Методика сборов, хранения и изучения комаров

Подробные сведения по вопросам сборов, хранения и изучения комаров можно найти у А. С. Мончадского (1952). Внеучетные сборы имаго осуществляются произвольными энтомологическими сачками, эксгаустерами, морилками, а личинок — ванночкой, водным сачком и специальным ковшом с ручкой. Дупла в деревьях исследуются при помощи груши с большим резервуаром и длинной вытянутой трубкой, аналогичной описанному А. С. Мончадским (1952) выкачивателю.

Учетные сборы проводятся по тщательно разработанной методике при строгом соблюдении режима исследований.

Личинки отлавливаются водным сачком (D = 15 см) один раз в неделю в наиболее характерных местах выплода. Учет нападающих имаго проводится эксгаустером в течение 20 мин на себе и при помощи колокола Мончадского и Радзивиловской в модификации К. П. Чагина при 5-минутной экспозиции. Исследования суточной активности осуществляются 1 раз в неделю или в десять дней за 45 мин до восхода солнца, через 1 час после восхода, в 10, 16 час, за 1 час до захода и 45 мин после захода солнца в двух или более характерных стациях: открытой и затененной. Место, время и дата отлова указываются как на прилагаемой к сбору этикетке, так и в журнале сборов и наблюдений.

Влияние абиотических факторов внешней среды учитывается при помощи психрометра Ассмана, анемометра Фюсса и люксомет-ра, который может быть заменен фотоэкспонометром «Ленинград» первого выпуска с таблицей для перевода в люксы. Одномоментное определение температуры воды производится водным термометром, а суточные колебания — максимальным и минимальным термометрами. Высота обследуемых районов и атмосферное давление учитываются по показаниям высотометра или, в крайнем случае, барометpa с нанесенной шкалой высот. Для исследования химического состава среды обитания личинок пробы воды из характернейших мест выплода комаров отбираются в хорошо закупоренные бутылки, этике-тируются и отправляются в химическую лабораторию, где и проводится их анализ. Полученные сведения заносятся в специальный журнал, а отдельные наблюдения и выводы — в полевой дневник.

Отловленные личинки умерщвляются в подогретом 70—96° спирте, для чего используется спиртовка, а в полевых условиях — кусочек ваты, смоченный в спирте. Стигмальное отверстие при этом раскрывается, а сегменты тела расправляются. Затем личинки раскладываются по небольшим пробиркам, которые сохраняются в широкогор-лых полиэтиленовых банках с завинчивающимися крышками. Незначительная перекладка пробирок ватой в сочетании с такой посудой полностью гарантирует сохранность сборов даже при маршрутных исследованиях. В полевых условиях массовые монотиггичные сборы большей частью определяются под бинокулярным микроскопом МБС-1 прямо в воде или в спирте. В тех случаях, когда у исследователя нет должного опыта, можно заключать личинок в жидкость

Фора, не требующую предварительного обезвоживания и просветления объекта, а затем просматривать их под микроскопом.

Умерщвление имаго производится серным эфиромили хлороформом, для чего через засасывающий патрубок эксгаустера осторожно до конца трубки проталкивается палочкой смоченная наркотиком ватка. При замаривании оборов, отловленных сачком,ого донная часть опускается в специальную банку с предварительно заложенной в нее ваткой с эфиром, а затем закрывается крышкой. По истечении 5—10 мин донная часть сачка вынимается из банки, и умерщвленные комары раскладываются по матрасикам. Наиболее сохранившаяся, непотертая часть сборов тут же накалывается на энтомологические булавки или на минуции, что является идеальным условием для хранения и определения комаров. Массовые, малоценные виды раскладываются на ватные слои. Матрасики для имаго лучше делать размером 8X16 см, что дает возможность просматривать, подсчитывать и определять комаров непосредственно под бинокуляром МБС-1, не снимая с матрасика. В том случае, если отсутствуют булавки, минуции или не представляется возможным наколоть насекомых, для сохранения редких и ценных сборов лучше использовать пробирки, отделяя каждую партию из 3—4 экземпляров ватным тампоном.

Очень хорошую сохранность отловленных комаров обеспечивает сконструированная нами морилка. Сделана она из капронового тюбика из-под крема, у которого по диаметру капроновой винной пробки вырезается донная часть. В проделанное отверстие вставляется капроновая пробка с круглым вырезом, диаметр которого рассчитан на влет комара. В верхнюю часть тюбика вставляется ватный тампон, который прижимается слоем корковой пробки с вырезанным внутри отверстием, заклеенным мельничным газом.

Перед началом исследования ватный тампон пропитывается эфиром, наливающимся через горловину, которая затем завинчивается крышечкой, и морилка готова к работе. Севший на человека или животное комар или какой-либо другой кровосос накрывается нижней частью морилки. Комар делает попытку взлететь, попадает через отверстие пробки внутрь камеры, производит два-три интенсивных взмаха и падает, оглушенный эфиром. Выпадению комаров из морилки препятствует конусообразное устройство пробки. Кровососы оказываются в промежутке между наружной стенкой морилки и внутренней вдающейся частью. Выделяющаяся влага адсорбируется полоской фильтровальной бумаги, вложенной внутрь.

Одной заправки эфира хватает на 30—40 мин работы. Таким образом, морилка может быть использована как для 20-минутных учетных, так и для неучетных фаунистических сборов. За 20 мин ею отлавливалось до 170 кровососов. При более интенсивном нападении желательно или сократить учетное время, или подразделить 20-минутные сборы на четыре пятиминутных с удалением собранных порций, для чего вынимают пробку, а комаров высыпают в подставленную коробку с ватным слоем.

Предлагаемая модель морилки проста в изготовлении, не бьется, не ломается и быстро заправляется эфиром. Полупрозрачные стенки позволяют контролировать количество отловленных кровососов. Собранные таким способом комары отличались хорошей сохранностью и не требовали последующего умерщвления.

Возможность количественного и качественного учета вредителей, основанного на положительном фототаксисе многих видов насекомых, давно привлекает внимание энтомологов. Для кровососущих двукрылых это имеет особое значение, поскольку среди них имеются как зоофильные, так и антропофильные виды, и отлов на животном и человеке не вскрывает всего многообразия видового состава. К животным трудно применим хорошо зарекомендовавший себя при отлове на людях метод количественного учета, предложенный А. С. Мон-чадским и 3. А. Радзивиловской (1947), хотя подобные исследования широко практиковались К. А. Бреевым (1950, 1951).

В других случаях отечественные исследователи применяли для отлова кровососущих двукрылых насекомых светоловушки, используемые для отлова насекомых — вредителей сельского хозяйства. И только в последнее время В. П. Щербина (1964) описал ловушку, качественно отличавшуюся от всех предыдущих своей портативностью и мощным источником света.

Трудность получения типовой светоловушки побудила нас продумать конструкцию, которую можно было бы изготовить в обычных условиях. При ее создании мы учли недостатки ранее описанных конструкций (одностороннее привлечение на свет, травмирование и спрессовывание насекомых при работе аспиратора).

