Численность морских котиков на Командорских островах в 1920—1926 гг.

 При Советской власти добыча котиков резко сократилась и составила: в 1923 г. на острове Беринга 351 шт, на острове Медном — 691 шт, а всего 1 042 шт.; в 1924 г. соответственно 235, 622 и 857 шт.; в 1925 г. —435, 492 и 927 шт.; в 1926 г. —361, 531 и 892 шт. и в 1927 г. —342, 569 и 911 шт.

С целью сохранения и увеличения стада производителей на островах стали забивать только холостяков.

Промысел котиков на Командорских островах в 1928—1940 гг.

Островное звероводство было организовано при Советской власти и на других островах Дальнего Востока, в частности на Шантарских, где производился промысел соболей, медведей и других зверей.

В районах Дальнего Востока добывалось сравнительно крупное количество таких ценных пушных зверей, как белка, горностай, соболь, колонок, лисица, что подтверждается данными о заготовках в 1940—1941 гг.

Помимо вышеуказанных основных районов пушного промысла СССР, охота на пушных зверей проводилась и в других республиках, краях, областях страны, где, конечно, ее роль была значительно меньшая, чем в северных районах СССР.

Взять хотя бы для примера Казахстан. Пушной промысел в республике был подсобным занятием, но по отдельным видам мехов он имел решающее значение в заготовках пушно-мехового сырья в СССР. Так, в 1927 г. в Казахстане было добыто свыше 5 млн. сусликов-песчаников, мех которых имел хороший спрос как на внутреннем рынке, так и за границей. Удельный вес добытой в Казахстане пушнины составил в общих заготовках пушно-мехового сырья в СССР (по стоимости): в 192425 г.— 8%, а в 192526 г.— 11,9%. В те годы в Казахстане собиралось шкурок суслика-песчаника от 60% и выше, хоря белого — от 36 до 45%, лисицы —от 20 до 22 %, горностая — от 7 до 9%, зайца — от 8 до9% всех заготовок шкурок указанных видов по СССР.

Добыча некоторых видов пушных зверей в Казахской ССР в 1924—1927 гг.

В ценностном выражении добытая пушнина составляла: в 192425 г.—2,8 млн. руб., в 192526 г.— 4,8 млн. руб., в 192627 г. —4,5 млн. руб.

Резкое сокращение добычи лисиц объяснялось запретом охоты на этих зверей в Джетысуйской и Сыр-Дарьинской губерниях, а также в Адаевском и Кустанайском округах. В этот же период не разрешалось охотиться в Казахстане на бобров речных, выдр, выхухолей, корсаков, куниц, норок и соболей. В северной части республики сезон охоты был установлен с 1 ноября по-15 февраля, в южной — с 1 ноября по 1 февраля. В Казахстане в 192526 г. было также добыто (в шт.): 7 253 колонка и 304 куницы.

Остальные южные республики СССР играли совсем небольшую роль в пушном промысле. Так, в 192526 г. в Туркмении было забито 9 262 лисицы и 46 682 прочих зверя; в Киргизии — 787 зайцев, 123 куницы, 5 321 лисица, 1 008 хорей, 36 714 сурков и тарбаганов и 46 005 других зверей; в Закавказье— 12 877 зайцев, 2 621 куница, 7 560 лисиц и 5 500 прочих зверей; в Узбекистане— 2 989 зайцев, 161 куница, 21861 лисица, 1 580 хорей, 24 948 сурков и тарбаганов, 2 769 сусликов-песчаников и 59 597 разных зверей и в Крыму — 9 279 зайцев, 35 куниц, 360 лисиц, 33 хоря и 29 946 остальных зверей.

В других районах СССР охота на пушных зверей имела несколько большее значение, чем в южных республиках, что подтверждает следующая таблица.

Добыча пушных зверей в некоторых районах СССР в 1925-26 г.

