Побочные лесные пользования

Любой вид хозяйственной деятельности человека в местообитаниях диких зверей и птиц приводит к проявлению так называемого фактора беспокойства. В одних случаях он может выразиться в простом перемещении потревоженной птицы или зверя в другое место, подальше от источника беспокойства, в других он наносит серьезный ущерб диким животным, снижая потенциал их размножения, жизнестойкость.

П. Б. Юргенсон (1962) под фактором беспокойства понимал «то беспокойство, которое человек причиняет диким животным, вспугивая их, появляясь в местах их обитания, если он даже не преследует их».

Часто вспугивание нарушает ритм суточной деятельности животных, мешает им нормально отдыхать, кормиться, размножаться.

Фактор беспокойства особенно опасен для тетеревиных птиц в период гнездования. Самки глухаря и тетерева, поднятые с гнезд, становятся пугливыми и при повторных вспугиваниях могут бросить кладку. Достаточно 6—7 раз поднять в конце лета на крыло выводок этих птиц, чтобы полностью погубить его. В Переславском госохотхозяйстве в кварталах, не очень благоприятных для тетеревиных птиц, но редко посещаемых людьми, средние размеры выводков тетерева осенью составляли 5,7, а в лучших, но менее глухих кварталах —3,2. В лучших по кормности угодьях размеры выводка в июне составляли 8,3, в менее благоприятных 7,1. К 20 августа эти показатели равнялись соответственно 3,2 и 5,7. Более продуктивные угодья оказались и более беспокойными, там во второй половине лета косили сено (Рыковский, 1961, Юргенсон, 1962).

В целом в Переславском хозяйстве сохранность молодняка в кварталах, где постоянно пасли скот, собирали ягоды и грибы, был в 2,5 раза ниже, чем в угодьях, редко посещаемых людьми (Ильинский, 1969).

Фактор беспокойства проявляется при любом виде хозяйственной деятельности. Кроме того, каждый из них оказывает свое, специфическое воздействие на охотничьих животных.

Сбор кедрового ореха, лещины, дикорастущих ягод и, в меньшей степени, грибов отрицательно сказывается на состоянии кормовой базы многих охотничьих животных. Вопрос этот очень сложен и исследован явно недостаточно. Значение этого вида хозяйственной деятельности зависит от состава и потребительской ценности охотничьих животных в данном районе, от урожая и распределения дикорастущих по территории, от возможностей и целесообразности их непосредственного использования человеком.

Г. А. Соколов (1965), изучавший влияние сбора кедрового ореха на численность соболя и белки в бассейне р. Маны в Красноярском крае, пришел к интересным выводам. По его данным, вначале сбор ореха не отражался существенно на питании соболя, в то время как у белок, обитающих в местах орехосбора, запас энергии в суточной норме корма к декабрю снизился в 3 раза. Сбор более 30 % семян кедра вызывает уменьшение плотности населения соболя, увеличение средней длины его суточного хода и перераспределение по угодьям. На освоенных орехосборных участках численность белки к следующему сезону сокращается в 2—4 раза.

Весьма знаменательна экономическая сторона дела: после сбора орехов кедра выход пушной продукции с 1 тыс. га снижается в среднем со 175 до 45 руб. В кедровниках низких бонитетов сбор орехов ведет к еще более отрицательным последствиям.

Если говорить о суммарном ущербе, который наносят кедровому промыслу различные дикие животные, то уместно напомнить такие факты. Потери еще не созревшего урожая семян кедра составляют 10—20 %. Их основная причина — поедание и растаскивание кедровых орешков молочной спелости белкой и бурундуком и расклевывание их кедровкой. Мышевидные грызуны используют до 75—85 % урожая кедрового ореха (Реймерс, 1956), чем значительно обедняют кормовую базу соболя, белки и некоторых других ценных пушных зверей. В то же время мышевидные грызуны являются важным кормом для соболя, колонка, лисицы и других хищников.

Сбор дикорастущих ягод очень широко развит в нашей стране. Он не может не затрагивать интересы охотничьих животных, так как для многих из них ягоды служат основной или важной составной частью рациона в конце лета и осенью.