Предлагаемая система светоловушки представляет собой восьмиугольную конструкцию, выполненную из прозрачного органического стекла. Длина ее 65 см, ширина 40 см и высота 25 см. Три боковые стенки ловушки представляют суживающиеся внутрь четырехугольные конусы, на концах которых имеются небольшие отверстия для влета насекомых (1,5X2,5 см). Длина боковых граней конусов — 27,5 см длинной и 23,5 см короткой. Четвертая сторона ловушки занята движущейся по пазам прозрачной дверцей, которая в случае необходимости заменяется рамкой с марлевым рукавом.

Ребра ловушки укреплены приклеенными внутри планками из такого же материала, а к выходным отверстиям раструбов приклеены пластинки с соответствующими отверстиями, которые служат одновременно крепежным устройством и, выступая за края раструба, препятствуют вылету насекомых. К низу ловушки приклеены ножки из органического стекла длиной 7 см. Размеры дверцы ловушки (20X25 см) позволяют свободно ставить внутрь небольшую клетку с приманочным животным (морская свинка, крольчонок, птица).

В нижнем боковом углу ловушки укрепляется мотоциклетная фара, которая питается от аккумуляторной батареи или от аккумулятора машины. От этого же источника получает энергию небольшой электромотор, приводящий в движение лопасти инспираторного пропеллера. Всасывающее устройство вделано в нижнюю стенку ловушки и прикрыто сверху мельничным газом, натянутым на ободок соответствующего диаметра.

В случае разрядки аккумулятора можно пользоваться обычной переносной лампой, включаемой в сеть. Чтобы насекомые не обгорали, лампа вставляется в специальный стеклянный колпак или в литровую стеклянную банку с прокладкой по краям.

В качестве учетного сбора используется 60-минутный отлов насекомых через 1 час после захода солнца. При этом учитываются факторы внешней среды: ветер, температура и влажность воздуха. В стационарных условиях ловушка обычно устанавливается на крышу дома, сарая и т. п. на высоте 2—3 м. Во время маршрутных исследований ее помещают на кабину автомашины, а в природных биотопах в местах активности кровососущих двукрылых — на перевернутый предохранительный футляр.

По истечении срока насекомые, отловленные в ловушку, или выбираются эксгаустером для опытов живыми, или умерщвляются для хранения. В последнем случаевыходные отверстия затыкаются ватой, а внутрь ловушки ставится чашка Петри с парадихлорбензолом.

Особую ценность сборы описываемой ловушкой представляют в природных биотопах, где имеются виды, отличающиеся стенофагией, а возможно, и афагией и в обычных условиях на человека и домашних животных не нападающие. Отлов на свет в совокупности с обнаружением личинок — чуть ли не единственный способ нахождения таких видов.

Многие виды кровососущих двукрылых с достоверностью опре^ деляются лишь по самцам, которых обычно очень трудно обнаружить в природе, так как они питаются соками растений. В ловушку одинаково хорошо залетают как самки, так и самцы. Общее соотношение отловленных особей противоположного пола составляет примерно 2:1. В первые дни выплода больше отлавливается самцов, а в последующие — самок.

Конструкция ловушки предусматривает получение материала не только в большом количестве, но и высококачественного. С этой целью в ловушку ставится чашка Петри с парадихлорбензолом и включается лишь источник света. Тепло от лампы способствует фумигации паров яда, и залетевшие насекомые погибают в ловушке примерно с той же скоростью, что и в морилке с парадихлорбензолом, не успев обиться.

Для экспериментальных исследований в зависимости от характера работ имаго или выводятся из куколок, или отлавливаются в светоловушку, или собираются эксгаустером. В любом случае насекомые тут же пересаживаются в обтянутый мельничным газом садок, у которого вместо дверцы сделан марлевый рукав.

В садках всегда должны находиться чашки Петри с плавающей на воде фильтровальной бумагой и сосуд с сахарным раствором, из которого выступает пропитанная сиропом гигроскопическая вата.

В них комары живут довольно долго и по мере надобности для отдельных экспериментов отлавливаются эксгаустером.

В таких садках насекомые и кормятся кровью. Для этого в садок на некоторое время вносится специальная фиксирующая дощечка с распластанной на ней животом вверх белой мышью или морской свинкой. Затем напившиеся самки индивидуально отлавливаются и после определения их видового состава (через стекло эксгаустера) помещаются в отдельные садки.

Садки для индивидуального содержания комаров представляют собой каркас из органического стекла 10X10 см с двумя прозрачными боковыми стенками. Остальные части садка обтянуты приклеенным к каркасу мельничным газом, который на одной из стенок переходит в небольшой рукав с завязками. В такие садки также ставятся чашки с плавающей на воде, но не закрывающей ее полностью фильтровальной бумагой и сосуды с сахарным сиропом. Во многих случаях самки в садках подкармливаются кровью повторно, для чего к стенке прикладывается брюшная часть фиксированного животного или внутрь помещается распластанная белая мышь.

Отложенные яйца подсчитываются под бинокуляром и в зависимости от цели опытов делятся на части, одна из которых всегда служит контролем. Для каждого варианта опыта желательно использовать не менее 30 яиц.

Для выявления режима, при котором возможно переживание яиц комаров Aedes во внешней среде, отложенные кладки делятся на партии, содержащиеся все время в воде, на влажной фильтровальной бумаге и сухими (после 20-дневного пребывания во влажной среде) как в лабораторных, так и в естественных условиях. Затем все испытываемые партии яиц сохраняются в естественных условиях до следующей весны. Аналогичные варианты проводятся в лаборатории в зимний период на других партиях яиц, промороженных в холодильнике. Сухие яйцекладки заливаются водой.

Для определения условий развития личинок последние выращиваются в дистиллированной, колодезной, речной, болотной и озерной воде с различными комбинациями природного субстрата, планктона и некоторых лемнид (ряска, лягушечник и др.). Подкормка осуществляется растертым в молоке гематогеном, растертым навозом, живыми и сухими (растертыми) дафниями. Местами развития могут служить аквариумные банки, кристаллизаторы, чашки Коха и полиэтиленовые баночки из-под плавленого сыра. Последние особенно удобны во время маршрутных и внелабораторных работ. Вставляясь одна в другую, они занимают мало места, очень легки и не бьются.

При организации радиусных исследований местности часто бывает необходимо доставить в лабораторию личинок и куколок с тем, чтобы получить идентифицированный выплод имаго. Применив для этой цели обычные термосы и сосуды Дьюара с пробками, можно транспортировать личинок и куколок на большие расстояния по неровной, тряской дороге и доставлять их в лабораторию живыми. В последующем из них происходит нормальный выплод имаго. Таким путем нам удавалось доставить материал с высоты 2600—2800 м н. у. м., в то время, когда температура в водоемах не превышала 18— 20=, непосредственно в Алма-Ату, где вода в кристаллизаторах с личинками холодолюбивых видов нагревалась до 30—32° и тем не менее происходил выплод.

