Буду ли я одинок…

Игорь АЛЁХИН
Я сидел в вагончике за простым деревянным столом, застеленным клеенкой с красно-желтыми листьями на бежевом фоне, и курил легкие белоснежные сигареты, вытряхивая их из зеленой глянцевой пачки. Они истлевали очень быстро, бледный дым слоистыми клубами вяло шевелился в воздухе, указывая на отсутствие сквозняка в помещении, а за единственным окном, черным прямоугольником врезанным в стену, на черную, раскисшую от долгого ненастья землю, на тусклую чугунную гладь лиманов, в серо-бурые камыши ночных плавней с бесконечным вселенским шорохом сыпался черный дождь.

Дождь с небольшими перерывами шел несколько дней — до моего приезда сюда, в день его, и, скорее всего, он будет идти и после того, как я уеду… Из соображений экономии я прикрутил фитиль керосиновой лампы, но света ее вполне хватало для того, чтобы видеть цифры на часах, посуду на полке, по которой изредка пробегали с громким топотом мыши, стоявшее в углу блестящее от масла ружье и мои сапоги у двери.
Машина, на которой я приехал, мокла под дождем в ста метрах отсюда, и мне казалось, я слышу, как шуршат капли по ее кузову, полируя его в тусклом, неведомо откуда берущемся свете ночи. И мне еще было немного совестно за то, что она стоит вот так, под открытым небом, одинокая, как и я. Но я был в тепле и сухости, а машина мокла в луже под дождем. Это было несправедливо. Ведь она привезла меня сюда через десятки километров скользкого грязного асфальта, острых камней гравийных дорог, раскисших проселков и плавневых насыпных валов с обманчивыми, ненадежными краями. И заслужила, наверное, хотя бы навеса, прикрывающего от мерзкого декабрьского дождя…
Но навеса не было. Единственный сухой угол занимал я, вместе с ружьем и патронами и своими невеселыми мыслями.
Было тихо. Так тихо, как бывает, когда ты один на двадцать верст окрест. Когда идет дождь, нет ветра, все живое вокруг, от мыши под полом до дикой свиньи на недалекой камышовой гриве, кажется, тоже слушает этот непрерывный тихий шум падающих в камыши мелких холодных капель.
Зимний дождь — такое вот грустное явление. И надежды, что он перестанет к утру, мало. Судя по размытым, разваленным напоим воды колеям дороги, по которой я ехал сюда, и серому небу без всяких просветов, дождь давно и надолго.
Ну и черт с ним. Что поделаешь, если не везет. Мне вообще не везет на охоте в последние годы. И не в том, что нет добычи —она-то как раз есть, а в том, что… Ну как бы сказать поточнее — нет полного удовлетворения от результатов моих охот. Да, что-то в этом роде…
Результаты есть, а удовлетворения от них что-то не очень много. А почему — очень хорошо начинаешь понимать. Когда тебе за сорок, неожиданно отчетливо начинаешь сознавать правду и смысл поговорки, что разделенная радость — это двойная радость. Впрочем, конечно, есть и другая, так сказать, сторона медали — неразделенная радость ведь вовсе не половина радости… Наверное, все зависит от того, нужно ли тебе самому делиться с кем бы то ни было своими чувствами и ощущениями, вообще — чувствуешь ли ты необходимость приобщить к своему миру нравственных убеждений и переживаний другого человека. Все зависит от конкретных обстоятельств, конечно. Но если этот другой человек — твой собственный сын, то желание разделить с ним радости и переживания, которые дарит охота, превращается, можно сказать, в естественную потребность даже не разделить — подарить ему огромный, чувственный, цветной и благоуханный мир, полный летящих в голубом поднебесье стай, разливов холодной воды, загадочных туманов с влажными задумчивыми деревьями, звездных ночей и звериных троп. Мир, имя которому — Охота.
Не мысля жизни своей без охоты, я естественно и закономерно считал, что мой сын обязательно должен унаследовать эту страсть. Другими словами, стать охотником. И не каким-нибудь «сочувствующим», иногда выбирающимся в поле с покупными патронами и новеньким, но нечищеным ружьем неизвестно зачем — от нечего делать, потому что пригласили, привезли-отвезли, потому что надоело дома, надо «отметиться» на природе… Сын должен, как минимум, повторить меня, всю жизнь одержимого охотничьей страстью,— любить все, связанное с охотой: оружие, собак, природу, книги… Ну а если охота займет в его жизни еще больше места, чем в моей,— хотя я с трудом представляю это,— дай, как говорится, Бог.
