Охота в тайге

Охота имеет много общего с рыбной ловлей, однако по разнообразию способов и объектов добычи, быстро меняющимся ситуациям она не имеет себе равных. По остроте ощущений она превосходит рыбную ловлю, хотя переживаний при выуживании крупной рыбы бывает предостаточно. Охотничьи впечатления заставляют сладостно замирать сердце, ради них охотник проходит многие километры, ждет часами в засаде, терпит массу неудобств.

В большинстве случаев выходы на охоту носят направленный характер, т.е. отправляются за определенным видом (двумя-тремя видами) дичи. Побродить с ружьем по лесу на авось — это не охота, а простая прогулка. Она, как правило, сопровождается минимальными трофеями или их вообще не оказывается. Настоящий охотник заранее намечает маршрут и прекрасно знает, где и что можно встретить. В зависимости от вида дичи, способа охоты, характера угодий охота может быть более или менее сложной.

К более простым ее видам относится охота на рябчиков, весенняя охота на тяге, охота с лайкой на белку. Конечно, это деление условно. В местах, где рябчиков много, а охотников почти нет, — это действительно "детская" охота. Однако в густонаселенных районах страны рябчики обычно так "настеганы", что добыть их вовсе не просто.

Трудной, требующей выносливости является охота на соболя с собакой, особенно в горах. Впрочем, соболиной охотой занимаются главным образом профессиональные охотники, любителям же такая возможность представляется все реже. Охота на лося или марала также сложна и требует больших усилий, особенно охота загоном или с подхода. Охотникам, особенно пожилым, следует напомнить, что принимать в ней участие нужно с большой осмотрительностью. Коллективная охота требует относительного равенства физических возможностей участников. Если их нет, то более слабые охотники вынуждены перенапрягаться, чтобы не ударить в грязь лицом. Такое перенапряжение может привести не только к сердечному приступу, но и к инфаркту.

При подготовке к охоте нужно с повышенным вниманием относиться к одежде, обуви. Связано это не только с длительным пребыванием вне помещения, но и жестко детерминированным поведением, особенно в случае охоты с лайкой, при охоте за копытными. Если собака лает на гребне высокого распадка, а охотник в это время оказывается внизу — значит, нужно подниматься вверх. Если идущий под гоном зверь меняет направление движения и его нужно перехватывать в другом месте, а не там, где стоит охотник, значит, нужно успеть добежать до этого другого места и т.д. и т.п. Если на вас толстый свитер, то одного такого броска достаточно для того, чтобы рубашка под ним стала мокрой. Уменьшить подобные залповые нагрузки-перегревы можно, имея расстегивающуюся одежду: свитер должен быть заменен вязаной курткой, которую можно расстегнуть на ходу, бывает целесообразно расстегнуть даже рубашку.

Вообще нужно иметь в виду, что наша обычная одежда — вещь несовершенная и для охоты плохо приспособлена. Посмотрите на собаку — какая плотная, высокая шерсть у нее на спине и реденькая — на животе. Мы же почти всегда используем ткань одной толщины что на спине и плечах, что в паху, под мышками. Так что шейте или заказывайте себе охотничью одежду сами, делайте ее легко расстегивающейся, неодинаковой толщины в разных местах, прибегайте к различным гес-ткам, вставкам.

Лучшими теплоизоляционными свойствами обладают шерстяные ткани, к тому же с них скатывается вода, они не горят, легко высушиваются, хорошо вентилируются. В качестве верхней одежды хороша шинель или старое драповое пальто без подкладки.

Следующий аспект охотничьей экипировки — цвет. При охоте на птиц, которые обладают цветовым зрением, в отличие от зверей, все видящих в черно-белом изображении, важно отсутствие ярких цветов. Как правило, достаточными маскирующими свойствами обладает серо-зеленый тон. Если же ваша одежда еще и пятнистая, как обычный маскхалат, или сделана под "варенку", то это совсем хорошо.

Важно также, чтобы используемая для верхней одежды ткань была "тихая", мягкая, ни в коем случае не болонья или брезент, по которым ветки хлещут, как по барабану. Наиболее "тихие" — шерстяные ткани, фланель.

На охоте, как и во время "ходовой" рыбалки, обычная неприятность — роса, мокрая после дождя растительность. Простейшая, хотя и не очень эффективная защита от нее — прутик, которым росу сбивают с находящихся на пути растений. Этим приемом защиты целесообразно пользоваться, когда растения уже подсохли и капли воды остались в основном на спирее, жимолости. В сочетании с длинными сапогами от намокания предохраняет передник. Его делают из обычной полиэтиленовой пленки или прорезиненной ткани. У таких передников есть неприятное свойство — закатываться с углов, задираться. Поэтому на углах прикрепляются небольшие, граммов по 20—30 грузила. Конечно, используя передник, нужно делать так, чтобы его края не оказались выше голенищ.

Другая, уязвимая при намокании часть одежды — рукава. Они очень страдают при выпадении первого снега, как правило, мокрого. Защитить рукава можно с помощью прорезиненных нарукавников. На шапочку целесообразно сзади нашивать мини-передник (накидку) , благодаря чему за шиворот не падают мокрый снег, холодные капли.

Нужно предупредить начинающих таежников, что такая, на первый взгляд, надежная защита, как полностью прорезиненная куртка или брюки, на самом деле никуда не годится. В них можно проехать под дождем на лодке или мотоцикле, но не ходить по лесу. Защищая нас сверху, они приводят к очень быстрому намоканию изнутри, поскольку не пропускают пар и вся одежда быстро отпотевает. Поэтому защита обязательно должна быть вентилируемой. Сложность заключается еще в том, что такая одежда не должна мешать быстро произвести выстрел. Особенно важно указанное обстоятельство при заячьей охоте, когда стрелять приходится по бегущему зверьку. Часто нужно быстро выстрелить и при охоте на копытных, тетерева, глухаря.

Очень важная часть охотничьей экипировки — обувь. Осенью обычно пользуются резиновыми сапогами, при сухой погоде — кирзовыми, которые сейчас выпускают в облегченном варианте. В теплые сухие дни хорошо ходить в ботинках на фигурной резиновой подошве, выполняющей роль протектора. Гораздо сложнее подобрать обувь для зимы. В ее начале, когда снег мокрый, лучше пользоваться теми же резиновыми сапогами большого размера с меховым или войлочным носком. В морозы — модернизированные ичиги (подшитые тонким протектором от покрышек), войлочные боты с обмотками, с пришитыми голенищами, утепленные ботинки на протекторе с голенищами или обмотками. Словом, здесь

каждый мастерит для себя что-то улучшенное. Обычные валенки, унты для ходовой охоты малопригодны, они тяжелые, неудобные.

После выпадения глубокого снега необходимо пользоваться лыжами с камусом, полностью или полоской покрывающим скользящую поверхность. Одни охотники в этом случае пользуются обычными лыжными ботинками с жесткими креплениями, которые покупают на два размера больше, или надевают сверху утепляющий чехол. Другие пользуются традиционными ременными креплениями с иной обувью. При охоте на копытных лыжи полностью обшиваются камусом и к ним со стороны крепления прибивается чехол, в который входит нога охотника. Благодаря чехлу под подошву не попадает снег, из-за которого лыжи скрипят. В других же случаях охотник, подкрадываясь к животным, вообще снимает лыжи.

Камусные лыжи — вещь довольно дефицитная и дорогая, иногда они бывают в продаже, но основная масса охотников делает их сама. В качестве камуса используется шкура с ног лося, марала, лошадей. Конский камус — пожалуй, самый хороший. Приклеивать камус можно клеем типа ПВА, по Енисею с этой целью пользуются рыбьим клеем.

Другая важная часть таежной экипировки — рюкзак. В большинстве случаев используется обычный покупной рюкзак, который очень далек от совершенства. Особенно неудобен он при ходовой охоте. Мы настойчиво рекомендуем и охотникам, и рыбакам обзавестись лузаном — полунакидкой, полурюкзаком (рис. 24). Он позволяет все время иметь под рукой необходимые предметы, они не намокают, груз равномерно давит на плечи, а не болтается в районе поясницы, а то и ниже. Во время ночевки лузан может использоваться в качестве подстилки, на ходу он предохраняет- от дождя, в то же время, будучи открытым с боков, не "парит" подобно рюкзаку, под которым спина всегда мокрая.

При переноске значительного груза, для чего лузан мало приспособлен, рекомендуется оборудовать обычный рюкзак рамкой. Она представляет собой вставленный в рюкзак согнутый дугой ивовый или черемуховый прут толщиной около полутора сантиметров. По длине он подбирается таким образом, чтобы верхняя часть (дужка) выступала из рюкзака и служила ручкой или основой для приторачивания габаритного груза. Нижние концы дужки крепятся на спинной стороне рюкзака за пряжки или кольца плечевых ремней. Верхняя часть

Охота

притягивается к кольцам под клапаном горловины рюкзака. С боков натянутый брезент в двух-трех местах прихватывается к дужке. Используя петли на нижних пряжках ремней, можно воспользоваться поясным ремнем при переносе тяжелого груза. Многие охотники пользуются понятой — рамкой или дощечкой-рамкой (рис. 25), к которой приторачивается тот или иной груз. Поняга особенно хороша для переноски негабаритных грузов. Последний совет относится к улучшению обычных резиновых сапог с длинными голенищами, особенно если они жесткие, что затрудняет ходьбу. Рекомендуется заменить их на прорезиненную ткань. У этих голенищ делаются "ушки" с тем, чтобы их можно было подвязать к поясу.

Посмотрим, на каких же охотничьих животных можно охотиться в сибирских лесах, что из себя представляет эта охота, на какие трофеи есть основания рассчитывать.

Рябчик. Населяет горные леса, предгорья, на севере по Енисею встречается до широты Норильска. Наиболее многочислен в южной тайге. Отличается от своих более крупных родичей — тетерева и глухаря тем, что в первую половину сезона размножения живет парами до тех пор, пока самка не сядет на яйца. Разбиваются же рябчики на пары частично осенью, частично ближе к весне. В марте-апреле эти пары занимают будущие гнездовые участки. Такой близкий к моногамному образ жизни этих птиц делает совершенно недопустимой весеннюю охоту на них, которая сейчас запрещена, но в прошлом была распространена довольно широко.