В 30-х годах в промысловых областях большое значение получила охота на кротов, сусликов, крыс водяных и амбарных и других мелких грызунов. Так, в Ленинградской области, включавшей в те годы Карелию и Мурманскую область, из 2 500 тыс. шкурок разных зверей, заготовленных в 1932 г, насчитывалось свыше 1 800 тыс. шкурок кротов. Ловлей кротов занимались многие жители области в свободное от работы время. Среди известных кротоловов было много детей и подростков. Кротов добывали .ловушками, изготовленными из проволоки, начиная с конца июня. Если в северных и северо-восточных районах Ленинградской области один человек за сезон отлавливал по несколько десятков кротов, то в Новгородском районе — по 300 шт, а в Лужском — по 1 000 шт. В 1932 г. в области всего было заготовлено 2 496 546 шкурок следующих видов (в шт.): белки — 392 889, выдры — 161, горностая— 13 246, зайца-беляка — 65 822, зайца-русака — 53 327, крота — 1 829 500, крысы амбарной — 83 493, крысы водяной— 4 870, куницы — 583, лисицы — 5 727, норки — 4 747, хоря черного — 32 167, прочих видов — 10 014.  Развитие промысла грызунов (сусликов, кротов, крыс и т. д.) имело исключительно важное значение для народного хозяйства СССР. С одной стороны, сельское хозяйство страны получало большую пользу от уничтожения этих вредителей, с другой — меховая промышленность имела большое количество сырья для переработки его в меховые изделия.

Учитывая большой ущерб, нанесенный поголовью пушных зверей при царизме, соответствующие советские организации (Пуш-ногосторг, Союзпушнина, Заготживсырье, Центросоюз, Всесоюзный научно-исследовательский институт охотничьего промысла и др.) начали с 1925 г. с целью воспроизводства.зверей проводить работу по акклиматизации и реакклиматизации промысловых млекопитающих.

В октябре 1925 г. на остров Большой Шантар были завезены с острова Медного 20 песцов голубых, а в 1927 г. еще 11 этих животных с острова Беринга. Но этот опыт закончился неудачно. В 1930 г. на острове Большой Шантар оставалось только б песцов; остальные или перебрались по льду на материк или стали жертвой более сильных хищников, а также погибли от болезней. В 1927 г. 13 песцов были завезены на остров Завьялова в Охотском море, в 1928 г. 16 шт. этих зверей — на остров Карагинский в Беринговом море, в 1929 г. 96 шт. — на остров Кильдин в Баренцевом море, 14 шт. — на остров Анзер в Белом море и 43 шт.— на остров Фуругельм в Японском море, куда в 1930 г. было доставлено еще 7 шт. Результаты выпуска этих 220 песцов были неудовлетворительными; песцы не прижились в новых местах по тем же причинам, которые выявились на острове Большой Шантар, или в связи с использованием островов (Кильдин, Анзер) для других целей. Такая же участь постигла 187 песцов белых, выпущенных в 1926 г. на острове Колгуеве в Баренцовом море.

Исключительно благоприятные результаты были достигнуты в акклиматизации ондатры, впервые завезенной в СССР из Финляндии в 1927 г. в количестве 125 шъ. Всего с 1927 по 1932 г. было завезено в СССР из-за границы 2 532 ондатры, выпущенные на Карагинских и Соловецких островах, а также в ряде таежных мест Европейской части СССР, Западной Сибири и Якутии. В последующие годы в водоемы различных районов СССР выпускались уже свои акклиматизировавшиеся ондатры. До 1959 г. было расселено по разным районам СССР около 170 тыс. ондатр, в том числе до 1940 г. — 40,3 тыс. шт. По отдельным годам выпуск ондатр производился в следующем количестве (в шт.): в 1928 г.— 144, в 1929 г. —337, в 1930 г. —182, в 1931 г. — 286, в 1932 г.— 2 741, в 1933г.— 1 446, в 1934 г. — 853, в 1935г. — 5 967, в 1936 г. —5 122, в 1937 г. —4 523, в 1938 г. — 7 122, в 1939 г.— 10 650 и в 1940 г. —3 424.

Промысел этих зверьков впервые был начат в 1935 г., когда было заготовлено 3 820 ондатровых шкурок. Вскоре первая партия шкурок советских ондатр была реализована на Ленинградском пушном аукционе на экспорт. В 1940 г. добыча этих животных в СССР достигла 542 тыс. шт., а в 1956 г. — около 6 млн. шт.

С 1927 г. началась реакклиматизация соболей, поголовье которых в СССР до Великой Октябрьской социалистической революции резко сократилось. Благодаря реакклиматизации соболей, долголетнему запрету охоты на них, а также последующему промыслу только по лицензиям с ограничением забоя соболей для каждого охотника, поголовье этих ценных зверьков значительно выросло.