Исследования мест откладки яиц самками комаров на различные участки временного усыхающего водоема и определение обилия яйцекладок в различных местах выплода проводятся путем взятия проб почвы размером 20X20 см (толщина пробы 2—3 см) с различных уровней сухого водоема. Пробы почв помещаются в кюветы и заливаются водой. Выплаживающиеся личинки отсаживаются в небольшие чашки и доращиваются в лабораторных условиях с целью диагностики.

Определение круга прокормителей комаров проводится посредством ловушек с находящимся внутри животным и липучек по методике П. А. Петрищевой (1961). Липучки размером 20X30 см, смазанные касторовым маслом, расставляются около нор животных, гнезд птиц, в заброшенных помещениях, провалах могил, в кроне деревьев, колодцах, пещерах и т. п. Основная масса материала в том случае, когда насекомые полностью обволакиваются маслом, конечно пропадает. Определить удается только хорошо различимые виды и те экземпляры, у которых прилипли лишь ноги и которых удается всосать в эксгаустер, заморить и впоследствии просмотреть в лаборатории.

Для определения хемотаксисов кровососущих двукрылых было испытано два типа ольфактометра, один из которых, так же как и описанная хемоловушка, оригинальный. Он нашел свое отражение в публикации (Дубицкий, 1965а).

Изучение жуков-плавунцов (Dytiscidae), их личинок, жуков-водолюбов (Hydrophilidae), жуков-вертячек (Cyrinus), гладышей (Noto-necta), плавтов (Naucoris), ручейников (Trichoptera), личинок стрекоз (Odonata), личинок некровососущих комаров (Chaoborinae) и других водных обитателей как хищников проводится при изолированном содержании в банках и аквариумах их отдельных представителей с определенным числом личинок, подсчитываемых через каждые 12 час. Аналогично этому исследуются личинкоядные рыбы. Прикрепившиеся к имаго суперэктопаразиты подсчитываются под би-нокуляром, а патогенные микроорганизмы изучаются при помощи микроскопа.

Испытания продолжительности отпугивающего действия репеллентов проводятся на группах людей, состоящих из 3—6 человек. Один из них в процессе исследования всегда служит контролем и производит учетные сборы с определением условий внешней среды. Испытуемые препараты в количестве 2—3 мл наносятся ватным тампоном на кожный покров рук, шеи и лица и растираются тонким слоем. Человек выполняет при этом ту или иную физическую нагрузку в тени и на солнце. В любом случае проводится не менее двух повторных испытаний. Критерием окончания защитного действия репеллента считается первый укол кровососа, подтвержденный в течение 5 мин вторым и третьим нападением.

Растворы инсектицидов для определения чувствительности личинок и выбора токсичных доз готовятся согласно рекомендациям ВОЗ (серия технических докладов, № 265, 1964) в 50 мл этилового спирта с таким расчетом, чтобы при добавлении 1 мл этого раствора к 349 частям воды получались бы концентрации 0,0008, 0,004, 0,02, 0,1, 0,5 и 2,5 части на миллион. Для контроля берется 50 мл чистого спирта. При манипуляциях с личинками и растворами применяются пипетки с резиновыми баллончиками на 3 мл и серия хорошо отмытых градуированных пипеток.

Для одного полного опыта в природе отлавливается 500—700 личинок с таким расчетом, чтобы среди них можно было отобрать около 300 особей, принадлежащих к одному и тому же виду. Отловленные личинки (в III или в начале IV стадии) перед опытом содержатся в воде из того же водоема, из которого были отловлены. Личинок с клиническими признаками заболеваний в опыт не берут. Эксперименты начинают с того, что в 12 маленьких мензурок наливают по 25 мл воды и помещают в каждую по 20—25 личинок.

В каждый из 12 стеклянных сосудов диаметром примерно 7,5— 10 см (стеклянные банки из-под консервов) наливают 225 мл воды с тем, чтобы слой воды в них составлял 5—7 см. Во всех случаях необходимо использовать дистиллированную или дождевую воду. Температура ее в процессе опытов должна составлять 21—25°. В каждую банку при помощи пипетки вводят 1 мл соответствующего раствора испытуемого инсектицида и сильно размешивают. Раствор самой низкой концентрации готовится в первую очередь. С каждой концентрацией ставится по 2—4 опыта. В контрольные сосуды к воде добавляют по 1 мл этилового спирта.

Через 15—20 мин в сосуды переливают воду с личинками из мензурок. Подсчет смертности производят через 24 час. Мертвыми считают личинок, которые не двигаются при прикосновении иглой к сифону или к затылочной области. Погибающие (подающие признаки жизни) личинки учитываются совместно с мертвыми.

ТАБЛИЦА ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ТРИБ И РОДОВ ПОДСЕМЕЙСТВА CULICINAE ПО ВЗРОСЛЫМ КОМАРАМ

Щупики самок длинные, равны по длинехоботку.У самцов они тоже почти равны длине хоботка, последние членики значительно утолщенные. Щиток цельнокрайний

Триба Anophelini (род Anopheles Meig.). Щупики самок короткие, во много раз короче хоботка. У самцов они различной длины: или длиннее хоботка, или равны ему; в редких случаях они короткие, как у самок (род Ura-notaenia, подрод Aedes Meig.) Щиток трехлопастной

Триба Culicini.

Анальная жилка упирается в задний край крыла на уровне ответвления общего ствола радиальных жилок (R2 + R3 и R4+R5). Микротрихии на пластинке крыла заметны лишь при сильном увеличении . . . Род Uranotaenia L.-Arrib. В Казахстане, как и вообще в СССР, встречается один представитель этого рода — U. unguiculata Edw. Анальная жилка упирается в задний край крыла на более или менее значительном расстоянии от места ветвления общего ствола радиальных жилок (R2 + R3 и R4+R5), ближе к вершине крыла. Микротрихии на пластинке крыла хорошо заметны.

Пульвиллы под коготками на лапках отсутствуют или имеются в рудиментарном состоянии.

Дыхальцевые щетинки имеются.

Род Culiseta Felt.

Дыхальцевые щетинки отсутствуют.

Задыхальцевые щетинки отсутствуют, коготки самок без зубчиков.

Род Mansonia Blanch.

В Казахстане встречается лишь один представитель этого рода — М. (С.) richiardii Fic.

Задыхальцевые щетинки имеются, коготки самок, как пра-вило, с зубчиками.

Род Aedes Meig.

Пульвиллы под коготками на лапках хорошо развиты .

ТАБЛИЦА ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ТРИБ И РОДОВ ПОДСЕМЕЙСТВА CUL1CINAE ПО ЛИЧИНКАМ ГУ СТАДИИ

Стигмы, окруженные стигмальной пластинкой, помещаются непосредственно на спинной стороне у заднего края восьмогочленика брюшка (триба Anophelini.

Род Anopheles Meig.

Стигмы, окруженные стигмальной пластинкой, помещаются на конце дыхательной трубки сифона, отходящей от спинной стороны у заднего края восьмого членика брюшка (триба Culicini).

Сифон и клапаны стигмальной пластинки видоизменены вбуравящий аппарат.