И я начал готовить Костю к ждущей, как мне казалось, его охотничьей участи. Он должен стать охотником — для этого я собирался сделать все от меня зависящее. Чуть ли не с самого рождения показывал ему картинки на тему природы и охоты, совал к носу стреляные гильзы — пусть узнает с малолетства неповторимый, будоражащий сердце запах сгоревшего пороха. Покупал и делал ему игрушечные ружья. Раскладывал перед ним принесенную с охоты дичь.
Костя без сомнения и стеснения хватал уток за шеи и с интересом рассматривал, тыча пальчиком в полураскрытые клювы. Теребил цветные перышки, с восторгом подбрасывал пух. Большего требовать я тогда не мог. Сын вел себя как положено, подавал надежды.
С собой на охоту я взял его в четырехлетнем возрасте. Охота «домашняя», поблизости. Сразу за городской чертой есть у нас заросшие камышом и разнотравьем отстойники сахарного и молочного заводов, мое детское охотничье Эльдорадо, где я добыл своего первого чирка, первого бекаса, болотную курочку, лысуху… На отстойниках приезжавшие из Краснодара заготовители ловили и мешками сушили аквариумную дафнию, в изобилии водившуюся в насыщенной питательными веществами воде. Буйство растительности и чередование глубоких мест с кормными мелководьями делало отстойники богатым на водоплавающую дичь и куликов угодьем. До открытия охоты утки всевозможных пород и кулики здесь просто кишели, и в детстве мы умудрялись при помощи лука и стрел или обыкновенной рогатки и круглых камешков, а позже — да простит нас недремлющее око охотинспекции — из самодельных «самопалов» или петлями добывать достаточное для обеда количество разнообразной дичи. Отстойники стали и моей школой охотничьей науки, и целой страной, где проходили многие часы скитаний.
Отдельные их участки даже получили у нас свои собственные названия. Здесь были и Великие Отмели — на них всегда можно было застать куликов, и Утиные Плеса, где мы скрадывали осторожных крякв, и Лысушный полуостров, из которого на водную гладь выплывали черными шарами непуганые водяные курицы. Большая Присада — два огромных засохших тополя, на голые ветки которых садились прилетающие на водопой голуби. Хатки Ондатр — отстойник, в негустом, прореженном зверьками камыше которого, словно маленькие хатки, стояли домики водяных крыс. В то время никто не стрелял и не ловил их…
У меня была даже собственноручно выполненная карта отстойников: на небольшом листе ватмана со всей скрупулезностью были нанесены в плане все достопримечательности нашей детской охотничьей страны.
После открытия охоты положение по обилию дичи на отстойниках резко менялось — ввиду легкодоступности угодий для пешей охотничьей братии, но пару уток на зорьке взять было можно. Надо только встать в нужном месте. Ну а кому же и знать-то такие места, как не мне, «выросшему» среди этих покрытых бурьяном и камышом дамб и частенько прятавшему в укромном углу школьный портфель… И вот теперь в свою детскую охотничью страну я привел своего сына.
Выехали из дому в полпятого утра, полусонного малыша жена с обреченным видом одела потеплее и сапожки дала какие были самые длинные. Вот только на голову ничего подходящего не нашлось, и поехал сын в красной шерстяной шапочке на манер той, что носят английские полицейские.
Попав на ночные дамбы отстойников, Костю пришлось посадить на плечи — залитая росой трава ему по грудь. В одном месте дамба разрыта — в темном провале глухо шумит поблескивающая в звездном свете вода. Спуститься и перепрыгнуть — секунды делов. Но только сунулся к краю ямы, сын вцепился ручонками в голову, ногами шею сжал, кричит от страха… Ну надо же! Что ж, обойти придется, хотя и далековато…

Похожие статьи по выживанию:

Добавить комментарий

496
Метки: , , , , , ,

Сайт «Выживание в дикой природе», рад видеть Вас. Если Вы зашли к нам, значит хотите получить полную информацию о выживании в различных экстремальных условиях, в чрезвычайных ситуациях. Человек, на протяжении всего развития, стремился сохранить и обезопасить себя от различных негативных факторов, окружающих его - холода, жары, голода, опасных животных и насекомых.

Структура сайта «Выживание в дикой природе» проста и логична, выбрав интересующий раздел, Вы получите полную информацию. Вы найдете на нашем сайте рекомендации и практические советы по выживанию, уникальные описания и фотографии животных и растений, пошаговые схемы ловушек для диких животных, тесты и обзоры туристического снаряжения, редкие книги по выживанию и дикой природе. На сайте также есть большой раздел, посвященный видео по выживанию известных профессионалов-выживальщиков по всему миру.

Основная тема сайта «Выживание в дикой природе» - это быть готовым оказаться в дикой природе и умение выживать в экстремальных условиях.

SQL - 22 | 0,868 сек. | 10.89 МБ