С 1925 по 1940 г., кроме ондатр, соболей и песцов, было расселено во многие районы Советского Союза около 30 тыс. различных зверей, в том числе: выхухолей, речных бобров, нутрий, лисиц, корсаков, енотов и енотовидных собак, куниц горских (каменных), скунсов, норок американских, колонков, хорьков белых, каланов, сурков, сусликов-песчаников, кротов, белок, зайцев-русаков и кроликов.

Н. П. Лавров  делит всех зверей по степени успешности акклиматизации и реакклиматизации в СССР на три группы. К первой группе видов пушных зверей, не прижившихся на новых местах, он относит песца, североамериканскую и обыкновенную европейскую лисиц и домашнего кролика. Во вторую группу Н. П. Лавров включил зверей, результаты акклиматизации которых к 1940 г. были еще не ясными: куница каменная (горская), выхухоль, скунс и енот американский. Теперь можно уже сделать определенный вывод о том, что скунсы в СССР не прижились. В отношении куниц каменных следует сказать, что выпуск 59 куниц в Рязанской области в 1936 г. не мог дать положительных экономических результатов, так как был произведен только в одной области, которая не являлась лучшей для жизненных условий куниц по сравнению с другими областями СССР. Выхухоль, расселенная в 1929—1940 гг. в количестве 3 897 шт. в 18 областях и республиках СССР, также пока не играет заметную роль в пушном промысле страны, и заготовки выхухолевых шкурок в настоящее время составляют лишь 15—20 тыс. шт. в год. К третьей группе видов пушных зверей, акклиматизация которых прошла удачно, Н. П. Лавров отнес крота, енотовидную собаку, колонка, хоря степного (белого), норку американскую, белку, сурка, суслика-песчаника, ондатру, бобра речного, нутрию и зайца-русака. К этой группе следует отнести также и соболей. Одновременно Н. П. Лавров отметил, что экономические итоги акклиматизации и реакклиматизации зверей третьей группы были неодинаковы. Исходя из данных о заготовках во второй половине 50-х годов текущего столетия, успешные результаты дали ондатры, соболи, енотовидные собаки и норки американские.

Помимо акклиматизации и реакклиматизации пушных зверей, научная работа до Великой Отечественной войны проводилась и для разрешения других вопросов охотничьего хозяйства СССР. Так, Всесоюзный научно-исследовательский институт охотничьего промысла, например, с помощью своих многочисленных помощников-охотников на основе учета и пробных отстрелов животных представлял заготовительным организациям ежегодные прогнозы «урожая» основных видов пушных зверей. Этот же институт, а также профессоры Московского пушно-мехового института посредством лекций и печати распространяли опыт лучших охотников по промыслу пушных зверей, сами внедряли наиболее усовершенствованные способы и орудия охотничьего промысла. В целях сохранения и размножения пушных зверей было проведено немало разнообразных биотехнических и охотохозяйственных мероприятий в различных районах страны. Соответствующие организации, в том числе и союзы охотников, ежегодно направляли многочисленные экспедиции для обследования охотничьих угодий и промыслов различных районов страны. Эти научные поездки начались еще в 1926 г., когда специалисты-охотоведы выехали на Печору для изучения состояния пушного промысла. В 1927 г. охотоведы выезжали в Якутию, в районы Енисея и в Мурманскую область. В последующие годы организация научных экспедиций приняла постоянный характер и дала в большинстве случаев положительные результаты.

Изучение охотничье-пушного дела при Советской власти было поставлено неизмеримо выше, чем в дореволюционный период. Широкие массы охотников занимались в кружках по повышению квалификации, активно изучая передовые методы промысла пушных зверей и перенимая опыт лучших охотников страны; их знания обогащались путем чтения охотничьей литературы, которой стало издаваться начиная с 20-х годов в несколько раз больше, чем ранее.

С июня 1918 г. начал выходить двухнедельный журнал «Охота для всех», а с 1924 г. вместо него журнал «Охотник», который выпустил также более десяти брошюр об охоте. Охотничьи журналы издавались, кроме того, в некоторых областных городах и в республиках (Горький, Вологда, Киров, Чита, Благовещенск, Средняя Азия, Кавказ и т. д.). Так, например, начиная с 1923 г, издавался журнал «Уральский охотник», с 1924 г. — «Украинский охотник и рыболов», с 1923 г. в Восточном Казахстане в г. Усть-Каменогорске выходил содержательный ежемесячный журнал «Охотник Алтая», редактором которого являлся известный писатель Е. Н. Пермитин. В 1925 г. журнал был переведен в Новосибирск, где он стал выходить под названием «Охотник и пушник Сибири».