Род Mansonia Blanch.

Сифон и клапаны стигмальной пластинки развиты нормально.

Сифон с одной парой пучков на задней поверхности

Пучки помещаются у основания сифона.

Род Culiseta Felt.

Пучки около середины сифона или ближе к его вершине. По бокам восьмого членика брюшка имеется по склеротизо-ванной пластинке, от заднего края которой отходят чешуйки щетки. Зубцы гребня расщеплены на концах.

Род Uranotaenia L.-Arrib.

По бокам восьмого членика брюшка только щетка из чешуек, расположенных в один ряд или пятном различной формы. Зубцы гребня обычно шиповидно заострены на концах

Род Aedes Meig.

Сифон с несколькими парами пучков на задней и боковыхповерхностях.

Род Culex L.

ТАБЛИЦА ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВИДОВ РОДА ANOPHELES MEIG. ПО ВЗРОСЛЫМ НАСЕКОМЫМ

Костальная жилка по переднему краю крыла имеет не более двух светлых пятен; сюда же относятся виды, имеющие только темные пятна на крыльях, и виды, совсем не имеющие пятен (подрод Anopheles Meig.).

Крылья с более или менее одноцветными чешуйками без пятен; основание передней вилки крыла (R2 + R3) расположено явственно ближе к основанию крыла, чем основание средней вилки (медиальная передняя+медиальная задняя жилка).

Пучок белых чешуек и волосков на лбу отсутствует (имеется слабо развитый пучок желтоватых волосков). Среднеспинка одноцветная (без продольной полосы), с довольно длинными темно-бурыми волосками

An. (An.) algeriensis Theob.

Встречается лишь в южных районах Казахстана.Белый пучок чешуек и волосков на лбу имеется. Преобладающая окраска черно-серая со свинцовым отливом; на среднеспинке продольная серая полоса; пучок чешуек напереднем краю среднеспинки сильно развит и чисто белого цвета; последний членик щупиков около 3/4 длины предыдущего

An. (An.) plumbeus Steph.

Возможен в южных и юго-восточных районах Казахстана. Преобладающая окраска желто-бурая, бурая или сероватая; пучок чешуек на переднем крае среднеспинки слабее развит и имеет желтоватый оттенок; продольная полоса на среднеспинке седовато-серая; последний членик щупиков не более половины длины предыдущего

An. (An.) claviger Meig.

Возможен на всей территории Казахстана. Крылья с темными или светлыми пятнами; основания передней и средней вилок на крыльях расположены на одинаковом расстоянии от основания крыла. Крылья с темными пятнами.

Общая окраска темно-бурая; среднеспинка с широкой серой продольной полосой, занимающей почти всю ее верхнюю поверхность. Темные пятна на крыльях выражены явственно

An. (An.) maculipennis messeae Fall.

Заселяет всю территорию Казахстана севернее 46—48° с. ш. По горным районам проникает далеко на юг. Общая окраска светло-желтовато-бурая; среднеспинка на всем своем протяжении одноцветно светло-бурая или желтая, иногда можно различить полосу в отделе среднеспинки, прилегающем к щитку. Темные пятна на крыльях выражены слабо.

An. (An.) maculipennis sacharovi Favre. Заселяет южную часть Казахстана, южнее 46—47° с. ш. Крылья на переднем крае по костальной жилке с двумя белыми пятнами.

An. (An.) hyrcanus Pall. Распространен повсеместно, кроме Северного Казахстана (до 50° с. ш.).

Костальная жилка по переднему краю крыла с четырьмя и более светлыми пятнами (подрод Myzomyia Blanch.).

Брюшко и грудь сверху густо покрыты белыми чешуйками, образующими с боков по заднему краю тергитов торчащие в сторону пучки. Последние членики задних лапок и колечки на передних и средних лапках белые.

An. (М.) pulcherrimus Theob.

Встречается лишь в южных районах Казахстана.

Брюшко с боков без пучков чешуек; последние членики задних лапок темные, передние и средние лапки одноцветные, иногда едва кольчатые.

An. (М.) superpictus Grassi.

Встречается лишь в южных районах Казахстана.

ТАБЛИЦА ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВИДОВ РОДА ANOPHELES MEIG. ПО ГИПОПИГИЯМ САМЦОВ

Коксит при основании с внутренней стороны по большей части с двумя (редко с одной или тремя) крепкими щетинками, из которых по меньшей мере одна расположена на сосочко-видном бугорке (подрод Anopheles Meig.).

Коксит при основании с одной щетинкой.

An. (An.) algeriensis Theob.

Горные и предгорные районы юга и юго-востока Казахстана.

Коксит при основании с двумя-тремя щетинками.

Коксит при основании с тремя крепкими щетинками, из которых две разветвлены.

An. (An.) claviger Meig. Южный и Юго-Восточный Казахстан, возможен на остальной территории.

Коксит при основании с двумя простыми, не разветвленными щетинками.

Шипы класпет сближены, но не слиты.

Фаллозома короткая и широкая, без листовидных придатков.

An. (An.) plumbeus Steph.

Возможен в южных и юго-восточных районах Казахстана.Фаллозома длинная и узкая, на конце с листовидными придатками.

An. (An.) maculipennis Meig.

Распространен повсеместно. В южной половине Казахстана преобладает подвид An. т. sacharovi, а в северной — An. т. messeae.

По крайней мере некоторые шипы класпет слиты, образуяподобие хитиновой пластинки. Выросты заднего края девятого тергита длинные и узкие

An. (An.) hyrcanus Pall.

Распространен повсеместно, кроме северных районов Казахстана.

Коксит с внутренней стороны при основании с 4—6 крепкими щетинками, сидящими непосредственно на теле членика, а не на сосочковидных выростах его (подрод Myzomyia Blanch.)

An. (М.) pulcherrimus Theob.

An. (M.) superpictus Grassi.

Встречается в южных районах Казахстана.

ТАБЛИЦА ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОДВИДОВ ANOPHELES MACULIPENNIS MEIG. ПО ЯЙЦАМ

Поплавки отсутствуют или рудиментарны (немногим шире, чем оторочка, длиной не более 1/6 длины яйца). Верхняя поверхность яйца беловато-серая, без темного рисунка.

An. maculipennis sacharovi Favre.

Распространен в южной части Казахстана. Воздушные камеры яйца обычно шире, чем оторочка, длина их не менее ‘/з длины яйца. В состав рисунка верхней поверхности яиц непременно входят поперечные полосы. За исключением черных поперечных полос и черных концов яиц, рисунок на верхней поверхности отсутствует; фон светло-серебристый, рисунок контрастный. Если в виде исключения встречаются темные пятна между поперечными полосами, то лишь бледные. Поплавки большие, занимают около 0,4 длины яйца.

An. maculipennis maculipennis Meig.

Возможен в западных и северо-западных районах Казахстана.

Наряду с поперечными полосами, которые иногда могут быть разбиты на пятна, вся остальная поверхность яйца заполнена рисунком из темных и светлых пятен или поперечных полос.

