Н.А. Внуков «Один на один». Берег и море. Часть 1

Н.А. Внуков "Один на один". Берег и мореЯ сидел на камне совсем голый и разглядывал остров.

Повернешь голову влево — и видишь груду мокрых черных скал, за которыми берег кончается. Что за скалами — неизвестно.

Справа такая же картина: будто огромный самосвал вывалил гору камней в море. Только камни эти побольше, чем слева.

Сзади — гора, заросшая кустами. Не особенно высокая, но крутая. Сквозь зелень выпирают серые каменные ребра. Несколько деревьев стоят на вершине.

Впереди — море, на которое уже не хочется смотреть. От горизонта к острову катятся волны. Чем ближе к берегу, тем выше они становятся и тоньше наверху. Потом верхушка волны перегибается вперед, закипает пеной, у береговых камней волна как бы подскакивает и с длинным вздохом разбивается в белую пыль.

Самые большие волны ухают о камни так, что под ногами вздрагивает земля. И звук от них, как из пушки.

Солнце похоже на ослепительную дыру, вырезанную в голубом небе. Из этой дыры льется такой жар, что голова кружится и гудит, как котел. Я мочу в воде носовой платок и натягиваю его на голову. По углам платка я завязал узелки, получилась шапочка. Через несколько минут она становится сухой и ее снова приходится мочить. Если бы я не делал этого, то, наверное, меня свалил бы солнечный удар. Хорошо, что я еще весной успел здорово загореть, а то бы сразу облез.

Я встал и потрогал одежду.

Рубашка почти высохла, куртка тоже, а вот джинсы по швам сырые. Майка и трусики побелели от соли и стали как накрахмаленные.

Остальные вещи тоже разложены на камнях.

Перочинный нож с двумя лезвиями, шилом, штопором, отверткой и медной петелькой на рукоятке. Лезвие, что побольше, всего в полтора указательных пальца, а маленькое — только карандаши затачивать, Но это самая дорогая для меня вещь. Нож мне подарил отец в прошлом году на день рождения.

Пластмассовая расческа с футлярчиком.

Огрызок карандаша.

Две большие английские булавки, которыми я закалывал снизу манжеты брюк, когда катался на велосипеде.

Кусок капронового шнура — чуть побольше моего роста — от планктонной сетки.

Широкий ремень от джинсов со здоровенной латунной пряжкой.

Кеды на толстой белой подошве, с губчатыми белыми стельками. Я их сам покупал в спортивном магазине в Находке в прошлом году. Подобрал так точно по размеру, что они почти не чувствуются на ноге.

Нитяные носки с резиночкой наверху.

И все.

Больше у меня ничего нет.

Я разложил вещи на камнях, чтобы они просохли.

Скоро меня найдут. Может быть, сегодня или завтра. Обязательно будут искать. Правда, они не знают точно, где меня смыло с катера. Но отец, конечно, не успокоится, пока меня не найдет.

Я поморщился: долгая будет у них работа. На карте в этом архипелаге три больших острова и штук тридцать маленьких. А некоторые, наверное, и вовсе не обозначены.

Я снова посмотрел вокруг.

Волны подскакивали и кипели справа и слева у скал. Солнце слепящими зайчиками отскакивало от зыби. В бухточке вода поднималась и опускалась с длинным чмокающим звуком. Вдали море затянуло легкой мглой. Тянул ветер, но прохлады почти не чувствовалось.

Хорошо, что под руки подвернулся ящик, в который мы складывали губки и морских звезд. Его смыло вместе со мной. Я сразу его заметил, как только вынырнул. Он крутился в кильватерной струе недалеко от меня. Уцепившись за ящик, я ухитрился стянуть с ног кеды — хорошо, что, выскочив из каюты, не зашнуровал их. Засунув кеды в ящик, я поплыл к берегу, прямо как в учебном бассейне, держась за доску.

Плыть было нетрудно. Волны шли высокие, но плавные. Я взлетал на водяной вал, застывал на две-три секунды на его вершине, а потом быстро скользил вниз, в сине-зеленый, подернутый морщинами провал, из которого несло соленым ветром. Ящик отлично держал меня, я только ногами направлял его ход. Все было бы нормально, если бы через несколько минут я не начал замерзать. Чтобы согреться, я время от времени начинал изо всех сил работать ногами и свободной рукой.