Центральным ежемесячным органом был журнал «Пушное дело», издававшийся Наркомвнешторгом с 1925 г. Этот журнал освещал все стороны советского пушно-мехового хозяйства, включая охотничий промысел, заготовки пушнины, звероводство, кролиководство, каракулеводство, меховую промышленность и внешнюю торговлю пушно-меховьши товарами. Вместо этого журнала с 1930 г. начал выходить двухнедельный журнал «Союзпушнина», издававшийся Всесоюзным объединением «Союзпушнина». Направление его было такое же, как и журнала «Пушное дело». Оба журнала опубликовывали статьи, освещавшие последние новинки и достижения иностранного пушного хозяйства. В середине 30-х годов, с передачей отраслевых пушных организаций и хозяйств из Наркомвнешторга в разные наркоматы, издание журнала «Союзпушнина» было прекращено.

Еще большее значение для изучения пушного дела широкими кругами работников пушно-мехового хозяйства СССР имела научная литература, выпускаемая в виде теоретических трудов, известных высококвалифицированных специалистов. В 1920 г. были опубликованы «Труды Саянской экспедиции», в 1926 г.— «Труды Баргузинской экспедиции». В 1921 г. в Иркутске была издана книга Константинова «Пушной промысел и пушная торговля в Якутии», в которой автор поделился с читателями многолетним опытом работы в пушном хозяйстве. В 1923 г. вышли книга И. Д. Добровольского «Количество добываемой пушнины и пушная торговля на Дальнем Востоке» и Н. Кулагина «Русский пушной промысел», в 1925 г. — С. А. Бутурлина «Настольная книга охотника», в 1926 г. — В. В. Генерозова «Пушной промысел», в 1928 г. книга Шухова «Охотничий промысел в Северной части Тарского округа», в 1929 г. — А. А. Парамонова «Песец и песцовый промысел в СССР», в 1933 г. — А. А. Умнова «Новый закон об охоте», в 1934 г. — книга Б. М. Житкова «Акклиматизация животных и ее хозяйственное значение», книга Н. А. Бобринского «Очерки промысловых зверей и птиц» и книга А. Н. Формозова, Н. П. Наумова и Н. Д. Кириса «Экология белки» и сборник «Промысловая фауна и охотничье хозяйство», в 1936 г. — Г. Е. Рахманина и М. А. Сергеева «Очерки по охотничьему хозяйству и звероводству Крайнего Севера», в 1939 г. — Г. Н. Гассовского «Охотничий промысел бассейна реки Анадыря и его реконструкция», в 1940 г. — сборник «Пушной промысел Ямальского национального округа», в 1941 г. — Бойцова, Губера, Красовского, Марголина и Русских — «Пушное хозяйство Крайнего Севера». За указанные годы, кроме того, было издано много других книг по вопросам пушного хозяйства СССР.

В 30-х годах Всесоюзное пушно-меховое объединение «Союзпушнина» выпустило целую серию научно-популярных брошюр о жизни пушных зверей, об охоте на них и о качестве их меха (например, Н. П. Лаврова «Песец», «Водяная крыса», П. Б. Юр-генсона «Норка», «Хорьки», «Ласка» и т. п.). Эти брошюры издавались под редакцией известного специалиста пушного хозяйства Б. М. Житкова, который сам написал большое количество ценных трудов на эту тему.

Специалист-охотовед Д. К- Соловьев написал в пяти частях «Основы охотоведения», изданные в 1922—1929 гг. Эта работа, имевшая, правда, много недостатков, освещала пушное хозяйство в историческом разрезе и применялась в течение длительного времени в качестве учебного пособия при изучении охотничьего дела в СССР в некоторых высшихучебных заведениях. В 1926 г. была опубликована работа Г. Г. Доппельмаира «Программы и инструкции по изучению пушного и охотничьего промысла в Якутской АССР».

Исключительно ценными пособиями для изучающих пушное хозяйство являлись печатные труды и лекции знатока охотничьего хозяйства профессора П. А. Мантейфеля, многие ученики которого стали впоследствии известными учеными в области пушного хозяйства.