В Средней Сибири самка начинает высиживать птенцов с конца мая. В кладке обычно 8—10 яиц, гнездо располагается на земле. Рябчата быстро, примерно через неделю после вылупления, уже могут перепархивать. В начале сентября они становятся взрослыми и основная масса выводков к этому времени распадается. При высокой численности держатся стайками, иногда до двух-трех десятков. В районах интенсивной охоты, там, где численность этих птиц невысока, обычно встречаются поодиночке, по двое, реже небольшими группами из 3—5 птиц.

Основной зимний корм — мужские сережки березы, почки осины, ивы. Летом — разная зелень, молодые птицы нуждаются в белковом корме — различных беспозвоночных. Относится к видам, численность которых очень сильно колеблется, в смежные годы она может возрастать в два-три раза и сокращаться раз в десять. У подъемов и спадов есть определенная периодичность, на уровне 4—5-летних интервалов. Плохо отражается на рябчиках весенний холод, холодные дожди в начале лета. Один из основных их врагов — соболь, в местах его высокой численности много рябчиков не бывает.

Эта птица — один из самых массовых видов пернатой дичи, обитающая преимущественно в темнохвойной тайге. Замечательно то, что во многих местах количество рябчиков нисколько не сокращается (в отличие от лесов Европы). Поэтому оправданно снятие тех жестких норм их отстрела, которые еще недавно существовали в наших правилах охоты. Сегодня же почти повсеместно в Сибири добыча этого вида с 15 сентября нормами отстрела не ограничена. Конечно, появление новых правил не исключено, но будем надеяться, что оснований для этого не будет. Более жесткие ограничения охоты имеют место в пригородных охотничьих хозяйствах, куда удобно ездить на один-два дня, где нагрузка на угодья велика и поэтому не столь уж большие запасы дичи следует распределять так, чтобы их хватало на всех. В таких хозяйствах обычно устанавливаются пониженные нормы отстрела.

При более далеких поездках, когда до места охоты нужно добираться целый день, а то и целые сутки, охотник может попасть в угодья, где за день вполне можно добыть один-два десятка птиц. Такое количество трофеев делает охоту не только эмоционально насыщенной, но и экономически целесообразной.

В литературе есть немало описаний этой охоты. Там, где птиц часто преследуют, они становятся настолько осторожны, что добычливость охоты резко снижается. Нами под Красноярском на протяжении многих лет проводились учеты результативности охоты на рябчиков, при этом выяснилось, что добытой оказывается в среднем каждая десятая обнаруженная птица. Девять из них, подвергшись преследованию, становятся более осторожнее и добыть их становится еще труднее. Всем, кто охотился на рябчика в таких угодьях, встречались "умные" экземпляры. Они нередко откликаются на манок, но к источнику свиста — предполагаемому сопернику — не летят и не идут, рассуждая, вероятно, так: "Если ты, который свистишь, действительно рябчик, то прилетишь или прибежишь в ответ на мой свист, если ты не рябчик — то тоже придешь, но я увижу тебя раньше и ускользну". Безрезультативно посвистев некоторое время, охотник идет к такому осторожному рябчику, обнаруживает себя и укрепляет птицу в уверенности, что свистят по-рябчиному не только рябчики и этого свиста нужно опасаться.

Чем больше в лесу охотников, тем больше таких осторожных рябчиков, которые воспитывают таких же осторожных детей. Лет пятнадцать тому назад, когда еще не были введены путевки в конкретные охотничьи хозяйства и нагрузка на угодья была большей, чем сегодня, в конце охотничьего сезона под Красноярском из 40—50 встреченных рябчиков можно было добыть одно-го-двух. Тут уж те, кто выживал, становились практиг чески неуловимыми.

Совершенно другое дело — охота в далекой безлюдной тайге. Там человек скорее всего воспринимается рябчиком как некоторое странное животное на манер медведя. Во всяком случае от него, как от любого четвероногого хищника, рябчики просто взлетают на ближайшее дерево. Здесь картина оказывается прямо противоположной описанной — спастись удается одной из Ю—15 встреченных птиц. Механизм, препятствующий истощению запасов дичи, здесь должен носить организационный характер. На основании учетных данных (а без таких данных разрешать охоту вообще нельзя), специалисты-охотоведы рассчитывают, сколько птиц имеется в угодьях, сколько птиц сможет добыть то или иное количество охотников и сколько добыть можно, не подрывая поголовья. В соответствии с этими расчетами и выдаются (продаются) путевки. Конечно, это — теоретическая схема. На деле работники охотничьего ведомства заинтересованы в продаже возможно большего количества путевок, поскольку от этого зависит величина дохода. Но если на той или иной территории имеет место явный перепромысел, т.е. птиц становится мало, а добыть их почти невозможно, то охота прекращается из-за того, что становится неинтересной. Сегодня в Сибири охотники ради того чтобы добыть нескольких рябчиков за сотни километров не поедут, целыми днями по тайге ходить не будут.

Для того чтобы охота была успешной, нужно знать, как охотиться. Подобно другим животным, рябчики Выбирают для жизни наиболее подходящее место. Когда начинается охотничий сезон, в сентябре, выводки этих птиц в одних случаях распадаются, в других объединяются в стайки. Стайку, конечно, обнаружить легче, но ее после первых же выстрелов охотник распугивает и в этом случае обучение птиц осторожности проходит гораздо успешнее, чем в случае "тайного убийства" одиночек, о котором другие рябчики ничего не узнают. Стайки, скопления птиц обычно встречаются на ягодниках, вблизи от них, причем на кормежку вылетают наиболее регулярно вечером, перед ночевкой.

Одиночки ведут себя несколько иначе. Они в любом месте находят достаточно корма и могут весь день проводить в темнохвойном насаждении, отыскивая там наиболее лакомые кусочки, одиночные ягоды, беспозвоночных. Однако и у таких одиночек или парочек излюбленными местами чаще всего оказываются опушки, поляны, прогалины, днища водотоков, берега небольших рек. Однородное, особенно высокоплотное насаждение этих птиц не привлекает. В начале осени, до опадения листвы, рябчики могут удаляться от темнохвойных насаждений в березняки или осинники на сотню-другую метров, а после опадения листвы, когда такие леса становятся прозрачными, всего на несколько десятков метров.

Описанные закономерности хорошо известны опытным охотникам, которые соответствующим образом и строят свой маршрут. Он обычно проходит по границе темнохвойных насаждений с вырубками и гарями. Если среди березняков и осинников появляются островки из ели и пихты — то их тоже нужно обследовать. В сплошной темнохвойной тайге нужно строить маршрут так, чтобы он проходил по дну ключей, по разреженным участкам леса. Словом, там, где преобладает береза, осина, сосна, нужно стремиться обследовать участки с темнохвойными породами, там же, где последние господствуют, искать островки березняков, осинников, открытые участки. Чем мозаичнее насаждения, разнообразнее их состав, тем, как правило, лучше рябчикам.

На распределение этих птиц существенно влияет погода. Чем она суше, тем меньше их в ельниках или пихтарниках, больше — на относительно открытых участках. Справедливо и обратное положение. В сырую погоду рябчиков нужно искать под пологом насаждений из темнохвойных пород, в основном по днищам водотоков. Существенно влияет на распределение птиц сезон. Чем ближе к зиме, тем меньшее значение для них имеет черника, брусника, кислица. В урожайные годы рябчики охотно едят рябину. Однако в любом случае больше поедается грубых растительных кормов. И если в начале осени птицы вылетали кормиться на ягодники, то в октябре — на березы.

В годы массовых размножений насекомых, особенно при появлении голых гусениц пядениц, рябчики переходят на этот корм. Он, конечно, гораздо питательнее ягод или вегетативных частей растений, и птицы заметно жиреют. Правда, после первых же заморозков гусеницы исчезают и рябчикам приходится довольствоваться обычным кормом.

Сам отстрел птиц, если он производится из дробового ружья, на первый взгляд несложен. Это действительно так, если "накрывать" зарядом птицу, получая порой комок перемешанного с перьями мяса. Квалифицированный охотник поступает иначе. В зависимости от расстояния до птицы, наличия перед ней ветвей, сучьев он или действительно "накрывает" ее (если стрельба ведется метров на 25 и более) или так выцеливает, чтобы дробь попала лишь в переднюю часть, в основном в голову или в шею. Для хорошо знающего возможности своего ружья стрелка, при умелом подборе зарядов, способов снаряжения патронов эта задача не является такой уж сложной.

Нередко складывается ситуация, когда убегающий рябчик словно специально подставляет заднюю часть туловища. В таких случаях лучше упустить птицу без выстрела, чем, жадничая, разбивать ее кучно летящим зарядом. Рябчик с пробитым во многих местах кишечником не только не может сколь-нибудь долго храниться, но просто невкусен.

Когда нужно спешить с выстрелом, что делать после него? В одних случаях вспугнутый рябчик неподвижно сидит на ветке, посматривая на охотника, в других — идет по этой ветке к ее концу, шея у него вытянутая, весь он напряжен. Так ведет себя птица перед тем, как улететь, тут нужно поторопиться с выстрелом. Признаком того, что рябчик может взлететь в любую секунду является также тревожная трель, ее особенно часто издают молодые птицы из еще не разбившегося выводка. Наконец, иногда наиболее опытные экземпляры взлетают в тот момент, когда, высмотрев птицу в кроне, вы поднимаете ружье. Тут уж ничего не поделаешь, стрелять в каждого рябчика "навскидку", не выцеливая, поскольку один из 10—15 может внезапно улететь, — нерационально.

После выстрела нужно как можно быстрее убедиться в его результате. Если рябчик как бы замер на мгновение, а потом камешком упал, — значит он бит намертво. Если улетел, то, естественно, следует проследить за направлением его полета и, судя по ситуации, попытаться еще раз подойти на выстрел. Правда, там, где эти птицы "настеганы", занятие это почти бессмысленное.

В случаях, когда результат выстрела неясен или птица падает, трепеща крыльями, нужно со всех ног бросаться к месту предполагаемого падения. Не увидев сразу добычу, нужно смотреть по сторонам с тем, чтобы заметить убегающего рябчика, бегом описать дугу, стремясь не упустить его. Дело в том, что будучи ранеными, эти птицы убегают, мастерски прячась. Не заметив подранка сразу, отыскать его потом — дело безнадежное. И не так страшно, если окажется, что рябчик был бит и в первое мгновение вы его не заметили, гораздо хуже, если, потеряв драгоценные секунды на осмотр места падения, вы позволите в это время скрыться раненой птице, обреченной на гибель.