В научно-опытном хозяйстве ВНИИОЗ в Кировской области на ягодных урочищах, находившихся под наблюдением, рябчики за месяц съели 65 % урожая земляники и свыше 80 % урожая черники. Во второй половине июля, после созревания малины, рябчики перешли на массовое поедание этой ягоды. С конца августа — начала сентября в рационе этой птицы начали преобладать брусника и костяника с добавлением шиповника и рябины.

По ориентировочным подсчетам, 5—6 тыс. рябчиков, обитающих на территории хозяйства, потребляют за ягодный сезон не менее 5 г спелых ягод и плодов. Такую же роль ягодные корма играют в питании тетерева и глухаря. Эти три вида птиц могут потребить до 10% запаса ягодных кормов, имеющихся в хозяйстве.

Тетеревиные птицы оказывают существенное влияние на урожай ягод еще задолго до их созревания. Они поедают большое количество верхушечных побегов черники и других ягодничков со сформированными плодовыми почками. В среднем потери ягод к моменту их созревания достигают 20—30%. Если учесть прямое поедание ягод, то общие потери составят 30—40% (Раус, 1969).

Оценив положение с точки зрения потребителей лесных ягод, мы увидим, что для их благополучия необходима чуть ли не половина биологического урожая ягод. Этот вывод, конечно, очень приблизителен, на его точность могут повлиять как численность охотничьих животных, так и объем урожая ягод на конкретной территории. Но он все-таки подчеркивает обязательность учета потребностей диких зверей и птиц при сборе дикорастущих ягод.

Изучение освоения ресурсов дикорастущих ягод в промысловых областях показывает, что в заготовки для личных нужд населения поступает пока что их небольшая часть. Например, в Туруханском районе Красноярского края, по ориентировочным подсчетам Е. Е. Сыроечковского (1965), урожай брусники составляет 255 тыс. г, а процент освоения человеком ее запасов 0,064, черники соответственно 406 тыс. г и 0,004, голубики 350,8 тыс. г и 0,0002. Из 1,5 млн. г дикорастущих ягод, созревающих ежегодно в районе, собирается лишь несколько десятков тысяч тонн. Конечно, в данном случае можно говорить лишь о сугубо локальном влиянии сбора ягод на состояние кормовых ресурсов охотничьих животных.

По-видимому, аналогичное положение имеется в большинстве других промысловых районов, где концентрированный сбор ягод ведется лишь на отдельных ягодниках, расположенных у населенных пунктов, вдоль дорог и рек.

Картина может быть иной в густонаселенных и хозяйственно освоенных районах со сравнительно небольшими запасами ягод. К сожалению, обстоятельные исследования последствий массовой заготовки ягод в таких районах для питания охотничьих зверей и птиц не проводились.

При всех условиях следует принимать во внимание следующее обстоятельство. Различаются ягоды кратковременного потребления (малина, земляника, морошка, отчасти смородина и др.) и долговременного значения (клюква, брусника, отчасти черемуха, рябина и пр.). Последние, так же как орехи, составляют важную часть рациона охотничьих животных в течение нескольких месяцев.

Потребление дичью ягод этих групп неравноценно, с точки зрения человека. Урожай ягод кратковременного потребления обычно не успевают убрать полностью, и он пропадает. Питаясь ягодами, дикие звери и птицы как бы «помогают» людям в рациональном использовании урожая. Имеется больше возможностей хозяйственного освоения ягод второй группы, поэтому в районах, где их мало, «конкуренция» возникает именно из-за них.

Выпас скота в лесах усугубляет для диких зверей и птиц фактор беспокойства, приносимый деятельностью человека. Шум, создаваемый домашним скотом, распугивает охотничьих животных, заставляет их покидать гнезда и жилища, оставлять кладки и молодняк. Коровы могут давить яйца в гнездах боровой дичи, проваливать норы пушных зверей.

