Первые шаги


Валерий ЯНКОВСКИЙ

Шестеро всадников сгрудились на конце длинного мыса, сбегавшего круто к
морю. Отец и две старших сестры — Муза и Виктория, отличные наездницы,—
на сивых иноходцах, оставленных в Приморье еще атаманом Семеновым;
семнадцатилетний кузен Игорь Шевелев; забайкальский казак из бывшей
охраны полуострова Хамин и я. Мне двенадцать лет.

Стояла глубокая осень, все пожелтело, но снег все не выпадал. Недавно
миновал год, как семья бежала от большевиков в Корею, бросив созданное
еще дедом хозяйство под Владивостоком. Сегодня под предводительством
отца наша компания прискакала на охоту в рыбачий поселок Янчен в сорока
верстах от порта Сейсин, где беженцы обосновались в первые годы
изгнания. Все спешились, слушая наставления Юрия Михайловича.
—    Хамин, пойдешь в загон по-над обрывами к морю. Шуми, постукивай палкой, скатывай к морю камни. Игорь с девочками будет держать лошадей, а мы с Люкой (это со мной) пройдем дальше. Ждите тут, громко не болтайте.
Черноусый забайкалец Хамин спрыгнул с коня, подал повод Игорю:
—    Держи! Понял, Юрий Михайлович, должно, гураны где-то там заховались.
Я их враз шугану! Караульте. Папа свистнул, подозвал любимого шоколадного пойнтера Гектора.
—    Сиди здесь, останешься с девочками.— И им: — Придержите его за ошейник, сейчас он может нам помешать. Ну, пошли!
Отец шагает вдоль гребня, придерживая перекинутую стволом вперед трехлинейку фирмы «Ремингтон». Такие выпускались в Америке по заказу царского правительства во время первой мировой. Папа укоротил цевье, подточил мушку шариком, сделал насечку на шейке темного букового ложа. Первые годы в Корее постоянно охотился с этой винтовкой, используя запас привезенных патронов с остроконечными в никелевой оболочке пулями. Мне впервые доверен мамин дамский карабин зауэра. Легонькое однозарядное ружьишко, переломка, калибра российского револьвера «Наган», Фабричных патронов уже не было, но подпиленные гильзы подходили, а пуля «Нагана» вполне соответствовала калибру.
Надо сказать спасибо японским властям. Полиция, зарегистрировав все привезенные дробовые ружья, оставила в нашем пользовании и несколько, как теперь выражаются, нарезных стволов. В том числе: отцовскую трехлинейку, два дедовских винчестера, две трехстволки, маузер, маннлихер, мамин карабин зауэра и, что совсем удивительно, винтовку и карабин системы «Арисака», состоявшие на вооружении японской армии. И два пистолета браунинга 25 и 32 калибра.
Правда, патроны ограничили. Вместе с излишками, на их взгляд, боевого оружия взяли на склад несколько тысяч винтовочных патронов. Но тут выход был найден. Большой дипломат младший брат отца — дядя Павлик, учившийся в свое время в Японии, владевший английским, французским и японским языками, уговорил полицмейстера разрешить время от времени чистить и смазывать хранящееся на складе оружие в губернском городе Ранан. И во время этой процедуры «чистильщики» попросту воровали собственные боеприпасы, набивая ими карманы. Наблюдатели смотрели на это сквозь пальцы…
Итак, мы шагали вдоль кромки поросшего жухлой травой мыса. Он круто переходил в еще более отвесные, поросшие кустарником и корявым монгольским дубом скалистые овражки — прямо к линии прибоя серого осеннего моря. Отец указал место, где я должен был стоять, сам отошел подальше. Я присел на сухую травку, поглаживая такое дорогое для мальчишки почти взрослое ружье. Хотя мама когда-то уложила из него крупного волка, этот легонький однозарядный карабин серьезным оружием все же не являлся. Нечто среднее между мелкокалиберкой и настоящей винтовкой. Даже прицельная рамка не имела подъемной шкалы. «Переламывался» нажатием скобы позади спускового крючка, а предохранителем служила небольшая шпилька в виде сердечка. Чтобы снять с предохранителя, ее следовало перевести из поперечного в продольное положение по отношению к стволу.
Я настолько увлекся созерцанием своего оружия, что даже не заметил появления дичи. Отец легонько свистнул, указывая рукой вниз. Я глянул и обмер. На дальней кромке уходящего к морю склона, освещенный неярким ноябрьским солнцем, левым ко мне боком стоял серо-бурый крупный гуран. Услышав загонщика, он выскочил из скалистого овражка и стоял, прислушиваясь, шагах в ста. Я лихорадочно повернул сердечко предохранителя, прицелился, «надулся», как тогда говорили. Вспомнил слова: «целься хорошенько». Утопил бронзовый шарик в прорези, навел на лопатку. И нажал на спуск. Выстрел щелкнул совсем негромко, но козел грохнулся как подкошенный. Дрыгнул ногами и затих. Пуля угодила в основание шеи, но насквозь не прошла. Отец крикнул: «Молодец!» А я катился к первому самостоятельно добытому зверю, не помня себя от счастья. Потом, приближаясь к группе коноводов, почему-то хлопал себя по плечам и вопил: «Я убил козла, я, я, я!..»
Когда возвращались в фанзу, где остановились на ночлег, пересекали обширное кочковатое болото, поросшее бурым ковылем и осокой. Гектор вдруг что-то учуял, завертел обрубком хвоста, фыркнул, потянул в сторону. Сестры заверещали: «Папа, смотри, Дека ищет!» Дека была ласкательная кличка этого породистого датского пойнтера.