Особо нужно остановиться на охоте с манком. Осенью им пользуются все охотники. Ведь если от идущего человека рябчик взлетает метрах в 10—20, то на манок откликается метров с 200. Кроме того, птицы вообще часто уходят пешком, оставаясь незамеченными. Вероятность того, что услышавшая манок птица отзовется, повышается, если остановиться в одной точке и просвистеть два-три раза. Конечно, свистеть нужно с теми интервалами, которые реально наблюдаются у птиц.

Кроме остановки имеет значение и то, где находится свистящий человек. Если он идет по дороге, то шансов на тб, что рябчики будут интенсивно откликаться меньше, чем при движении "по целине", хотя шума в этом случае больше. Причина здесь в следующем. Рябчик свистит не "просто так". Этот свист — заявка на владение данным участком (для экземпляров, находящихся в стайке, это сообщение о своем месте пребывания, тренировочное пение). Если на участке одного рябчика появляется второй самец, причем незнакомый, то, как правило, наблюдается ответный свист. Чем ближе к центру участка оказался свистящий охотник, тем больше шансов, что рябчик не просто отзовется, но и прилетит или прибежит, чтобы отстаивать свои права владельца. Дороги же, как и берега рек, часто служат границами участка. Поэтому рябчики могут и не реагировать на соперника, который не нарушил границы их владений. К тому же этот соперник оказывается перемещающимся вдоль границы.

Если рябчик только откликнулся, но не летит и не бежит, можно попытаться подойти к нему. Такое поведение вполне оправданно, если мы добываем непуганых птиц. Совсем другое дело — добыча птиц в местах интенсивной охоты. Услышав свист, рябчик смотрит туда, откуда этот свист раздался. Он ждет появления другого рябчика, однако вместо него показывается человек. Естественно, это сильно пугает птицу. Поэтому при охоте в таких угодьях нужно проявлять терпение, оно в конце концов оказывается вознагражденным. В то же время, идя на свист, добычу, как правило, мы упускаем.

Каким манком лучше пользоваться, насколько точно нужно копировать свист? Наш опыт показывает, что птицы лучше реагируют на манок с более высоким тоном. Вообще же нужно иметь несколько манков, поскольку один может засориться, туда попадает слюна, в холодную погоду она замерзает. Манок лучше носить под одеждой, в тепле. Дома его нужно периодически мыть.

Некоторые охотники делают манки сами. По нашим наблюдениям, рябчики неплохо реагируют на обычные металлические магазинные манки. Успешность же охоты зависит прежде всего от целесообразности поведения самого охотника. Оно прежде всего должно определяться ситуацией. Если птица далеко, нужно немного пройти ей навстречу, подыскать удобное место — такое, откуда легче заметить идущего рябчика. Ожидая его, нужно как можно меньше шевелиться, стоять или сидеть еледует в укрытии, за деревом, корягой и т.п., но это место должно быть с хорошим обзором. Совсем другое Дело, если рябчик откликнулся поблизости, метрах в 40—60. Тут нужно немедленно замереть, выждав некоторое время, свистнуть еще раз. Как правило, в таких случаях птица прилетает или прибегает почти сразу же. Бегущий на свист рябчик имеет время для того, чтобы внимательно смотреть, где его соперник. Если шевельнуться в это время, то он заметит охотника и молча уйдет. Поэтому каждый раз, прежде чем свистеть, нужно прикинуть, насколько удобным для ожидания рябчика будет конкретное место. Очевидно, нелепо свистеть, выйдя на поляну или другое открытое место, как и забравшись в закрывающие обзор заросли.

Нередко на манок откликаются сразу два рябчика, причем с разных сторон. В этом случае нужно определить, какой из них приближается и ожидать его появления. После выстрела, выждав некоторое время, можно попытаться подманить и вторую птицу.

На манок откликаются также птицы, находящиеся в стайке. Обычно они "рассвистываются", начинают перекликаться между собой. Вероятность того, что прилететь может такой находящийся в группе петушок, гораздо меньшая, чем в отношении одиночной птицы. Тут уж надо осторожно подойти к стайке и стрелять "на узерку" замеченного или перепорхнувшего рябчика. Охота в таких случаях становится принципиально иной и превращается в преследование. Напуганные птицы сплошь и рядом перепархивают на виду у охотника и в этом случае с одной точки можно добыть несколько экземпляров. Тут снова нужно вспомнить святое правило — не жадничай. Если первый рябчик был бит намертво, допустимо, сбросив рюкзак, пытаться добыть второго. Но уж совсем никуда не годится, если охотник в азарте палит в третьего, четвертого, смутно представляя себе, куда они падают. Упавших птиц нужно подбирать немедленно. Рябчик в траве — это не утка на чистой воде, которая никуда не денется. Отыскивая убитого рябчика, обращайте внимание на перья птиц. Падая, рябчики всегда теряют то или иное количество перьев, и если есть перья, но нет самой птицы, значит она ушла. Сам же район поиска был определен, очевидно, правильно.

Если после выстрела рябчик улетает, нужно не только проследить за ним взглядом, но и послушать. Мы неоднократно находили смертельно раненых птиц, которые падали, пролетев довольно большое расстояние. Услышать же можно как звук падающей птицы, так и хлопанье крыльев бьющегося в агонии рябчика. Словом, нужно сделать все, чтобы птица не пропала. Это уже проявление не жадности, а охотничьей совести, этики.

Потревоженный рябчик в одном случае взлетает на нижние ветви ближайшего дерева. Это самая легкая добыча. При последующих вспугиваниях садится все выше, прячется в крону. Заметить рябчика, который сел "где-то здесь", очень трудно, особенно если он не выдает себя движением. Однако мало смысла и вспугивать его, стуча по стволу. Если он и взлетит, то переместится так далеко, что снова его найти будет вряд ли возможно. Место, куда села птица, можно установить и по нескольким характерным хлопкам крыльев.

В местах, где рябчиков интенсивно преследуют, они сплошь и рядом садятся не в крону дерева, а на землю, там, где особенно много подроста или кустарников. Сев, они сразу же начинают убегать. Поэтому к такой птице надо не подходить, а бежать, глядя не туда, куда вроде бы она села, а вперед, туда, куда вероятнее всего она убегает. Добыть таких рябчиков труднее, стрелять приходится очень быстро, обычно в бегущую, то и дело скрывающуюся за стволами, валежником птицу.

Убитого рябчика настойчиво советуем сразу же ощипать. Дело в том, что первые несколько минут после смерти он легко теряет перья, их можно захватывать большими пучками, не рискуя порвать кожу. Если этого не сделать сразу, то приходится сдирать перья с кожей или вырывать их чуть ли не по одному. К тому же птица без перьев быстрее остывает и не так портится. Сами же перья рябчиков ломкие и мало пригодны для подушек или перин. Обработанного рябчика следует также выпотрошить, положив внутрь лист орляка, веточку пихты, несколько стеблей крапивы. Потрошить нужно особенно аккуратно в случаях, когда разбит кишечник. В процессе охоты все это делается незаметно, в то же время обработка в лагере или дома, в условиях городской квартиры одного-двух десятков рябчиков оказывается докучливой работой.

Глухарь. Распространен по всей таежной зоне, населяя горные и равнинные леса. Среди птиц его следует считать вторым по значению объектом охоты в лесах, по трофейной же ценности глухарь не имеет себе равных. Населяет он в основном сосняки старших возрастов, реже встречается в смешанных насаждениях, лиственничниках, кедровниках. Еловых и пихтовых насаждений избегает.

Глухари — типичные полигамы, т.е. самец стремится к оплодотворению возможно большего количества самок, которые потом живут совершенно самостоятельно. Гнездо устраивает, как и все куриные птицы, на/земле, в кладке обычно б—8 яиц. Дней через десять после вы-лупления глухарята уже могут взлетать на дерево. Выводки держатся вместе, весной молодые петухи вылетают на тока, но не поют и в размножении, по-видимому, участия не принимают.

Питаются взрослые птицы в основном растительной пищей. Зимой это хвоя сосны и кедра, в теплое время года — различные вегетативные части растений, ягоды. Молодые птицы нуждаются в животной пище. Гнезда разоряют разные хищники, на молодых и взрослых глухарей нападает ястреб-тетеревятник, филин. Во время тока иногда они становятся жертвами рыси, соболя. У глухарей также наблюдаются колебания численности, но не столь значительные, как у рябчика. В отличие от последнего, обилие этих птиц в наших лесах почти повсеместно сокращается. Как уже отмечалось, связано сокращение не только, а порой и не столько с охотой, столько с вырубкой сосняков — основного места обитания. Кроме того, глухари гораздо болезненнее реагируют на присутствие людей в лесу, на них очень плохо влияет так называемый фактор беспокойства.

Весной для добычи птиц на току нужно не только обзавестись дефицитной путевкой, которых, как правило, на всех не хватает, но и суметь добраться до тока, оказаться там при подходящей погоде. Все тока в охотничьих хозяйствах хорошо известны и егерь, если и не сопровождает охотников, то подробно объясняет, как попасть в нужное место.

Опубликовано немало данных о нежелательности весенней охоты. Тем не менее она пока существует и многими очень любима. При одном варианте этой охоты приходят или приезжают на ток (его окраину) с вечера. Это дает возможность определить, куда, на какие деревья прилетели глухари, следовательно, где они будут петь. При другом варианте охотник приходит на ток перед рассветом, и, вслушиваясь в ночную тишину, определяет, где поет глухарь. Его пение можно услышать в телевизионных программах, оно записано на пластинки и магнитофонные пленки, поэтому даже новички достаточно хорошо знают это щелканье (все ускоряющееся "тэкэ-тэкэ"), переходящее в точенье, напоминающее громкий шелест на ветру отставшей сосновой коры.