В Завидовском охотничьем хозяйстве в тех лесных угодьях, где скот не выпасали, в 1965 г. на 10 км маршрута насчитывалось в среднем 22,6 тетерева и 2,5 тетеревиных выводка; в угодьях, затронутых выпасом, эти показатели составляли соответственно всего лишь 5,8 и 1,2 (Юргенсон, 1968).

Уничтожение коровами, козами и овцами лесного подлеска и подроста может не только оказывать отрицательное влияние на лес, но и вызывать сокращение запасов корма диких млекопитающих. Нельзя не учитывать также эпизоотический фактор, эрозию лесных почв, вызываемую домашним скотом, загрязнение водоемов и другие неблагоприятные последствия выпаса в лесу домашнего скота.

Сенокошение на плановых лесных сенокосах не имеет значительных отрицательных последствий для промысловых зверей и птиц. Но очень часто, особенно в густонаселенных районах со сравнительно небольшим процентом лесистости, населению отводятся дополнительные, неплановые сенокосы: маленькие лесные поляны, просеки, заболоченные поймы речек и т. д. Иногда выкашивается трава даже под разреженным пологом леса, обкашивается защитный пояс рек и болот. Эта форма сенокошения наносит серьезный ущерб поздним выводкам боровой и водно-болотной дичи, уменьшает кормность и ухудшает защитность охотничьих угодий.

При улучшении сенокосов вырубают и раскорчевывают заросли кустарников, причем не только на лугах, но и в непосредственной близости от берегов водоемов. Это вызывает разрушение берегов рек и ручьев, делает водоемы открытыми, непригодными для обитания дичи, снижает запасы веточного корма для диких копытных зверей и зайцев.

Сбор живицы является интенсивным фактором беспокойства. Десятки людей систематически приходят на свои участки, идут от сосны к сосне и буквально «прочесывают» угодья, распугивая дичь. Иногда они разоряют кладки тетеревиных птиц, попадающиеся им на глаза. Сборщиков живицы иногда сопровождают собаки, которые довершают опустошение угодий.

Заготовка пневого осмола приводит к уменьшению количества пней в лесах. Это отрицательно сказывается на состоянии кормовой базы таких зверей, как барсук и бурый или гималайский медведи, которые добывают в трухлявых пнях различных насекомых и их личинки. На условия обитания лесных зверей и птиц могут влиять и другие виды побочных пользований — сбор лекарственно-технического сырья, заготовка дубового корья, выращивание ив для получения дубильного сырья и т. д.

Один из стремительно развивающихся ныне видов использования лесных земель — рекреационный (в узком смысле — отдых на лоне природы). Он приносит с собой прежде всего быстрый рост фактора беспокойства. Отдыхающие в лесу люди вытаптывают траву, ломают и рубят кусты и молодые деревца, захламляют территорию. Неосторожное обращение туристов с огнем иногда приводит к пожарам, которые уничтожают копытных животных и вносят глубокие изменения в лесные сообщества.

Похожие статьи по выживанию:

Добавить комментарий

1032
Метки: , , , , , ,

Сайт «Выживание в дикой природе», рад видеть Вас. Если Вы зашли к нам, значит хотите получить полную информацию о выживании в различных экстремальных условиях, в чрезвычайных ситуациях. Человек, на протяжении всего развития, стремился сохранить и обезопасить себя от различных негативных факторов, окружающих его - холода, жары, голода, опасных животных и насекомых.

Структура сайта «Выживание в дикой природе» проста и логична, выбрав интересующий раздел, Вы получите полную информацию. Вы найдете на нашем сайте рекомендации и практические советы по выживанию, уникальные описания и фотографии животных и растений, пошаговые схемы ловушек для диких животных, тесты и обзоры туристического снаряжения, редкие книги по выживанию и дикой природе. На сайте также есть большой раздел, посвященный видео по выживанию известных профессионалов-выживальщиков по всему миру.

Основная тема сайта «Выживание в дикой природе» - это быть готовым оказаться в дикой природе и умение выживать в экстремальных условиях.

SQL - 20 | 0,685 сек. | 13.98 МБ