Длина поплавков больше 0,4 длины яйца

An. maculipennis messeae Fall.

Распространен в северных и горных районах Казахстана.

ТАБЛИЦА ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЛИЧИНОК IV СТАДИИ ВИДОВ РОДА ANOPHELES MEIG.

Основания внутренних волосков наличника сильно сближены, расстояние между ними не больше, а обычно меньше, чем между наружным и соответствующим ему внутренним волоском.

Лобные волоски короткие и простые. Боковые волоски начетырех-шести члениках брюшка длинные, явственно перистые.

An. (An.) plumbeus Steph.

Возможен в южных и юго-восточных районах Казахстана. Лобные волоски длинные и перистые. Боковые волоски на 4— 6 члениках брюшка неперистые, но распадаются недалеко от основания на несколько ветвей.

Наружные волоски наличника простые или слабо разветвлены на концах или около середины.

Волоски наличника начиная от середины или второй трети несут тонкую вторичную перистость. Лепестки звездчатых волосков брюшка длинные и узкие. Гребень на боках основания стигмальной пластинки в среднем из 20—25 зубцов

An. (An.) algeriensis Theob.

Встречается лишь в южных районах Казахстана. Волоски наличника гладкие, без тонкой вторичной перисто-сти. Задние волоски наличника из двух-пяти ветвей. Лепестки звездчатых волосков брюшка без вытянутой концевой нити, с гладкими или слабо зазубренными краями. Стигмы не соединены с центральной пластинкой; без отростков. Гребень на боках основания стигмальной пластинки из 12—16 зубцов.

An. (An.) claviger Meig.

Возможен на всей территории Казахстана. Предпочитает горные и предгорные биотопы, на равнинных участках — родники.

Наружные волоски наличника древовидно разветвлены. Волосок на теле усика длинный, около половины длины последнего, отходит от середины или лишь немного смещен к основанию усика

An. (An.) hyrcanus Pall.

Распространен повсеместно, кроме Северного Казахстана (до 50° с. ш.).

Волосок на теле усика очень короткий, не превышает ширины последнего и отходит недалеко от его основания. Наружные волоски наличника доходят до краев расправленных боковых лопастей верхней губы или заходят за них. Стигмальная пластинка меньших размеров (длина 0,8— 0,5 мм, ширина между концами боковых лопастей 0,39— 0,52 мм), слабо пигментирована; срединная часть заднего отдела центральной пластинки светлая, ячейки и складки ее переднего отдела слабо развиты.

An. (An.) maculipennis sacharovi Favre.

Заселяет южную часть Казахстана, южнее 46—17° с. ш.

Наружные волоски наличника не доходят до краев расправленных боковых лопастей верхней губы. Стигмальная пластинка больших размеров (длина 0,5—0,57 мм, ширина между концами боковых лопастей 0,56—0,59 мм), темно пигментирована; срединная часть заднего отдела центральной пластинки, ячейки и складки ее переднего отдела темные, хорошо развиты.

An. (An.) maculipennis messeae Fall.

Заселяет всю территорию Казахстана, севернее 46—48° с. ш. Основания внутренних волосков наличника сильно удалены друг от друга (расстояние между ними больше, чем между наружным волоском и соответствующим ему внутренним). Наружные волоски наличника тонковетвистые, с числом ветвей от 6 до 12—15. Задние волоски наличника 2—4-ветвис-тые, в виде редкого исключения простые. Центральная пластинка в передней части среднего отдела заметно суживается; срединная часть центральной пластинки слабо пигментирована в виде резко ограниченного светлого медальона. Передний отдел центральной пластинки имеет форму наконечника стрелы: боковые его отростки вытянуты; отростки у стигмы отсутствуют.

An. (М.) pulcherrimus Theob.

Встречается лишь в южных районах Казахстана.

Наружные и задние волоски наличника простые; центральная пластинка широкая, не суживающаяся в передней части среднего отдела; резко очерченный светлый медальон в срединной части центральной пластинки отсутствует: передний отдел центральной пластинки не имеет боковых отростков; отростки стигм имеются у большинства особей

An. (М.) superpictus Grassi.

Встречается лишь в южных районах Казахстана.

Подрод AnophelesMeig.

An. (An.) algeriensis Theob. (карта I)

Совместно с An. claviger и An. plumbeus является одним из типичных олиготермофилов. От двух этих видов отличается сухолюбивостью. Распространен в основном в Средиземноморской подобласти Палеарктики.

Чрезвычайно редкий вид. В последние годы не обнаружен в Казахстане никем из исследователей. Ранее указывался для Казахстана в работах Э. Р. Геллера (1939), П. А. Вельтищева (1943), А. А.Шта-кельберга (1937) со ссылкой на сборы А. И. Лисовой.

Различные авторы (Лисова, 1932; Петрищева, 1936; Штакель-берг, 1937; Беклемишев, Желоховцев, 1945; Мончадский, 1951) местами выплода считают небольшие, сильно затененные водоемы и родниковые заболоченности, нередко с большой примесью солей. В Казахстане местами его развития должны быть последние, поскольку в опытах Ениколопова (по Беклемишеву и Желоховцеву, 1945) температура в 20° приводила к гибели основной массы личинок. Кроме того, эти водоемы не замерзают и в них возможна зимовка личинок. С этой точки зрения не объяснима находка П. А. Вельтищевым (1943) личинок An. algeriensis в мочажине у корней тростника в окрестностях поселка Джулек (Кзыл-Ординская область).

В Ташкентской области (Лисова, 1932) предимагинальные фазы этого вида отлавливались с июля по октябрь в арыке с холодной соленой водой родникового происхождения. Личинки держались в заросшей прибрежной части водоема совместно с An. claviger и An. hyr-canus. В конце сентября отмечались лишь личинки первых стадий. В иного типа водоемах — сильно заросшем озере, подпитываемом родниковыми водами, личинки встречались совместно с An. claviger. An. superpictus. An. т. sacharovi и Cx. territans.

В бассейне Сыр-Дарьи этот вид отловлен П. А. Вельтищевым (1943) в двадцатых числах июля. Причем, одновременно встречались личинки и имаго. Подобные сведения с более ранними фенологическими сроками приводит и П. А. Петрищева (1936) для Туркмении. Личинки и взрослые насекомые отлавливались там лишь в мае, июне и июле. В остальное время, несмотря на круглогодичные наблюдения, этот вид не был обнаружен.

По данным А. И. Лисовой (1932), в Узбекистане редко залетал в помещения и почти не нападал на человека. В опытах заражался лишь возбудителем трехдневной малярии, и то в незначительном количестве (4,5%). Эпидемиологическое значение невелико.

П. А. Вельтищев (1943) указывает на чрезвычайно высокую агрессивность самок к человеку. На рогатом скоте и верблюдах, пасущихся в этих местах, отмечен не был.

An. (An.) claviger Meig.

Широко распространенный олиготермофил. Обычен в Южном Казахстане; севернее Семипалатинска не обнаружен. Возможен в Центральном и Северном Казахстане, поскольку в Западной Сибири этот вид доходит до 60° с. ш. (Беклемишев, Желоховцев, 1945).