• Услышав песню, охотник начинает подходить к поющей птице. В сырое безморозное утро, если до глухарей далеко, явно более ста метров, некоторое расстояние можнр пройти не под песню, а просто подкрадываясь, соблюдая тишину. При сокращении расстояния, а также в морозную погоду, когда все хрустит под ногами, нужно идти, только под песню, т.е. делать быстро два-три шага в то время, когда глухарь "точит". Именно в это время он действительно не слышит и не осматривается вокруг. Чем меньше расстояние до птицы, тем осторожнее нужно подходить, не делая движений в перерыве между песнями.

На больших токах нужно подходить к крайней птице, для чего следует после первой песни послушать ток, определить, где, кто поет. И дело здесь не только в том, что, оказавшись ближе к центру тока, вы сильно потревожите птиц. Подходя к крайнему глухарю, вы почти наверняка не вспугнете других птиц — самку или молодого, не поющего самца. Если же их вспугнуть, то это тревожит всех находящихся на току глухарей, они понимают, что без причин никто с тока не улетает, такой полет воспринимается ими как сигнал опасности, поющие самцы в этом случае могут надолго замолчать.

Подойдя к глухарю на выстрел, с ним не спешат. Если еще темно и птицу плохо видно — лучше дождаться рассвета, а не палить в темный шевелящийся ком, когда непонятно, в какой стороне голова, а в какой — хвост. Стреляют, как правило, под песню, выцеливая в основание шеи. Глухарь очень крепок на рану, в сумерках плохо видно и поэтому неудачные выстрелы на току — не редкость. Как и любая другая раненая птица, глухарь может упасть, пролетев некоторое расстояние, поэтому если он не упал сразу — внимательно прислушайтесь. Глухаря с перебитым крылом догнать нелегко, а если он убегает по снегу, в котором проваливается охотник, то вообще невозможно. Поэтому бегущую птицу нужно добить при первой возможности.

Лучшее время охоты — после схода большей части снега на току и до распускания листвы. Ранней весной, по снегу, подойти к глухарю труднее, сам переход может быть очень тяжелым, есть риск попасть в оттепель, когда каждый шаг на лыжах или без них дается с большим трудом. Норма отстрела при весенней охоте обычно один глухарь за выезд. Это трофей, символизирующий ОХОТУ, приход весны.

Способы осенней охоты на глухарей разнообразнее. Значительное количество птиц добывается попутно, особенно при осенне-зимней промысловой охоте с лайкой. В этом случае глухарь — попутная еда для охотника или приманка для соболя. Конечно, в удаленных, Недоступных охотникам-любителям угодьях так и следует этих птиц использовать. Однако трудно согласиться с подобным положением там, где распространена/ любительская охота и главную ценность представляет сам процесс добычи дичи. Эти противоречия между/промысловой (государственной) охотой и любительской все больше обостряются, поскольку охотники-любители осваивают все большие площади ранее диких таежных угодий.

Добычлива бывает и специальная осенняя охота на глухарей с лайкой. Без собаки этих птиц стреляют на галечниковых отмелях. Эта охота при использовании моторных лодок считается браконьерской. Стреляют также выпугиваемых глухарей влет, на Ангаре раньше существовал даже специальный прием такой охоты, когда один человек шел по обращенному к реке склону, второй — по самому берегу. Вспугнутый глухарь всегда летит вниз по склону, и он часто налетает на идущего по берегу охотника.

Иногда птиц удается заметить сидящими в кронах лиственниц, где они осенью кормятся пожухлой хвоей. В местах, где таких лиственниц мало, под ними нередко специально караулят вылетающих кормиться птиц. Любят глухари кормиться также на старых, заросших травой лесовозных дорогах. При урожае черники, брусники, клюквы на этих птиц охотятся на ягодниках, где стрельба также ведется влет.

В самых глухих уголках тайги и сегодня можно встретить глухарей, не знакомых с охотником. Там они, подобно непуганым рябчикам, взлетают на ближайшие деревья и их отстрел в таком случае не составляет труда. Вспугнутый глухарь улетает далеко и повторно к нему подойти не удается. Чаще его может найти лайка. К такому вспугнутому глухарю подходить второй раз нужно с большой осторожностью, в то время как при первом облаивании птица, сосредоточив все внимание на собаке, обычно легко подпускает охотника на выстрел.

В рядовых охотничьих угодьях численность глухарей сейчас невысока и за день осенью редко удается добыть больше одной птицы. С точки зрения экономической целесообразности охота на рябчика гораздо результативнее (даже при условии, что масса глухаря в 7—8 раз больше массы рябчика). В местах, где преобладает любительская охота, часто раздаются призывы к прекращению осеннего отстрела во имя весенней охоты. Конечно, нужно согласиться с тем, что попутно убитая птица доставляет гораздо меньше радости, чем добытая на току в совершенно иной обстановке.

Тетерев. В азиатской части страны распространен очень широко, но неравномерно, избегает как сплошных лесных массивов, так и совершенно безлесных степей. Эту птицу можно считать меньшей родственницей глухаря. Она также достаточно хорошо известна и ведет такой же полигамный образ жизни. Гнездо устраивает неподалеку от тока, в кладке 5—12 яиц. Выводки держатся в траве, взлетают очень неохотно, взлетев, перемещаются далеко и рассаживаются не на деревья, а снова садятся в траву. В начале сентября петушки становятся почти черными, приближаясь по размерам к взрослым птицам. Держатся обычно стаями или, при низкой численности, отдельными группами из нескольких птиц, иногда даже поодиночке. Питаются птенцы в основном беспозвоночными, позже — растительной пищей. Взрослые летом едят разнообразные растительные корма, зимой — в основном мужские сережки березы.

Излюбленные места обитания — кустарниковые заросли и колки в степи, изреженные молодняки в степной зоне, куда проникают по сельскохозяйственным угодьям, вырубкам, гарям, обширным верховым болотам.

Численность этого вида сокращается еще сильнее, чем глухаря. Причин здесь несколько. Помимо охоты, на тетеревов очень плохо влияет химизация сельского хозяйства, расчистка кустарниковых зарослей, выпас скота. Губительны для них весенние палы. Охотятся на этих птиц весной на току и осенью с помощью разных приемов. Весенняя охота принципиально отличается от охоты на глухарином току тем, что к токующим тетеревам не подкрадываются, а ожидают их в специально сделанном укрытии (шалаше). Его делают за несколько дней до предполагаемой охоты с тем, чтобы птицы успели к нему привыкнуть. Сейчас из-за низкой численности тетеревов весеннюю охоту на них все чаще закрывают. Во многих районах ограничивается также осенняя охота.

Тетеревиный ток — впечатляющее зрелище. Птицы, слетевшиеся на лесную поляну, моховое болото или другое открытое место, ходят и бегают по земле, часто вспархивая на несколько метров вверх. Сопровождается это вспархивание громким хлопаньем крыльев. Передвигаясь, птицы распускают хвост, "чертят" по земле крыльями. В это время они бормочут и чуфыкают. Бор-мотанье очень громкое, его слышно за километр й более. На току часто возникают драки. Начинает/я ток еще в сумерках, а заканчивается через несколько часов после восхода солнца. Как правило, в районе тетеревиного тока есть немало и других птиц, которые также поют, подчас токуют (бекасы, дупеля, журавли, чибисы). На сфагновых болотах в редких сосняках тетеревиные и глухариные тока порой совмещаются. На севере на этих болотах порой токуют белые куропатки. Словом, там есть на что посмотреть.

Осенью классической для европейской части страны является охота по тетеревиным выводкам с легавой собакой. К сожалению, в Сибири эти собаки вообще используются редко, что лишает охотников одной из самых замечательных охот. Без собаки вспугнуть затаившихся в траве птиц трудно, взлетают они внезапно, до-бычливость охоты в этом случае невысока, упавший в траву подранок почти всегда теряется. Такой охотой занимаются лишь отдельные любители в наиболее богатых тетеревами угодьях. Некоторое количество тетеревов добывают попутно при охоте на зайцев. В этом случае добычей чаще оказываются птицы, сидящие в снежных лунках и подпускающие охотника на близкий выстрел.

В литературе описана охота на тетеревов с чучелами. Заключается она в том, что осенью, после того как птицы перейдут на зимний рацион, в местах из обычной кормежки на березах выставляются чучела. Охотник же укрывается вблизи в специально сделанном шалаше. К чучелам летящие кормиться тетерева подсаживаются очень охотно. Нередко эту охоту видоизменяют и один охотник устраивается в шалаше, а другой вспугивает птиц в его сторону. Все это занимает много времени, но такая охота все же активнее, чем просто ожидание — подлетят или нет летящие "сами по себе" птицы. Сейчас этот способ мало используется.

Вальдшнеп. Этот довольно крупный кулик гнездится в средней и северной частях лесной зоны, на юге же встречается в основном на пролете. Он — один из наиболее популярных объектов весенней охоты главным образом в европейской части страны. Однако сейчас эта охота во все большей степени уходит в прошлое, к тому же она никогда не была популярна в Сибири. Здесь численность этих птиц невысока, за недолгое время тяги в пределах  выстрела  редко  пролетит более двух-трех птиц. В то же время в Белоруссии или Средней России нередки тяги, во время которых можно увидеть до полу-тора-двух десятков вальдшнепов, в том числе четыре—шесть — на выстрел.

Сама тяга заключается в том, что в вечерних сумерках вальдшнепы летают над кронами деревьев, "цикая" и "хоркая". Этот »срик — призыв к самке, которая вылетает навстречу самцу и тогда они парой носятся над лесом, как бы играя в догонялки. Стрелять таких птиц нельзя, поскольку в этом случае с 50%-й вероятностью можно убить самку. Тяга — тот же ток, во время которого полигамные самцы ищут себе подругу на один вечер. Тяга длится недолго, минут двадцать. Непродолжительность тяги — одна из основных причин, из-за которой любителей этой охоты не так уж много, ведь ради этих двадцати минут — получаса порой приходится ночевать в лесу, ехать за многие десятки километров. Кроме того, нужно знать место тяги, т.е. знать, где пролетит больше птиц. Обычно таким местом оказывается узкий перешеек между двумя массивами леса, опушка поляны и т.п. При нерегулярных поездках и плохой тяге охотник не может найти такое лучшее место, порой во время самой тяги он начинает метаться (чего делать не следует). Естественно, результативной такая охота не бывает.