В дореволюционный период в России не было такой науки, как товароведение мехов, не было единого стандарта на пушнину. Каждая фирма сортировала пушно-меховые товары по-своему, определяя товарные качества пушных шкурок в зависимости от конъюнктуры рынка, руководствуясь в основном купе ческим правилом — «не обманешь, не продашь». В Советском Союзе длительную и кропотливую работу в области товароведения и стандартизации пушнины провел профессор, доктор биологических наук Б. А. Кузнецов, опубликовавший в 1932 г. труд «Основы товароведения пушно-мехового сырья». Эта книга стала основным учебным пособием для студентов различных учебных заведений СССР, имеющих в программе курс товароведения пушнины. Б. А. Кузнецов настойчиво привлекал внимание работников пушных организаций к использованию дополнительных меховых ресурсов страны — новых видов пушнины, занявших значительное место во внешней и внутренней торговле пушно-меховыми товарами (крот, хомяк, крыса водяная, суслик, бурундук и т. д.). На эту тему Б. А. Кузнецов неоднократно выступал в журналах «Пушное дело» и «Союзпушнина», а в 1931 г. опубликовал книгу «Второстепенные виды пушнины». Всего Б. А. Кузнецов опубликовал более 60 работ, не считая мелких статей в журналах, газетах и энциклопедиях.

Кроме вышеуказанных трудов, до Великой Отечественной войны было издано как в Москве, так и на периферии большое количество книг о пушном хозяйстве и других авторов; и большинство этих трудов было полезным вкладом в изучение охотничье-пушного дела.

До Великой Октябрьской социалистической революции подготовкой охотоведческих кадров ни одно из высших учебных заведений не занималось. Лишь в учебный план Петербургского лесного института в 1897 г. был введен не обязательный курс охотоведения, с 1906 г. включенный в качестве особого раздела в курс биологии. Начиная с 20-х годов курс биологии промысловой фауны и охотоведения стали преподавать в большинстве лесных высших и средних учебных заведений и на лесных факультетах, а также в ряде сельскохозяйственных вузов. В 1928 г. курс охотоведения был включен в программу Ленинградского восточного института, где он читался на Северном факультете, на котором училось около 200 студентов — представителей народов Крайнего Севера. В 20-х годах вначале в Ленинграде, а с 1923 г. в Москве при Московском лесном институте функционировали годичные курсы охотоведения, которые выпустили большое количество специалистов-охотоведов, работавших затем в Наркомземе, Госторге, Комитете Севера и в других учреждениях. Краткосрочные охотоведческие курсы были созданы в Омске, Ташкенте, Усть-Сысольске и других городах СССР; в Иркутске работали курсы охотоведения с двухгодичной программой.

В 1929 г. был основан Московский пушно-меховой институт, находившийся в г. Балашихе Московской области. Этот институт, ликвидированный в 1955 г., за 26 лет своего существования выпустил несколько тысяч биологов-охотоведов, каракулеводов и звероводов, ветеринарных врачей и товароведов животного сырья.

Немало специалистов пушного хозяйства подготовил в 30-х годах Иркутский сельскохозяйственный институт и некоторые университеты страны.

Похожие статьи по выживанию:

Добавить комментарий

940
Метки: , , , , ,

Сайт «Выживание в дикой природе», рад видеть Вас. Если Вы зашли к нам, значит хотите получить полную информацию о выживании в различных экстремальных условиях, в чрезвычайных ситуациях. Человек, на протяжении всего развития, стремился сохранить и обезопасить себя от различных негативных факторов, окружающих его - холода, жары, голода, опасных животных и насекомых.

Структура сайта «Выживание в дикой природе» проста и логична, выбрав интересующий раздел, Вы получите полную информацию. Вы найдете на нашем сайте рекомендации и практические советы по выживанию, уникальные описания и фотографии животных и растений, пошаговые схемы ловушек для диких животных, тесты и обзоры туристического снаряжения, редкие книги по выживанию и дикой природе. На сайте также есть большой раздел, посвященный видео по выживанию известных профессионалов-выживальщиков по всему миру.

Основная тема сайта «Выживание в дикой природе» - это быть готовым оказаться в дикой природе и умение выживать в экстремальных условиях.

SQL - 21 | 0,577 сек. | 11.59 МБ