Вид малочисленный, никогда и никем не отмечавшийся в Казахстане в массе, хотя личинки встречаются в большом количестве.

Развитие приурочено к холодным, чистым водоемам. В Южном и Юго-Восточном Казахстане таким условиям удовлетворяют всевозможные разливы горных ручьев, родников и небольших рек. Вода в них отличается слабой минерализацией (до 225 мг/л), слабощелочной реакцией (рН 7,6) и малой окисляемостью (2,6 мг/л). По данным Е. М. Глаголевой (1944), может встречаться в воде с примесью солей до 8960 мг/л и слабокислой реакцией (рН 5,8—7,6). Да» же в жаркие летние Дни температура воды в этих водоемах не поднимается выше 10—12°. Личинки предпочитают неглубокие (10— 15 см) выходы грунтовых вод в сильно затененных участках. В горах Заилийского Алатау обилен на высотах 1200—1300 м н. у. м., редок в лесолуговом поясе (1600—1900 м. н. у. м.) и отсутствует на более высоких участках. Ниже 800—900 м н. у. м. не отмечен. В Татрах эти комары встречались лишь на высотах 700—800 м н. у. м. и были активны в сентябре и октябре (Trpis, 1960).

На сравнительно небольших высотах в Казахстане встречается в ранневесенние и осенние месяцы. Жаркие летние месяцы, вероятно, неблагоприятны для его существования и поэтому обнаружить личинок в это время в низинных районах практически невозможно. Как и в Туркмении (Петрищева, 1936), в летнее время сохраняются лишь немногочисленные имаго, укрывшиеся в густом растительном покрове. На высотах 1200—1700 .и н. у. м., отличающихся известной прохладой, развитие An. claviger, наоборот, осуществляется лишь в летнее время и беспрерывно. В выборе мест для откладки яиц руководствуется термостимулами (Bates, 1949), выбирая водоемы с температурой ниже 20°.

Е. А. Плетневым (1943) активность имаго отмечена в Алма-Атинской области с конца марта, а нами — лишь с начала мая. Осенний подъем численности наблюдался со второй половины августа.

Необходимыми условиями для существования этого вида являются относительно «мягкая» зима и наличие подходящих биотопов. Переживание неблагоприятных зимних условий происходит в фазе личинки.

Наблюдение показало, что активность личинок, зимующих в незамерзающих родниковых разливах, сохранялась в течение всего зимнего сезона. Развитие шло медленно даже у личинок, принесенных в лабораторные условия. При 18—21° оно длилось с начала февраля до конца марта — середины апреля. Такое замедленное развитие Н. И. Ходукин и А. И. Лисова (1953) объясняют личиночной диапау-зой, регулируемой длиной дня.

Л. В. Денисовой (1946) установлена возможность автогенного развития яичников у этого вида в Алма-Атинской области.

Наблюдения по кругу его прокормителей скудны и разрозненны. Надо полагать, что питание вида происходит на всех теплокровных, а возможно, и пойкилотермных животных, оказавшихся в месте его обитания. В горных условиях на человека нападает редко. Домашних животных в местах его обитания мало. Остается предположить, что он питается на различных видах птиц, которые обильны в этих местах (кеклики, горлинки и т. п.).

В лабораторных условиях хорошо заражается всеми тремя видами Plasmodium (Беклемишев, 1949), но эпидемиологическое значение его невелико.

An. (An.) hyrcanus Pall

Основная часть ареала этого вида находится в Ориентальной области. В СССР в него попадают южные и восточные районы страны. Распространение этих комаров в таких местах довольно хорошо совпадает с изотермой июля +20° (Беклемишев, Желоховцев, 1945).

Эврипластичный мезотермофил. Его экологический диапазон ближе всего подходит к An. т. messeae, от которого An. hyrcanus отличается более низкой эврибионтностью. Соответственно этому его северная граница проходит намного южнее, чем у An. т. messeae.

Выяснение северной границы ареала An. hyrcanus являлось, по мнению Э. К. Мартини (1926), одной из первоочередных задач. В свое время Э. Р. Геллер (1939) определил северную границу этого вида в Казахстане по 48 параллели. Анализ последующих сведений позволяет отодвинуть ее на два градуса севернее.

Распространение этого вида в Казахстане в пределах рассмотренного ареала отличается частотой и плотностью встречаемости. Исключение представляют высокогорные районы, куда он не проникает. Наивысшей точкой его обнаружения следует, вероятно, считать окрестности г. Алма-Аты (800 м н. у. м.).

Местами выплода служат обычно постоянные и пол у постоя иные водоемы с различной степенью солености. Предпочтение отдается небольшим полупостоянным скоплениям воды, густо заросшим надводной растительностью (Phragmites, Typha, Carex) или находящимся в затененных местах. В условиях Таджикистана личинки встречаются в воде с минерализацией 140—730 мг/л и рН 7—7,6 (Глаголева, 1944).

На юге Казахстана часто встречается совместно с An. pule herгi-mus и An. т. sacharovi, а в более северных районах предпочитает открытые, хорошо прогреваемые водоемы, нередко сопутствуя An. т. messeae. Рисовые плантации и связанные с ними фильтрационные и сбросовые разливы — одни из излюбленных мест выплода этого вида. О возможности развития личинок в поймах горных рек сообщает Е. И. Балкашина (1939). В Восточном Казахстане местами выплода служат прибрежные разливы озера Зайсан и богатые надводной и подводной растительностью полупостоянные водоемы поймы Иртыша.

Первое поколение в большинстве районов Казахстана развивается в открытых, хорошо прогреваемых водоемах, а последующие — в сильно затененных, с высокой тростниковой растительностью. Далеко от мест дневок не улетает, что говорит о высокой гидрофильное™ этого вида. Массовое размножение его связано с хорошо обводненными влажными участками, что необходимо для существования имаго, в то время как раззитие личинок приурочено к достаточно прогреваемым водоемам. Этими двумя факторами и диктуется заселяемость An. hyrcanus тех или иных биотопов. Хорошо инсолируемые участки основной площади Казахстана в значительной мере удовлетворяют данным требованиям. Отсюда и отмеченное обилие его в этих районах.

На юге Казахстана первые личинки появляются с начала мая. Численность их очень мала, что не всегда устанавливается. В массе личинки встречаются с начала июля и бывают обильны до конца августа. Затем количество их постепенно уменьшается и единичные экземпляры существуют до первой декады октября.

Сезонный ход численности взрослых комаров на юге Казахстана соответствует фенологии личинок.Перезимовавшиеособиэтого вида начинают отлавливаться с середины апреля. Численность их бывает незначительной до середины июля, после чего отмечается значительный подъем, сохраняющийся до второй декады сентября. Аналогичную картину, с несколько сдвинутыми к середине сезона крайними сроками, показывает этот вид и в бассейне р. Или. В Гурьевской области (Жук, 1967) численность имаго постепенно возрастает, показывая три пика: во второй декаде июня, в первой декаде июля и в конце августа. Эти подъемы, вероятно, соответствуют времени прохождения циклов и выплоду нового поколения. В зависимости от климатических условий и широты местности вид может проделывать от 2 до 4 генераций.