Конечно, совсем другое дело, когда на тягу можно сходить попутно, с расположенной в лесу дачи, при поездке на глухариный ток, при весенней утиной охоте. В целом же маловероятно, чтобы в Сибири популярность весенней охоты на тяге возросла.

Осенью вальдшнепов стреляют во время пролета, когда значительное количество этих птиц скапливается в островных степных лесах. В таежной зоне даже при самых настойчивых поисках редко удается поднять за день несколько вальдшнепов. Конечно, эта охота была бы куда интереснее и результативнее при наличии легавой собаки, но, как мы уже отмечали, их в Сибири почти нет. Так что эти птицы пока могут прилетать к нам на период гнездования спокойно, в ближайшем будущем им со стороны охотников ничто не грозит. К тому же в лесу стрелять летящего вальдшнепа достаточно трудно. Начинающему охотнику полезно знать, что вальдшнепы на деревья никогда не садятся, хотя, когда эта птица взлетает часто чуть ли не из-под ног и летит, лавируя между стволами и ветками, так и кажется, что она сядет в крону дерева.

Белая куропатка. Эта северная птица населяет тундру и лесотундру, откуда по обширным болотам, редколесьям, речным долинам проникает в таежную зону, особенно далеко — по Уралу. Встречается также в горах в гольцовой зоне. Традиционно служит объектом массовых промысловых заготовок, меньше используется при спортивной охоте. Вместе с белой куропаткой живет близкий вид — тундряная куропатка, которая гораздо малочисленнее, используется она так же, как и белая.

Весной куропатки разбиваются на пары, причем этот процесс сопровождается током, во время которого самцы взлетают вверх со своеобразным хохочущим криком. Гнездятся на земле, в кладке 9—11 яиц. Держатся выводками и стаями, зимой перемещаются к югу, однако основная масса птиц остается в пределах северного полярного круга.

Охотятся на куропаток осенью и зимой, стреляя их с подхода без всяких ухищрений, при промысле используют малокалиберную винтовку, маскировочный халат.

Серая и даурская куропатки. Эти два близких вида замещают один другой по мере движения на восток, Они — степные птицы, проникающие в леса в местах, пограничных с открытым ландшафтом. Встречаются в сильно изреженных колковых насаждениях, в предгорьях и горных степях. По Енисею на север проникают до Красноярска и чуть дальше.

Это сравнительно малоизвестные птицы размером с рябчика или меньше, такого же серого цвета. Все время проводят на земле, откуда, будучи потревоженными, взлетают с шумом, летят быстро, невысоко. Причем даурские куропатки, используя неровности местности, стремятся сесть вне поля зрения вспугнувшего их человека.

Оба вида куропаток постепенно становятся все малочисленнее, охоту на них все чаще приходится закрывать и без активной заботы об этих птицах вряд ли можно будет изменить нынешнее положение. Сейчас их в основном добывают попутно.

Голуби. В Сибири распространено два вида — большая горлица и клинтух, который быстро продвигается на восток. Кроме того, ближе к Уралу обитает крупный вяхирь и европейская горлица. Все они ведут сходный образ жизни и охота на отдельные виды не имеет существенных различий.

Эти птицы не служат традиционными в Сибири объектами охоты. Их часто стреляют попутно городские охотники осенью при других видах охоты. Весенняя охота на них запрещена, как и на других моногамных (живущих парами) птиц. Кроме того, самец и самка у них внешне неразличимы. Клинтухов постоянно можно видеть в конце лета и в начале осени сидящими на проводах вдоль дорог. Если птиц не стреляют, они бывают довольно доверчивы и пару раз могут подпустить на выстрел. Однако, как только начинается их преследование, осторожность голубей резко возрастает и их можно подстрелить разве что из засады на водопое или при случайной встрече в тайге, где обитают в основном большие горлицы. Наиболее успешной охота на этих птиц может быть при использовании чучел (на тех же водопоях, в местах перелетов на ночевку, на кормежку). Все голуби крепки на рану и стрелять их нужно дробью № 5 из ружья с кучным боем.

В настоящее время численность этих птиц не сокращается, добывают их лишь случайно, так что есть все основания пропагандировать охоту на голубей, тем более что на зиму они улетают довольно рано и сезон охоты на них не может быть продолжителен.

Другая мелкая пернатая дичь. Из охотничьих видов к этой группе относится лесной дупель. Это типично лесная птица, которая предпочитает сырые, даже заболоченные вырубки и гари, старые шелкопрядники, словом, разреженные и даже почти безлесные участки. Охоту на дупелей иногда открывают и весной, но распространения она не получила, хотя дупелиный ток весьма впечатляющее зрелище. Вероятно, основная причина здесь — маленькие размеры птицы, которая весит немногим больше дрозда, хотя и кажется благодаря длинным крыльям более крупной. Осенью их можно было бы стрелять из-под легавой собаки, подобно тому как в европейской части страны охотятся на бекасов, имеющих такие же размеры. Трудно сказать, будут или нет со временем использоваться эти птицы.

На сырых лесных полянах обитает коростель. Это своеобразная чисто наземная птица, которая в отличие от дупеля никогда не садится на деревья. Будучи потревоженными вылетают буквально из-под ног, летят недалеко и снова "падают" в траву. Во время полета в отличие от всех других птиц ноги не поджимает, они болтаются как у подранка, поэтому кажется, что коростель вот-вот упадет.

Это типичный объект осенней охоты с легавой собакой. Специально на них даже в европейской части страны обычно не охотятся, а стреляют попутно при охоте на луговую и болотную дичь. В Сибири коростелей почти не добывают и маловероятно, чтобы это положение в ближайшем будущем изменилось.

Наконец, последняя группа видов, на которых охота вновь была открыта совсем недавно — это дрозды и мелкие кулики. Трудно говорить об экономически целесообразном отстреле дроздов. Ведь одна птица массой 100 г дает всего-навсего 60—70 г костистого мяса. Сказанное заставляет авторов отрицательно относиться к указанному виду охоты, несмотря на его официальное разрешение. К тому же осенью отличить одни виды куликов от других, запрещенных к отстрелу и относящихся к редким, трудно даже специалисту-орнитологу, не говоря уже об охотнике-любителе. Трудно сделать это и по отношению к дроздам. Так что лучше оставим этих птиц в покое.

Охота на зверей. Звери как охотничьи трофеи отличаются от птиц гораздо более высокой ценностью и лишь немногие виды могут служить объектами массовой любительской охоты. Большая часть млекопитающих или имеет ценную шкурку, подлежащую обязательной сдаче в заготовительные организации^ или дает много мяса, как копытные. К тому же численность последних не настолько высока, чтобы их хватило на всех желающих. В результате лишь один заяц является по-настоящему общедоступным. Можно добывать без всякого охотничьего билета таких малоценных пушных животных, как серая и водяная крысы, длиннохвостый суслик. Все эти зверьки, как и ряд других подобных им видов, служат объектами так называемого самоловного промысла. Существенного же экономического значения сейчас пушнина этих зверьков иметь не может, поскольку синтетический мех ей не уступает по качеству. Добыча же таких видов, как бурундук или суслик не сделает окрестности наших поселений более живописными.

Заяц-беляк. Этот зверек в Сибири встречается по всей лесной зоне и ведет оседлый образ жизни. Населяя разные насаждения, предпочитает хвойно-лиственные и сосновые молодняки, поймы рек и ручьи с зарослями ивняков, разреженные темнохвойные насаждения. Не избегает близости деревень, поселяется даже на окраинах городов, постоянно посещает дачные участки, где порой наносит заметный ущерб растениям.

Зайцы не образуют пар и самец не обременяет себя заботой о потомстве. Однако он имеет общий с самкой семейный участок и знает, где она живет. Если на этом участке появляется другой самец, то между зверьками происходят конфликты. Самка на юге приносит до трех пометов, причем иногда за один раз у зайчихи рождается до десятка зайчат. Благодаря высокой плодовитости численность зверьков нередко быстро возрастает, известны случаи, когда различия между наибольшими и наименьшими показателями для одной и той же территории были тысячекратными. Питаются исключительно растительной пищей — летом травянистой, а зимой преимущественно древесной и кустарниковой — побегами ив, осины, березы. Особенно охотно объедают побеги на ветровальных деревьях и порубочных остатках.

В настоящее время во многих местах своей обширной области распространения зайцы многочисленны и охоту на них вполне можно пропагандировать. Начинается она в большинстве районов с третьей декады октября, причем владельцы гончих собак, как правило, имеют право начинать охотиться раньше.

Охота с гончей считается наиболее интересной. Обнаружив зверька, нередко с помощью охотника, гончая собака начинает его с лаем преследовать (гнать). Хорошая собака при благоприятной погоде, когда нет сильного мороза или глубокого снега, гонит почти без остановок, не теряя следа (не "скалываясь"). Заяц уходит от собаки по кругу, не покидая своего участка обитания. Первый круг обычно оказывается меньше, следующие — все больше и больше. Задача охотника — перехватить зайца во время этого гона. Места, где чаще всего пробегает зверек (лаз), представляют собой узкие полоски более густого леса, кустарников, тропинки и дороги, просеки. Часто зверек пробегает около лежки. Чем лучше охотник и собака знают место охоты, тем успешнее проходит и сама охота. Ею особенно удобно заниматься недалеко от дома, не будучи связанным с общественным транспортом. В противном же случае нередко складываются ситуации, когда собака увязалась за зверем, "сошла со слуха", время же отправления последнего автобуса или электрички подходит…

Сейчас в Сибири количество гончих собак по сравнению с охотниками ничтожно и наиболее распространенными являются охота "на узерку" и путем тропления. Первый способ охоты может практиковаться в случае, когда ее открытие происходит до выпадения снега. Зайцы к этому времени успевают вылинять, и их белая шубка хорошо видна на темном фоне пожухлой травы. Даже в тех случаях, когда зверек спрятался особенно надежно, он, будучи выпугнут, также оказывается мгновенно обнаруженным. Стрелять по бегущему белому зайцу на общем темном фоне куда легче, чем на белом — на снегу.

Для того чтобы успешно охотиться на зайцев до снега, нужно хорошо знать угодья и особенности распределения зверьков. Вылиняв по чернотропу, они прекрасно понимают свою временную уязвимость и ложатся на дневку в самые укромные места. Такими могут быть заросли густого подроста хвойных пород, густая пожухлая трава, густые кусты, валежник и т.п. Искусство охотника заключается в том, чтобы "почувствовать" место, где может лежать зверек, и в то же время не забираться в такую чащу, в которой трудно сделать прицельный выстрел.