Вода в море холодная, даже летом температура не поднимается выше семнадцати — попробуй поплавай долго в такой! Меня спасали  джинсы и куртка, они, как гидрокостюм, немного держали тепло. А в одежде я и до этого пробовал плавать — просто так, ради интереса: выйдет или нет.

Взлетев на очередную волну, я поднял голову, чтобы посмотреть, далеко ли берег, и мне стало нехорошо от того, что я увидел. Даже назад захотелось, в открытое море.

Впереди дымилась стена воды и пены с двухэтажный дом. Пока я держался на вершине волны, увидел, как эта стена опала и из белого месива выпрыгнули щербатые, черные зубья скал. Пена схлынула, открыв дно у берега, и в этот момент я начал скатываться в долину между валами.

Идущая впереди водяная гора закрыла все, а я ослаб от страха. Я представил, что сейчас произойдет. Все получится очень просто: вода опустится в тот момент, когда я буду над черными зубьями, и меня размажет на них…

Снова я взлетел вверх, увидел клочья летящей пены, услышал клекот и свист рассыпающейся в брызги воды и вдруг упустил ящик. Его косо понесло в сторону: течение шло здесь вдоль берега. Я рванулся вперед так, что чуть руки не вывернул в плечах. Волна накрыла меня с головой, я потерял из виду и берег, и ящик, просто изо всех сил колотил ногами по воде и греб как сумасшедший до тех пор, пока пальцы снова не уцепились за гладко оструганный край. И тут меня начало поднимать, и я понял, что это значит. Между мной и скалами не было больше ни одной волны.

И тогда я зажмурил глаза, сжался и стал ждать удара, последнего, ТОГО САМОГО.

Ну что я мог сделать? Никаких сил не оставалось. Тут даже пароход не выгреб бы на глубину.

Когда вода начала опускаться, я открыл глаза, увидел какие-то мутные тени, бегущие в глубине подо мной, потом голова выскочила на воздух, по глазам резануло солнце, берег качнулся, ящик глухо шваркнулся обо что-то, я больно налетел на него грудью и почувствовал животом камни. Не те, острые, а другие, скользкие, будто намыленные. Пена пронеслась вперед, с шипением покрыла берег, а я всем телом прижался к этим осклизлым камням, вцепился пальцами в жесткие лохмы водорослей и ждал, когда все хлынет назад. И когда у головы снова запенилась отбегающая вода, я, сбивая колени, ссаживая о водоросли ладони, пополз вперед. За спиной ухнуло, сильно поддало под зад — и я вместе с пеной и ящиком вылетел в кучу гнилых водорослей. Меня зарыло в буро-зеленую слизь, но я знал, что следующим валом меня может снова утащить в море, поэтому постарался убраться подальше от линии прибоя.

И вот…

* * *

Я встал и потрогал джинсы.

Материя была горячей от солнца. Кеды тоже просохли и сильно воняли резиной.

Я оделся, рассовал по карманам свое имущество и пошел искать пресную воду. Пить хотелось до одурения.

Похожие статьи по выживанию:

577
Метки: , , ,

Сайт «Выживание в дикой природе», рад видеть Вас. Если Вы зашли к нам, значит хотите получить полную информацию о выживании в различных экстремальных условиях, в чрезвычайных ситуациях. Человек, на протяжении всего развития, стремился сохранить и обезопасить себя от различных негативных факторов, окружающих его - холода, жары, голода, опасных животных и насекомых.

Структура сайта «Выживание в дикой природе» проста и логична, выбрав интересующий раздел, Вы получите полную информацию. Вы найдете на нашем сайте рекомендации и практические советы по выживанию, уникальные описания и фотографии животных и растений, пошаговые схемы ловушек для диких животных, тесты и обзоры туристического снаряжения, редкие книги по выживанию и дикой природе. На сайте также есть большой раздел, посвященный видео по выживанию известных профессионалов-выживальщиков по всему миру.

Основная тема сайта «Выживание в дикой природе» - это быть готовым оказаться в дикой природе и умение выживать в экстремальных условиях.

SQL - 26 | 0,256 сек. | 10.87 МБ