Местами дневок служат густые заросли, расположенные недалеко от мест выплода. Отличаясь от An. maculipennis меньшей светочувствительностью, этот вид активно нападает на людей и животных, лопавших в места дневок. В помещения, как правило, на дневки не залетает. Миграция из естественных биотопов в населенные пункты — редкое явление, о чем свидетельствует малочисленность экземпляров, отловленных как непосредственно в помещениях, так и в выставляемую на ночь светоловушку. Местами дневок комаров в условиях Гурьевской области служат заросли прибрежной растительности по побережью Каспийского моря, где они почти круглосуточно нападают на людей и животных.

Зимует в фазе имаго. Убежищами во время зимовок служат те же заросли (тростниковые и древесно-кустарниковые), в которых осуществляются дневки. Об обнаружении зимующих самок в заброшенных камышитовых постройках сообщает В. Н. Беклемишев (1944), а в складированном саксауле — Е. А. Плетнев (1943). Нами перезимовавшие самки этого вида отлавливались только в природных биотопах. Чаще всего ими являлись прикорневые сплетения густых тугайных зарослей и метелки тростника. В двух случаях отмечен вылет из сложенных на хорошо прогреваемых участках связок тростника. Как показали исследования Е. Б. Виноградовой (1960), возникновение и окончание зимней диапаузы самок регулируется световой продолжительностью дня.

В северных частях ареала (территория Восточного и Юго-Восточного Казахстана) неблагоприятные зимние условия, вероятно, приводят к гибели основной массы зимующих в открытой природе особей. Сохраняются лишь единичные экземпляры, зимующие в достаточно укрытых убежищах (заброшенные помещения, прикорневые заросли, норы животных). Вследствие этого весенняя популяция крайне малочисленна.

Суточный ход активности характеризуется одновершинной кривой с пиком в вечернее время. Количество нападающих начинает увеличиваться после захода солнца и бывает особенно многочисленным в период наступления сумерек и через час-полтора после этого. Так, в период массового лёта (начало сентября) в окрестностях Яны-Кургана через 15 мин после захода солнца в течение 20 мин на обнаженной руке было отловлено 149 комаров. В местах дневок нападает круглосуточно, вылетая к добыче даже на освещенные участки.

В Казахстане отмечается его повышенная агрессивность по отношению к человеку. Наряду с этим охотно нападает и на различных животных, находящихся в зоне его активности. Единичные экземпляры отловлены на липучки около гнезд вороны, сорокопута, болотного луня и гнезд-нор береговой ласточки.

Возможный переносчик трехдневной малярии. Плазмодиями тропической малярии не заражается. В природных условиях переносит возбудителя туляремии (Олсуфьев, Руднев, 1960), который может в них сохраняться 26 дней. В Зайсанской котловине от этого вида выделен нейротропный вирус группы «А» (Жуматов и др., 1966).

An. (An.) maculipennis Meig.

В Казахстане достоверно известно существование двух подвидов этого генетически и экологически расчлененного вида.

An. (An.) maculipennis messeae Fall.

В отличие от An. т. sacharovi заселяет более северную часть Казахстана. Если условно отнести сведения о нахождении An. maculipennis к подвиду messeae, то этот подвид в северных районах Кзыл-Ординской области может встречаться в незначительных количествах совместно с An. т. sacharovi (Павловский, Петрищева, 1937; Плетнев, 1943; Вельтищев, 1943). Ориентировочной границей распространения его на юге Казахстана служит хребет Каратау, на юго-востоке — Киргизский хребет, на юго-западе — Северное Приаралье. В горы заходит до 1200—2000 м н. у. м., что соответствует в тех местах поясу горных степей.

По сравнению с An. т. sacharovi — более холодолюбивый и менее солевыносливый подвид. Местами выплода служат хорошо прогреваемые, большие по площади мелководья. В южной части ареала таким требованиям отвечают припойменные разливы различных рек, родников и оросительных каналов. Значительный выплод происходит на заболоченных участках, образующихся за счет фильтрации и ввиду отсутствия коллекторной сети. В северных районах республики местами выплода в основном служат заводи, старицы и припойменные разливы различных рек, придорожные канавы, а также мелководные участки многочисленных озер и заболоченностей.

Развитие личинок происходит в водоемах с умеренной минерализацией (743—993 мг/л на юге, 317 мг/л на севере), повышенной щелочностью (рН 7,4—7,85) и окисляемостью (7,8—10 мг/л). В процессе усыхания водоемов солевая концентрация и окисляемость могут увеличиваться. В весеннее время развиваются в незаросших водоемах. В дальнейшем предпочитают слабо заросшие стации.

В бассейне р. Или вылет с замовок и нападение на человека отмечаются с начала апреля при 19—20°. В более ранний период (середина марта) почти при такой же дневной температуре воздуха (17— 18°) вылета и нападения не отмечается. Объясняется это более значительными перепадами суточной температуры в марте, при которых ночью ртутный столбик опускается ниже нуля. При затяжной, холодной весне вылет задерживается до середины апреля.

В северных районах республики вылетает с зимовок в конце апреля— первой половине мая (Геллер, 1939; Павлова, Павлов, 1963). Частые похолодания и резкие суточные смены температур в мае задерживают прохождение первого гонотрофического цикла в условиях Кустанайской области (Прыгунова, 1966). Подобное, с поправкой на более раннее время, можно отметить и для более южных районов. Продолжительность гонотрофического цикла варьирует и в постоянных условиях, что, вероятно, зависит от объема выпитой крови и стадии развития яичников. Так, в лабораторных условиях при 23—29° период переваривания крови и созревания яиц длился от 3 до 5 дней.

В бассейне р. Или первые личинки этого подвида появляются в начале, а в северных областях — в конце мая; в Восточном Казахстане в начале третьей декады мая уже отлавливались личинки III стадии.

Сезонный ход численности этого подвида в южных и северных районах не очень различается. В обоих случаях до июля численность комаров низкая: в южных частях ареала — в результате недостатка мест выплода, а в северных — за счет более медленного развития насекомых. В июле горные реки, являющиеся основными поставщиками водных ресурсов для южных мест обитания этого подвида, бывают особенно полноводными. Разливаясь, они создают благоприятные места выплода. Температура воды в местах обитания личинок доходит днем до 30—32°. При таком режиме период развития в лабораторных условиях заканчивается в 15—18 дней. С середины июля до конца августа отмечается максимальная численность имаго. Уменьшение количества нападающих отмечается на севере Казахстана со второй половины августа, а в более южных районах — с конца августа. На севере Казахстана первые ожиревшие самки обнаруживаются на дневках в третьей декаде августа, а в сентябре уже встречаются особи, ушедшие на зимовку (Прыгунова, 1966). В южных частях ареала кровососы летят в зимние укрытия во второй половине октября.