После установления снежного покрова можно тропить зайцев. При достаточном опыте охотник представляет, где они могут укрыться на дневку, обходит соответствующие места, и, найдя след, идет по нему. Чем лучше знание угодий, тем с большей вероятностью охотник будет находить нужные ему следы, идущие к лежке, а не к месту кормежки (жировочные следы). Распутывать последние — занятие неблагодарное и опытные охотники такие следы просто оставляют.

О близости лежки свидетельствует появление на следу "двойки" (сдвоенных следов, идущих в разные стороны). После нескольких "двоек" следует "скидка" — прыжок в сторону и затем следует лежка. Обнаружить "двойку", охотник должен очень внимательно смотреть по сторонам. Здесь большую помощь может оказать второй охотник, который вообще не обращает внимания на следы, а только и делает, что озирается. Дело здесь в том, что направление следа вовсе не указывает, где лежит зверек. Сплошь и рядом он выскакивает сбоку или сзади от охотника, занимающегося троплением. В таких случаях выстрела чаще всего сделать вообще не удается.

Если зверек ушел, то часто организуется его преследование. Заключается оно в том, что один охотник идет по следу, изредка покрикивая, а второй остается около лежки и ожидает, когда перемещающийся по кругу зверек снова пробежит по своему следу. Такое ожидание требует терпения и внимания, но часто именно таким образом удается добыть беляка. Первый круг часто бывает небольшим, полтора-два километра, и ожидать приходится менее часа. Если зверек прошел стороной или, что еще хуже, по нему был сделан безрезультатный выстрел, второй круг увеличивается, порой очень значительно. Возрастает также вероятность перемещений по совсем другому кругу. В этом случае угадать

"лаз , по которому пройдет гонный заяц, гораздо труднее.

Сложно охотиться описанным образом при многосле-дице, в местах, где много зайцев. Выскочив на хорошо натоптанную тропу, зверек оставляет малозаметный след, его легко пропустить в месте, где тропы расходятся. Скорость движения охотника по следу при такой ситуации уменьшается, оставшемуся в засаде стрелку приходится ждать невыносимо долго. В лучшем положении здесь оказывается охотник, идущий по следу, он не мерзнет, набирается опыта, лучше узнает повадки зверька.

В местах, где много зайцев, если они со всей округи ложатся в небольших по площади густых зарослях, можно охотиться загоном. Эта охота в Сибири при добыче зайцев непопулярна, заключается она в том, что несколько человек в засаде ожидают потревоженных зверьков, другие с криком прогоняют соответствующий участок. Расстояние между загонщиками должно быть метров 100—150. Очевидно, чтобы охватить значительную площадь, нужно много загонщиков. Это — существенный недостаток данного способа охоты.

Помимо охоты с ружьем зайцев ловят петлями. Это типичный промысловый прием, гораздо более результативный, чем обычная ружейная охота. Петли ставят на тропах, маскируя таким образом, чтобы зверек попадал туда, прыгая через валежину, пробираясь в густых кустарниках. В местах, где этот способ добычи широко практикуется, зайцы каким-то образом узнают об опасности и избегают ее.

Заяц-русак. Этот вид был акклиматизирован в Сибири и заселил ее южные степные районы. В леса эти зверьки проникают в основном по колкам, ленточным борам. Далеко в лесные массивы не заходят и их нельзя считать лесными животными. Этих зайцев стреляют в основном "из-под себя", т.е. обследуя наиболее подходящие для дневок укрытия, выпугивают зверьков и, если те поднимаются не слишком далеко, — стреляют. Охота эта не особенно популярна, к сожалению, чаще заяц становится объектом браконьерского отстрела ночью из-под фар.

Лисица. Этого зверя тоже трудно назвать типичным обитателем тайги. Живет она в степях и лесостепи, заходя в подтаежные районы, по речным долинам проникая в таежную зону.

В сезон размножения лисицы живут парами, в другие сезоны ведут одиночный образ жизни. Этот хищник осторожен и добыть его, подняв с лежки на расстоянии выстрела, можно лишь случайно. Опытные охотники, специализирующиеся на добыче этих зверей, иногда добывают лис во время "мышкования", когда они увлекшись, подпускают человека в маскхалате на выстрел, позволяют подманить себя мышиным писком. В европейской части страны нередко используется офлажива-ние — участок густых зарослей, где укрылся на день зверь, обтягивают со всех сторон бичевой с флагами. Они пугают лисицу, и та находится в окладе до тех пор, пока, перемещаясь, не попадает под выстрел затаившегося охотника. Сейчас таким путем охотятся на этих зверей все реже.

На лисицу вполне успешно можно охотиться с гончими, хотя она под гоном ходит гораздо большими кругами. Кроме того, если гончая оказалась "вязкой" и лисе никак не удается уйти, она может укрыться в норе — "понориться". Раньше для того чтобы извлечь ее оттуда, применяли специальных норных собак (фокстерьеров) . Сейчас они тоже есть, но живут в качестве декоративных комнатных собачек.

Неизвестно сколько, но, несомненно, очень много лис добывают путем браконьерского отстрела из-под фар автомашин. Реже используется для этого другой транспорт. Чаще всего, с нарушением правил, т.е. без оформления договора на заготовку пушнины, ловят этих хищников петлями и капканами. Поймать лисицу достаточно сложно. Охотники соответствующие рекомендации смогут найти в специальной литературе главным образом в журнале "Охота и охотничье хозяйство".

Барсук. Это скрытно живущий, редко попадающийся на глаза зверь. На зиму он залегает в спячку и охота на него возможна лишь в короткую осеннюю пору. Обычно она заключается в подкарауливании у входа в нору. Однако барсук прекрасно знает, что именно зона вокруг норы является наиболее опасной, и ведет себя там очень осторожно. Поэтому успешнее оказывается подка-рауливание при использовании собак (гончих или лаек), которые преследуют барсука, и тот мчится в нору сломя голову. Поскольку его жилище — система из многих нор со многими входами, то их надо предварительно заткнуть любым подручным материалом. Бегая от одного входа к другому, зверь почти неизбежно попадает под выстрел. Конечно, этой охотой можно заниматься лишь в лунные ночи.

Основную ценность при добыче барсука представляет жир, который обладает лечебными свойствами и высоко ценится. Мясо может употребляться в пищу, хотя его деликатесным не назовешь. Шкура идет на разные поделки, к ценной пушнине мех барсука не относится.

Белка. Это типично пушной вид, который в массе заготавливают охотники-промысловики. На добычу белки может быть заключен договор с охотниками-любителями. Распространена она по всей лесной зоне, где населяет в основном темнохвойные леса. При неурожаях семян у ели, кедра, пихты перекочевывает в сосняки и лиственничники.

Охотятся на белку чаще всего с лайкой. Это о i носи-тельно простая охота — собака находит зверька по следу или ориентируясь по слуху и облаивает его. Если белка непуганая, она даже порой "цокает" на собаку, во всяком случае особенно не затаивается и обнаружить ее в кроне дерева бывает несложно. Стреляют ее мелкой (№ 7) дробью, часто — полузарядиками из ружья небольшого калибра. В конце промыслового сезона зверьки становятся "тайкими" и заметить белку в кроне густого кедра бывает очень трудно. Можно вспугнуть белку, нанося удары по стволу. В литературе описано вы-пугивание зверька с помощью бича, которым громко щелкают. При наличии у охотника малокалиберной винтовки стреляют по кроне, заставляя зверька выдать себя движением.

В каком виде, на каких условиях должна быть сдана добытая продукция — договариваются при получении соответствующих документов на право промысла. Нужно отметить, что любитель, зарекомендовавший себя как дисциплинированный охотник, может на многие годы закрепить за собой охотничий участок, ежегодно проводя там отпуск. Разрешений же на добычу белок "где попало", как правило, не выдается, для промысловой охоты нужно иметь закрепленный за данным охотником (бригадой) участок территории.

Колонок и горностай. Эти небольшие хищники из семейства куньих, как правило, служат объектами капканного промысла. Ловить их не особенно сложно и при желании любой охотник может научиться это делать. Профессиональные охотники добычей этих зверьков не занимаются, поскольку она экономически маловыгодна.

Соболь. Любителю заключить договор на добычу этих зверьков сложнее, чем на другие виды. Причины трудностей очевидны. Соболь — особо ценный трофей, поймать же его не намного сложнее, чем колонка. Любитель есть любитель, он не зависит так сильно от про-мхоза, как штатный охотник, для которого промысел — основной источник заработка. Естественно, штатный охотник меньше склонен рисковать, утаивая значительную часть добычи. Способы охоты на соболя описаны во многих работах и вряд ли понадобятся нашему читателю.

Приведенным перечнем не исчерпывается список пушных зверей, обитающих в наших лесах, на берегах водоемов. Назовем еще норку, выдру, ондатру, бобра, росомаху. Однако все эти звери — объекты промысла, с которыми вряд ли придется иметь дело начинающим любителям. Рысь, волк, медведь — очень ценные охотничьи трофеи. Шкуры их охотники-любители не сдают, оставляя себе. Добывают этих зверей любители редко, обычно при случайных встречах.

Охота на копытных занимает особое место среди других видов. Копытные являются сейчас лицензионными видами, на некоторые охота вообще запрещена. Лицензий на этих животных имеется, как правило, меньше, чем желающих поохотиться. Исключение составляет, пожалуй, кабарга. Но она населяет в основном труднодоступные горные районы, где добыча производится преимущественно петлями. Специальная ружейная охота на этих зверей мало распространена, чаще кабарга оказывается случайной добычей.

На другие виды копытных широко распространена коллективная охота посредством загона. Групповым охотам присущ определенный ритуал, превращающий их в праздник, а не добычу любым способом большого куска мяса. Эта ритуальность воспитывает этику охоты, повышает ее культуру и эмоциональное воздействие, делает всех участников сопричастными некоему таинству.

Мы не склонны делать широкие обобщения, но та всеобщая бездуховность, о которой сегодня так много говорят и пишут, как нам кажется, коснулась и охоты, усилив ее утилитарное значение, обусловив широкое распространение браконьерства с использованием автотранспорта, на севере — вертолетов, моторных лодок, снегоходов.

