение сам, не нужно тебе моей подсказки — ты сам все понимаешь.

—   Может, передохнем немного? — предлагаю я, давая ему возможность остынуть от запала быстрого подъе­ма — парень он разумный и, успоко­ившись, сделает все как надо.

Пока ребята отдыхают, спускаюсь немного ниже, к одному из последних деревьев, и, глядя сквозь ветви на небо, пытаюсь определить, куда дви­жутся облака. При этом стараюсь наблюдать за ближними облаками, то есть смотрю покруче вверх, иначе легко ошибиться. Когда я смотрю на облака, выползающие из-за вершины Ключевой, которая видна впереди, кажется, будто они плывут налево, к западу. Если это было бы так, дождь с грозой пронесло бы мимо. Но стоит взглянуть сквозь ветви вверх, как сразу замечаешь, что облака идут не на запад, а на юго-запад, и не ясно еще, пройдет гроза стороной или заденет нас.

Судя по времени, Колина группа поднимается сейчас на Вороновскую, а  она  от нас в четырех километрах к северо-западу, то есть ближе к гро­зе.

Если мы увидим вспышку молнии и начнем считать, сколько секунд пройдет до того, как прогремит гром, а потом эти секунды перемножим на 330 (скорость звука в метрах в се­кунду), то узнаем, сколько метров от нас до только что сверкнувшей мол­нии. Отметив по компасу направле­ние на нее, можем даже нанести эту точку на карту. Потом, отмечая по­следующие молнии и высчитывая расстояние до них, можем довольно точно определить путь, по которому перемещается гроза.

Но это долгая работа. У меня сей­час для нее просто нет времени. Да и направление грозы может изменить­ся. Нужно немедленно решать, по­йдем мы сейчас на вершину или в об­ход, низом.

Вася идет ко мне. Жует на ходу бутерброд. И  мне принес. Спасибо!

—   Понимаешь, не стоит сейчас заводить обсуждение со всей груп­пой. Все, конечно, закричат: вперед, на вершину, успеем… Надо решать тебе самому.

Конечно, хочется выйти на вер­шину и взглянуть оттуда — может быть, увидим Колину группу. Мы бы могли идти над лесом по западным склонам, но тут круто, можем не пройти или задержаться надолго.

—     Почему молния должна обяза­тельно в нас попасть?

—     Конечно, не обязательно, но опасность все-таки велика. Никогда не верится, что такое может случить­ся. И мне не верилось, думал: так, одни разговоры. Но когда убивает молнией  людей, которых сам знал…

Да, да, Вася, не смотри на меня так испуганно. Было это, было. Всего каких-нибудь полчаса назад сидели вместе на привале, шутили, смеялись. И эти двое тоже — шутили и смея­лись. А через тридцать минут нава­лилась гроза. У меня с тех пор на всю жизнь, наверное, отпала всякая охота полагаться на «авось»…

А как они там, на Вороновской? Им сейчас не надо бы подниматься. Коля сообразит.

—     Кажется, гроза обходит нас стороной…

—     Ты, прав. Тогда скорее на вер­шину.

Душно, мы обливаемся потом. Пе­ред самой вершиной двухминутный привал. Гора крутая — прислонился и уже сидишь на траве. И вставать на крутом склоне удобно.

—    Подъем! — командует Вася. Мы продолжаем карабкаться.

В траве попадаются камни. С ними нужно быть настороже, потому что на крутом склоне камень, покатив­шись вниз, быстро набирает скорость и превращается в сокрушающий сна­ряд. А если уж сорвался он из-под ноги, то надо предупредить товари­щей криком— «Камень!». Двигаться нужно плотной цепочкой, чтобы, ес­ли идущий перед тобой столкнул ка­мень, придержать его, пока он не на­брал скорость. Но большой камень не остановишь. Уворачивайся от него и предупреждай криком других.

По-прежнему беспокоит гроза. Нас она, кажется, не заденет. А вот Ко­ля…

Вершина! Мы кричим «Ура!». Смешное слово, но кричать всем вме­сте приятно^.

Еще на озере Лача мы с Колей «разделили» бинокль: развинтили его на две части — получились от­дельные трубы. Сейчас в свою поло­вину бинокля мы по очереди рассмат­риваем Вороновскую.

Ребят не видно. Может, они уже прошли? Сейчас 16.40. Могли пройти, тем более что скорость они взяли при­личную. Но все зависит от того, ка­кова тропа вдоль Вороновки.

Тропы быстро зарастают, если ими не пользуются. В некоторых районах Сибири шли вдоль рек великолепные конные тропы. Настоящие дороги, только узкие — телеге не проехать. Так вот, в последние десятилетия их забросили, потому что наладилось сообщение с отдаленными селениями по воздуху. И не стало троп. Там, где звери ими пользуются, тропы под­держиваются в «рабочем» состоянии. Только звериная тропа обычно расчи­щена до высоты полуметра или метpa, а выше смыкаются разросшиеся ветки кустов и деревьев. Это надо иметь в виду, когда по тропе разыс­киваешь деревню в малонаселенном районе. Правда, и звериные тропы иногда ведут к деревням, особенно если там есть посевы, но чаще — к водопою или на солончак.

Колиной группы не видно. Что ж, пойдем дальше. На север простирает­ся гребень хребта — наш путь.

Приятно на хребте в редком лесу. Тропы нет, но идем легко: пологие подъемы и спуски разнообразят путь.

Ребята настроены весело. Вася торопит:

—     Скорее, скорее, мы должны прийти раньше!

—     Мы и придем! — уверенно от­кликается Андрей.

А может быть, у них уже дождь? Нет, не похоже. Но и у нас и у них дождь, очевидно, будет. Мы находим­ся где-то на границе циклона и анти­циклона. Циклон — для нас дождь и ветер, антициклон — солнце и хоро­шая погода.

Похожие статьи по выживанию:

645
Метки: , , , , , , , , ,

Сайт «Выживание в дикой природе», рад видеть Вас. Если Вы зашли к нам, значит хотите получить полную информацию о выживании в различных экстремальных условиях, в чрезвычайных ситуациях. Человек, на протяжении всего развития, стремился сохранить и обезопасить себя от различных негативных факторов, окружающих его - холода, жары, голода, опасных животных и насекомых.

Структура сайта «Выживание в дикой природе» проста и логична, выбрав интересующий раздел, Вы получите полную информацию. Вы найдете на нашем сайте рекомендации и практические советы по выживанию, уникальные описания и фотографии животных и растений, пошаговые схемы ловушек для диких животных, тесты и обзоры туристического снаряжения, редкие книги по выживанию и дикой природе. На сайте также есть большой раздел, посвященный видео по выживанию известных профессионалов-выживальщиков по всему миру.

Основная тема сайта «Выживание в дикой природе» - это быть готовым оказаться в дикой природе и умение выживать в экстремальных условиях.

SQL - 18 | 0,243 сек. | 10.03 МБ