В зависимости от наличия подходящих биотопов и температурной характеристики местности An. т. messeae в Казахстане проделывает от 2 до 5—6 генераций. Количество их увеличивается с севера на юг. По данным Э. Р. Геллера (1939), в лесостепной зоне этот подвид проделывает 3—4 генерации, в степной и полупустынной — 4—5, а в пустынной — 5—6.

Суточный ход численности этого подвида в среднем течении р. Или отличается от обычного двухвершинного. В летнее и жаркое время утренняя и предвечерняя активность его стушевана. Нападение отмечается лишь с наступлением сумерек и продолжается 1 — 1,5 час. Связано это, вероятно, с тем, что комары очень легко теряют воду (Виноградская, 1953), и поэтому активность их переносится на более прохладное время.

Отличается повышенной агрессивностью к животным. Заметно, что даже в тугайных зарослях в период наибольшей численности на человека нападают лишь единичные экземпляры, тогда как окружающая растительность содержит много напившихся самок. Оказалось, что в этих местах, как правило, все лето пасутся лошади, крупный и мелкий рогатый скот, которые и подвергаются нападению комаров. Лишь ранней весной, когда животные пасутся вдали от мест их обитания, самки очень агрессивны по отношению к человеку. Такая зоофильность подвида накладывает отпечаток и на места его дна. вок. В бассейне р. Или ими служат различные заросли, окружающие места выплода. При наличии источников питания в естественных условиях в населенные пункты залетают редко. Об этом говорят как непосредственные отловы в помещениях, так и контрольные сборы насекомых в светоловушку. В этих же природных биотопах осуществляется зимовка основной части популяции.

Иначе ведут себя комары по мере продвижения на север. Скудность природных убежищ и суровая зима вынуждают самок залетать на зимовку в овощехранилища, подвалы, погреба, а по данным Э. Р. Геллера (1939), и в жилые помещения.

Основные переносчики трехдневной малярии в Средней Европе и Северной Азии (Беклемишев, 1949; Foote and Cook, 1959), комары этого подвида в Казахстане в пределах своего ареала являются переносчиками PL vivax.

An. (An.) maculipennis sacharovi Favre.

Теплолюбивый, солевыносливый подвид. Ареал его охватывает южную часть Казахстана, где он до»ганирует над другими видами Anopheles. С севера и запада его распространение ограничено хребтом Каратау и Аральским морем (Беклемишев, Желоховцев, 1945). По предгорьям Тянь-Шаня наблюдается продвижение этого вида на северо-восток до Зайсана, где он редок, а отдельные находки нивелируются массовостью An. т. messeae.

Местами выплода являются многочисленные, заросшие тростником и рогозом озера, заболоченности и временные, создавшиеся за счет фильтрации водоемы. В таких стациях личинки заселяют прибрежные открытые участки, обильно поросшие погруженной водной растительностью. Микробиотопами их служит поверхностный слой воды в пространствах между переплетающимися нитчатыми водорослями (Spirogyra). Подобные условия создаются на рисовых, сбросовых и фильтрационных полях, которыми так изобилует его ареал.

Как правило, места выплода представляют хорошо прогреваемые водоемы с повышенным содержанием солей. Концентрация их может повышаться по мере усыхания водоема (если он небольшой), и перед выплодом содержание солей достигает такого количества, что обнажающиеся берега покрываются белой коркой. Меньшее количество личинок наблюдается и в пресных, менее прогреваемых водоемах. В бассейне Сыр-Дарьи они встречаются совместно с личинками An. hyrcanus и особенно An. pulcherrimus.

Первые самки этого подвида, из числа перезимовавших, появляются в бассейне Сыр-Дарьи в конце марта — начале апреля. Численность их, как правило, незначительна, и после первоначального подъема активности количество нападающих резко уменьшается. В начале и в середине мая появляются особи нового поколения, численность которых сохраняет определенную стабильность до июля, после чего возрастает. В естественных условиях, где нет рисосеяния и мелководных, прогреваемых участков, по количеству нападающих на человека эти комары занимают 6—7 место. В районах с интенсивно развитым рисосеянием численность их намного выше, но трудно поддается учету. В Южном Казахстане отмечается склонность к зоофилии. Чаще и охотнее самки нападают на крупный рогатый скот, лошадей и свиней. Поэтому численность их на дневках в животноводческих помещениях бывает очень высокой. Е. Н. Павловский и П. А. Петрищева (1937) насчитывали до 200 самок на 1 м2 коровника.

Такое обилие подвида обусловлено его высокой плодовитостью, быстрым сроком развития и возможностью осуществления повторных гонотрофических циклов. Кладки An. т. sacharovi, при полном насыщении кровью, содержат от 250 до 439 яиц. Гонотрофический цикл при 22—23° заканчивается в лабораторных условиях за 3—7 дней.

Столь же быстро происходит и последующее развитие. В лабораторных условиях при 23—29° период от яйца до имаго осуществляется за 13—14 дней, а при 24—32° он заканчивается за 11 дней. Это дает основание считать, что с весны до осени возможно развитие 5—8 генераций этого политермофила. Аналогичные сведения по экспериментам в природных условиях приводит И. К. Иванов (1948а).

Повышение численности этого подвида приурочено ко времени второго летнего паводка Сыр-Дарьи, когда за счет разливов и поднятия воды в постоянных водоемах увеличивается площадь прогреваемых незатененных участков. Особенно много личинок в прибрежных разливах постоянных водоемов.

Осеннее уменьшение численности начинается со второй половины августа. В последующее время до середины октября отмечается постоянная незначительная миграция ожиревших самок в зимние убежища.

Один из самых массовых переносчиков малярии в Средней Азии и южных районах Казахстана. Обусловливается это его большой численностью, количеством гонотрофических циклов и повторностью кровососания. В период существования малярии передавал возбудителей трехдневной, четырехдневной и тропической малярии. В опытах процент заразившихся самок составлял 45—62% (Лисова, 1932).

Добавить комментарий

Метки: , , , , ,

Сайт «Выживание в дикой природе», рад видеть Вас. Если Вы зашли к нам, значит хотите получить полную информацию о выживании в различных экстремальных условиях, в чрезвычайных ситуациях. Человек, на протяжении всего развития, стремился сохранить и обезопасить себя от различных негативных факторов, окружающих его - холода, жары, голода, опасных животных и насекомых.

Структура сайта «Выживание в дикой природе» проста и логична, выбрав интересующий раздел, Вы получите полную информацию. Вы найдете на нашем сайте рекомендации и практические советы по выживанию, уникальные описания и фотографии животных и растений, пошаговые схемы ловушек для диких животных, тесты и обзоры туристического снаряжения, редкие книги по выживанию и дикой природе. На сайте также есть большой раздел, посвященный видео по выживанию известных профессионалов-выживальщиков по всему миру.

Основная тема сайта «Выживание в дикой природе» - это быть готовым оказаться в дикой природе и умение выживать в экстремальных условиях.

Яндекс.Метрика
SQL - 85 | 0,371 сек. | 7.99 МБ