Загонная охота особенно удобна в густонаселенных районах юга Сибири, где сплошные лесные массивы расчленены полями, где легче угадать направление перемещения потревоженных животных. В этом отношении особенно хороша охота на косулю, зимующую в лесостепных районах, а также на обитающих там других зверей (лисицу, зайца). При загонной охоте линия стрелков располагается с подветренной стороны в наиболее разреженном месте, где легче заметить приближающегося зверя. Загонщики находятся в 1,5—2 км от стрелков. В загоне можно использовать гончую собаку, которая своим лаем сообщает о месте нахождения зверя и направлении его перемещения. Вообще же приемы охоты на разные виды копытных, как и добыча их в разных условиях, имеют свои особенности.

Лось. Среди копытных это самый распространенный вид. населяющий всю лесную зону страны (за исключением самых южных лесов). Больше всего его в южной полосе тайги. Общее количество зверей по официальным данным находится на уровне 0,9—1,0 млн голов. Однако некоторые исследователи, в частности, наш известный охотовед Я.С. Русанов, обоснованно считают эту цифру заниженной.

Излюбленные места обитания этого зверя — тайга с неглубоким снежным покровом, богатая открытыми участками и зарастающими лиственными породами вырубками, гарями, шелкопрядниками, с густой гидрологической сетью, поросшими ивняками поймами рек, верховыми болотами. В разные сезоны лось нуждается в различных угодьях. В летнюю жару от гнуса спасается на обширных, продуваемых ветрами болотах, в водоемах, на их берегах. В благодатную осеннюю пору этим зверям хорошо почти везде, особенно в разреженном лесу. Зимой нуждаются в участках темнохвойных насаждений, куда уходят при ветре, в глубокоснежье, где укрываются от сильных морозов. В молодняках, зарослях ивняка находят корм.

Очень сильно влияет на лосей фактор беспокойства. В наши дни браконьерский отстрел этих зверей — рас-пространеннейшее явление. След лося и след человека, идущего за зверем, можно встретить в Сибири постоянно. На расстояние ближе 5—7 км к поселкам эти звери совсем не приближаются.

Лось — наиболее крупный представитель охотничьих копытных животных. Масса его достигает полутонны, а у восточно-сибирских зверей — даже 600 кг с лишним. Отстреливают этих зверей как по спортивным, так и промысловым лицензиям. В первом случае добычей полностью распоряжается владелец лицензии, во втором — она сдается по установленной цене в соответствующее охотничье хозяйство, заготовительную организацию. Такими промысловыми заготовками обычно занимаются профессионалы, которые ни в каких советах не нуждаются.

Спортивные лицензии бывают двух типов: действительно спортивные, с ними люди из дома выезжают на охоту, и так называемые "мясные", они выдаются работникам экспедиций, которые работают в труднодоступных районах. Там звери используются на месте для обеспечения участников экспедиции мясом. Эта охота осуществляется летом, в закрытый охотничий сезон.

Охота по промысловым и обычным спортивным лицензиям осуществляется в осенне-зимнее время в установленные сроки, которые могут меняться в разные годы. Существует несколько способов такой охоты, причем предпочтение тому или иному отдается исходя из конкретной ситуации и имеющихся возможностей (наличия того или иного оружия, собак, которые могут "держать" зверя).

В европейской части страны наиболее распространена загонная охота, в которой могут принимать участие стажеры, не являющиеся еще полноправными членами общества охотников и не имеющие оружия. Такая охота может проводиться с предварительным окладом или без него. Во время оклада определяется, есть ли на подлежащем прогону участке звери или нет. В угодьях, где численность лосей высокая, а характер их распределения на территории известен, можно обойтись без таких предварительных окладов.

В каждом конкретном случае нужно знать направление, которое с наибольшей вероятностью выберут потревоженные звери. Часто таким направлением может быть то, которое совпадает с входным следом, и при прочих равных условиях стрелков нужно расставлять именно там. Может быть и другая ситуация, когда почти наверняка известно, куда направлялись остановившиеся на отдых звери и куда они пойдут из-под гона. Однако на эту информацию каждый раз накладывается и другая — направление ветра. Загон против ветра очень нежелателен, в этом случае велика вероятность того, что звери почуют стоящих на номерах стрелков и свернут в сторону. С учетом указанных обстоятельств и определяются места расположения стрелков и направление загона.

В незнакомых местах охотиться таким способом плохо, нужно знать звериные дороги, знать, где животные могут находиться днем. Загоны, сделанные на авось, редко бывают удачными.

Кроме специальных правил техники безопасности при облавных охотах, которые описаны в отдельном разделе, есть и другие, которые больше относятся к охотничьей этике. Как бы не было велико желание добыть зверя самому, но если он идет на товарища, которому стрелять будет явно удобнее — такого зверя нужно пропустить. Совершенно недопустимо курить, двигаться после начала гона. Млекопитающие видят плохо, но все же движущуюся фигуру замечают на значительном расстоянии, не говоря уже о запахе табака. Очень важно также правильно выбрать место для засады. Оно должно отвечать двум основным условиям — возможности произвести выстрел с убойного расстояния и быть в зоне движения зверя. Одинаково ошибочно становиться перед поляной, поскольку там хороший обзор, и забираться в чащобу, поскольку там, скорее всего, пройдут звери. Нужно найти такое место на пути их вероятного движения, которое и не слишком открыто и где достаточно удобно стрелять. При этом следует помнить, что лоси, как и другие звери, прекрасно знают свой участок обитания и, будучи вспугнутыми, могут уходить совсем не туда, куда перемещаются в спокойной обстановке.

Опытные охотники хорошо знают, что там, где регулярно проводятся облавные охоты, звери порой идут не на охотников, а на загонщиков. Это обстоятельство было в свое время использовано в знаменитой Беловежской пуще, где устраивали контрзагоны, во время которых охотники стояли за спиной загонщиков, которые гнали зверей от охотников. В результате на линию стрелков часто выходило больше зверей, чем при обычном загоне. В Сибири такой прием не используется.

Знание угодий, в которых проводится охота, иногда достигает такого уровня, при котором становятся возможны "псковские охоты". Это те же загонные охоты, но вдвоем-втроем. Загонщик, хорошо знающий, куда пойдет потревоженный зверь, ставит стрелка на номер и проводит загон. Успешнее таким образом можно охотиться на участках с неровным рельефом, поскольку он в значительной степени определяет направление перемещения потревоженных животных.

По существующим правилам, стрелять лосей можно только пулей. О них можно говорить много, сейчас созданы десятки систем пуль для гладкоствольных ружей. Более удачными следует признать пули Полева, "Вятка", многим охотникам нравятся так называемые "тур-бинки", которые вращаются при полете. Наименее Удачны — пули Бренекке, Якана (часто называемые жаканами).

Расстояние, на котором допустимо стрелять по лосю из гладкоствольного ружья, определяется конкретной обстановкой. Первый выстрел по идущим на линию стрелков животным нужно делать с минимального расстояния (до 50 м). Стреляют всегда в переднюю часть туловища, где находятся легкие, сердце. Когда же раненый зверь уходит, выстрел может быть сделан и на 200 м, и даже далее. При этом, конечно, нужно давать значительное превышение (на 300 м около 4 м). При возможности выбора стреляют в более крупных животных. Однако делать это в обязательном порядке не следует и если явно удобнее стрелять зверя средних размеров, то не нужно палить на авось в лося-великана. О преследовании подранков, которое одинаково для всех копытных, говорится в конце раздела.

Следующий способ охоты — охота скрадом. Зимой, по достаточно глубокому снегу возможно охотиться на лосей таким образом. Охотник в одиночку на лыжах идет по следу зверя. В местах вероятных лежек или кормежки он идет осторожнее, медленнее, внимательно высматривая добычу. Многие охотники в этой ситуации снимают лыжи и, по существу, подкрадываются по следам. Чтобы такое скрадывание было успешным, нужно хорошо знать угодья. Кроме того, наличие опыта позволяет определить свежесть следов уже не на уровне "сегодняшний-вчерашний", а с точностью до часов. Нужно также хорошо знать повадки зверей, внимательно изучить их поведение во время троплений. Лося в первую очередь нужно высматривать не на открытой поляне, а в куртинах подроста, подлеска, т.е. там, где зверь действительно может быть, где он обычно скрывается. Полезно также помнить следующее правило — в непогоду звери обычно лежат в зарослях, а в ясные, морозные дни — на открытых местах.

Подходить к зверю лучше вдвоем. Обычны ситуации, когда лежащий в густой куртине лось, почуявший приближающегося человека, скрывается от него за этой куртиной. В то же время вдвоем ее удобно обойти с разных сторон и отрезать таким образом ему путь к бегству. При достаточной согласованности действий такая охота оказывается гораздо результативнее.

Нередко групповые охоты сочетаются с троплениями и окладом. Там, где зверей мало, задача заключается в том, чтобы их обнаружить. Затем по следам устанавливается вероятное место остановки животных, их обходят и устраивают загон. Конечно, во время оклада, при расстановке загонщиков и стрелков на номера зверя можно потревожить. Тут уж ничего не поделаешь — это неизбежные издержки охоты.

Принципиально отличается от описанной охота в бесснежный период. Если нужно добыть лося летом, по "мясной" лицензии, это чаще всего делают на водоеме. Осмотрев его берега, устанавливают, посещает ли его лось и на заре делают засаду. Выходят кормиться звери как утром, так и вечером. При этой охоте нельзя торопиться с выстрелом. Особенно это относится к тем случаям, когда появляется самка. Стрелять ее при наличии лосенка совершенно недопустимо. Конечно, по следам можно установить, ходит на данный водоем зверь-одиночка или самка с теленком. Но ведь может быть и так, что самка приходит нерегулярно и след лосенка окажется незамеченным. Очень ответственно следует относиться и к выстрелу. При отсутствии следов найти раненого зверя трудно, его нужно бить сразу намертво. Кроме того, мясо подранка с разбитым кишечником трудно сохранить, оно быстро портится.

При наличии нарезного оружия успешной может быть охота на обширных моховых болотах, где звери спасаются от гнуса. Подобраться к лосю в таких условиях метров на 100—150 не так уж и трудно, как и сделать прицельный выстрел на таком расстоянии.