Отец спрыгнул с коня, стянул через голову висевшую за спиной винтовку, сунул Игорю. Взял у Виктории свою бельгийскую двустволку 12 калибра.
— Стойте! Не шумите, не мешайте собаке! — Вскинул стволы ружья на согнутый локоть левой руки: — Дека, ищи, ищи!
Тот пошел кругами, распутал след и повел. Мы затихли в ожидании. Они отошли совсем недалеко, когда одновременно с треском в разные стороны взлетели два петуха. Отец отпустил летевшего вправо шагов на двадцать — раз! Потеряв в воздухе облачко перьев, тот еще не достиг земли, когда, развернувшись на 180 градусов, классный стрелок срезал второго. То был блестящий дуплет! На всю жизнь запечатлелась картинка: обширное ковыльное болото, охотник, собака и два одновременно падающих в ковыль фазана!..
Миновал второй год нашей жизни в Корее, и наконец папа разрешил мне пользоваться трехстволкой, завещанной покойным дедом, когда мне не было еще двух лет, выполненной в Германии по его чертежу. Два верхних ствола под патрон 16 калибра, а нижний нарезной под пулю 7,62. Однако «родных» фабричных патронов уже не было и в помине, а коническая гильза трехлинейки в патронник не шла. Но голь на выдумки хитра: выяснилось, что свободно подходит патрон легкого кавалерийского пулемета системы «Льюис». Благо ранее в охране полуострова Янковского против хунхузов такие пулеметы были на вооружении. И теперь очень пригодились. В своем чертеже дед предусмотрел и такую деталь: в ложе ружья, в вертикальных гнездах под металлической крышкой, размещались про запас еще четыре патрона. На пулю работал левый курок. Для этого следовало сдвинуть вправо рычажок, который у большинства моделей служит, чтобы «переломить» двустволку.
В марте, во время каникул, отец заявил: « К Пасхе нужно добыть кабаньи окорока. Беру вас обоих на три дня в тайгу». Это меня и брата Арсения, которому исполнилось десять лет. Он еще не дорос до маминого карабина зауэра, ему полагалась однозарядная винтовочка монтекристо. Выехали идущим на север от Сейсина товаро-пассажирским поездом и высадились на маленькой станции Сохьё под самым становым северо-корейским хребтом. Отошли верст пять и остановились в знакомой Голубой фанзе. Под отрогом главного хребта. В отличие от обычных серо-желтых глинобитных хатенок корейских крестьян эта была оштукатурена необыкновенной голубой глиной. Хозяева приняли очень радушно, они видели в нас спасителей от кабанов, наносивших тяжелый урон и без того небогатым полям.
Во второй половине марта в Корее заметно теплеет, на крутых южных склонах снега уже нет. Утром, когда мы выспались на теплом, устланном плетенными из дубового лыка циновками полу — кане, позавтракали, папа указал на острый хребет позади фанзы: «Лезьте на этот солнопёк, обойдите распадок. Старайтесь шагать бесшумно. Можете поднять рябчиков или зайца, но могут встретиться и козы, и кабаны. Увидите, подкрадывайтесь поближе, горячку не точайте. Ты, Арсений, из монтекриста по зверю не пали, только ранишь. А у Люки картечь и пули. Возвращайтесь засветло. Ну, я пошел». Он надел через плечо бинокль, забросил за спину рюкзак, взял неразлучную в те годы трехлинейку и начал быстро подниматься в гору. Мы полезли по указанному косогору.
Он уже совсем вытаял, под старыми дубами толстым слоем лежал прошлогодний лист, местами изрытый кабанами, подбиравшими оставшиеся желуди. Искали зайцев и рябчиков, но до полудня ничего не подняли. В полдень забрались в старое кабанье гайно, мягкое, очень уютное. Припекало, стало совсем тепло. Вытянули из-за пояса мешочки с привезенными из дома масляничными блинами, начали жевать.
Напротив через овраг открывался поросшей чернолесьем склон, еще полностью покрытый глубоким снегом. Мы едва одолели по блину, когда далеко в вершине распадка щелкнул и раскатился хлесткий винтовочный выстрел. Второй, третий. И уже через минуту-другую мне показалось, что черные стволы деревьев противоположного склона вдруг полегли и поползли справа налево… «Аре, смотри — кабаны!»

Похожие статьи по выживанию:

Добавить комментарий

662
Метки: , , , , , ,

Сайт «Выживание в дикой природе», рад видеть Вас. Если Вы зашли к нам, значит хотите получить полную информацию о выживании в различных экстремальных условиях, в чрезвычайных ситуациях. Человек, на протяжении всего развития, стремился сохранить и обезопасить себя от различных негативных факторов, окружающих его - холода, жары, голода, опасных животных и насекомых.

Структура сайта «Выживание в дикой природе» проста и логична, выбрав интересующий раздел, Вы получите полную информацию. Вы найдете на нашем сайте рекомендации и практические советы по выживанию, уникальные описания и фотографии животных и растений, пошаговые схемы ловушек для диких животных, тесты и обзоры туристического снаряжения, редкие книги по выживанию и дикой природе. На сайте также есть большой раздел, посвященный видео по выживанию известных профессионалов-выживальщиков по всему миру.

Основная тема сайта «Выживание в дикой природе» - это быть готовым оказаться в дикой природе и умение выживать в экстремальных условиях.

SQL - 25 | 0,633 сек. | 11.42 МБ