Осенью лося добыть сложно. Здесь могут помочь зверовые собаки, но таких собак найти трудно. Обычно лайки просто гонят лося, не останавливая его. Нужно же забегать к зверю спереди, мешать идти. Так что при наличии осенне-зимних лицензий лучше всего начинать охоту после установления снега. К тому же по морозу проще сохранить мясо.

Лось, как и другие копытные, выходит на солонцы. Но делает он это гораздо реже, чем благородный олень, и там на них редко охотятся. Наконец, в литературе описана охота на лося во время гона ("стона"). В сентябре у этих зверей начинается пора любви. Самцы в этот период "стонут" — издают своеобразный, напоминающий мычание коровы крик-стон. Самец, услышав такой призыв другого зверя, идет к нему, считая его своим соперником. Указанной особенностью поведения пользуются охотники, имитируя этот стон. Насколько известно авторам, в Сибири такой способ охоты почти не применяется.

Благородный олень, марал, изюбрь. Все эти звери — разные подвиды одного и того же вида — благородного оленя. Просто в отличие от лося в разных частях обширной области распространения этих оленей называют по-разному. Различаются они и по облику, размерам. В Сибири обитают марал и изюбрь, первый населяет Алтай, Кузнецкий Алатау, Западный и Восточный Саян, второй распространен далее к востоку. И^ тот и другой предпочитают горные ландшафты. Зимой, особенно при глубокоснежье, спускаются в малоснежные предгорные районы, весной возвращаются в горы, где проводят все лето.

Образ жизни сходен с таковым у лося — осенью протекает гон, весной рождаются один-два теленка, которые живут с матерью до следующей осени и продолжают после сезона размножения жить вместе до весны. Держатся обычно небольшими группами (стадами), старые самцы ведут одиночный образ жизни. Пищей летом служит травянистая растительность, зимой — побеги лиственных пород, прошлогодняя трава, кустарнички. В густонаселенных предгорных районах этих зверей интенсивно преследуют, и там их численность гораздо ниже возможной, в глубине гор они многочисленны. Охотники-промысловики там добывают оленей в основном для личного потребления, что связано со сложностью вывозки мяса.

Охота на марала имеет много общего с охотой на лося. Требуются те же лицензии, при троплении и высматривании зверей используются те же приемы, что и по отношению к лосю. Гораздо реже на маралов охотятся загоном. Во-первых, этот прием неудобен в горах, во-вторых, в более обжитых людных местах маралов или изюбрей слишком мало для того, чтобы такой охотой стоило заниматься.

Гораздо успешнее оказывается охота на этих оленей с собакой. В горах, спасаясь от преследования, они очень часто уходят на так называемые отстой — труднодоступные для их врагов выступы скал. К такому отстою, на котором собака облаивает зверя, подходит охотник и производит выстрел.

Широко распространена охота на этих зверей во время рева. Их голос слышен на большом расстоянии. Услышав голос соперника, самец идет к нему и попадает под выстрел. Охотиться таким образом лучше вдвоем. Один человек имитирует рев, второй стоит впереди и ожидает марала. Дело здесь в том, что в непосредственной близости от предполагаемого соперника зверь ведет себя настороженно, по направлению звука он очень точно определяет, где находится источник этого звука. В то же время на подходе он менее осторожен и там легче оказаться от него на расстоянии верного выстрела.

"Вабу" для подманивания марала охотники на этих зверей делают различной конструкции. К такому опытному охотнику и следует обратиться с просьбой о соответствующих консультациях. Хорошо подражать голосу марала — дело непростое и научиться этому удается далеко не всем.

Распространенной является летняя охота на самцов марала с целью получения пантов — не окостеневших рогов, служащих ценнейшим лекарственным сырьем. Эта охота ведется почти исключительно на солонцах, которые часто делаются специально для нее. Сам солонец представляет собой выдолбленный пень, колоду, ямку в земле под кроной ели, пихты, кедра, куда закладывается глина с солью. По следам вокруг солонца судят о его посещаемости.

В период, когда производится заготовка пантов (июнь), в засаде около солонца укрывается охотник. Местом засады обычно служит дерево, на котором сооружается специальная площадка (лабаз). Если на солонец вышел самец с хорошо развитыми, но еще не старыми рогами — его стреляют. Отстрел на солонцах широко распространен также при браконьерской охоте, и звери ведут себя при подходе к солонцу очень осторожно, нередко выходят туда затемно. Соответствующим образом должен вести себя и охотник. Недопустимо курить даже на дальних подходах, нужно пользоваться чистой одеждой, словом, не пахнуть человеком.

Сибирская косуля. Охота на косулю издавна считалась одной из самых любимых сибиряками. Эти относительно небольшие животные (весит взрослая косуля в пределах 50 кг) совершают регулярные осенние кочевки в малоснежные степные районы. В местах постоянных переходов на косуль регулярно охотились, добывая их десятками и сотнями.

Затем этот вид начал становиться все малочислен-нее, иногда на него вообще закрывают охоту, потом открывают, но ведется она обязательно по лицензиям. Эти лицензии, в отличие от лосиных или маральих, в основном спортивные, никаких летних "мясных" не существует.

Косуле "не повезло" в том отношении, что почти всю зиму она проводит в наиболее населенных районах Сибири — подтаежных лесах и лесостепи, в предгорьях. Летом, в период размножения, уходит дальше в тайгу, но к северу от Ангары почти не проникает. Сейчас на нее существует два основных способа охоты — загоном и путем выслеживания. Во время гона в Сибири этих зверей не стреляют.

Тропление косули производится лишь в местах, где ее совсем мало. Там, где находятся основные зимовки, следов часто бывает так много, что само тропление утрачивает смысл. В этом случае охотник просто ходит по подходящим местам, стремясь увидеть пасущуюся косулю. Нередко удается подойти к животным, находящимся на лежке. С гладкоствольным оружием так охотиться можно главным образом в ранние многоснежные зимы, когда в местах зимовки появляется сразу довольно много относительно непуганых животных. К "настеганным" косулям удается подойти лишь на выстрел из карабина. Правом пользоваться нарезным оружием располагают лишь немногие охотники. Так что для основной массы "простых смертных" эта охота недоступна.

Загонная охота доступна для всех, важно только наличие лицензии. Загоны устраиваются чаще всего без предварительного оклада, на основании знаний угодий. Стреляют косулю картечью метров за 50—60. Как и при охоте на других копытных, выстрел производится по передней части туловища.

Этот зверь больше, чем другие копытные, страдает от браконьерства. В отличие от лося и даже марала косуля — удобный трофей, который можно уложить в рюкзак и нести без особого напряжения. Ее легко спрятать в багажник машины, увезти на общественном транспорте. Велика вероятность ее случайной встречи с охотниками. Эти животные особенно нуждаются в заботе и охране.

Кабарга. Самый мелкий и резко отличающийся от других оленей представитель копытных. В высоту она не достигает и метра, окраска темная, издали почти черная. Клыки видны только у самца, рогов нет. Это гораздо менее известный зверь, чем рассмотренные ранее копытные. Населяет она Сибирь, преимущественно ее горную часть. Во многих местах обычна и многочисленна, сейчас, когда перестали применяться истребительные способы охоты, ее численность восстановилась.

Лицензии на добычу кабарги не дефицитны. Спортивная ружейная охота на этот вид мало распространена. Мясо ее суховато, не особенно вкусное. Чаще всего она служит попутной добычей охотников-промысловиков при случайных встречах. Этот вид мог бы широко использоваться при организации охотничьего туризма как экзотический трофей.

Дикий северный олень. Распространен преимущественно в азиатской части нашей страны. Основные места его обитания — тундра, лесотундра, северная тайга. Облик северного оленя всем достаточно известен, его отличительная особенность — наличие рогов у самцов и самок. У самцов рога очень мощные. Ведут олени кочевой образ жизни, живут стадами, в том числе очень крупными. Питаются в основном лишайниками и травами.

Как объект спортивной охоты имеют относительно небольшое значение. Связано это с характером распространения и с традиционно промысловым использованием. В настоящее время, например, основная масса этих оленей отстреливается в местах их переправы через реки, осуществлялась также промысловая добыча с вертолетов. Из способов, которые могут быть отнесены к спортивным, нужно назвать прежде всего охоту со щитком, который охотник устанавливает перед собой и, скрываясь за ним, подкрадывается к животным. Щиток этот устанавливается на легких санях, отстрел обычно ведется из нарезного оружия. При отсутствии последнего оленей можно караулить на тропах, конечно, здесь требуется немалое терпение. В лесу их можно просто скрадывать по следам, как и других копытных. От собак эти звери уходят, и "держать" их не могут даже самые талантливые лайки. Другие способы добычи относятся к явно браконьерским, и их мы не рассматриваем.

Кабан. Этот вид обитает на юге Сибири, в последние годы предприняты попытки его акклиматизации в более северных районах. Численность кабана невысока и объектом массовой охоты он вряд ли сможет стать.

Сибирский горный козел. Это немногочисленный вид с ограниченной областью распространения на юге Сибири. Маловероятно, чтобы он когда-нибудь стал доступен для массовой охоты.

Добавить комментарий

Метки: , , , , ,

Сайт «Выживание в дикой природе», рад видеть Вас. Если Вы зашли к нам, значит хотите получить полную информацию о выживании в различных экстремальных условиях, в чрезвычайных ситуациях. Человек, на протяжении всего развития, стремился сохранить и обезопасить себя от различных негативных факторов, окружающих его - холода, жары, голода, опасных животных и насекомых.

Структура сайта «Выживание в дикой природе» проста и логична, выбрав интересующий раздел, Вы получите полную информацию. Вы найдете на нашем сайте рекомендации и практические советы по выживанию, уникальные описания и фотографии животных и растений, пошаговые схемы ловушек для диких животных, тесты и обзоры туристического снаряжения, редкие книги по выживанию и дикой природе. На сайте также есть большой раздел, посвященный видео по выживанию известных профессионалов-выживальщиков по всему миру.

Основная тема сайта «Выживание в дикой природе» - это быть готовым оказаться в дикой природе и умение выживать в экстремальных условиях.

SQL - 4 | 0,569 сек. | 10.1 МБ