Голод

Топора нигде не было. Место рядом с небольшой пихтой хорошо просматривалось. Песчаная почва с редкими кустиками папоротника. Топор ведь не иголка, да и кинуть далеко я его не мог. Но топора не было, исчез. Испарился.

Голод

фото: Семина Михаила

Топором я хотел убить маленького бурундучка, весело бегающего по сухой ветке пихты. Меня он заметил и часто посвистывал. Я заметил его издалека и потихоньку подкрадывался. Перед этим с топором я пошел набрать сухого хвороста для разжигания большого сигнального костра, собранного нами недалеко от палатки еще вечером. Когда обнаружил бурундука, в голове ясно мелькнула мысль – Бульон! Мясной бульон. А немного мяса и косточки съест Славка.

Мысль про мясной бульон так крепко села в голову, что кроме бурундука в этот момент ни о чем не думалось. Насколько было возможно, я осторожно подкрадывался к нему все ближе и ближе, уже видел его глаза. Взмахнул топором и … промах. Топор улетел в папоротник, а бурундук, весело свистнув, промчался по стволу в вершину дерева. Убежал бульон. Да где же топор?

Это был ловкий плотницкий топор, его сделал мне старый товарищ, плотник. Возил топор я в автомобиле, когда ехал в лес за грибами, ягодами. Бережно завернув в тряпку, носил в рюкзаке, когда путешествовал по тайге. Для охотничьего быта он был незаменим: крепкое лезвие, прочное березовое топорище.

В это путешествие, конечно, топор я взял с собой. Путешествие намечалось в конце августа на пять дней. В четверг нас вчетвером аэроклубовский МИ-2 забрасывал к подножью Большой Церковной. В пятницу мы хотели подняться на вершину этой горы, одной из наиболее известных в Кузнецком Алатау. В субботу начать сплав на лодках по Нижней Терси, берущей свое начало у подножья Большой Церковной. В понедельник нас уже ждал УАЗик в низовьях Нижней Терси, перед впадением ее в Томь, у места, которое раньше называлось Пегас. В Пегасе когда-то была лесная колония для осужденных. Вообщем, небольшое развлекательное путешествие.

Все по плану. В четверг погода летная, Упаковываем вещи, резиновые лодки, продукты в МИ-2. Нас четверо, трое взрослых: Виталий, Андрей , я и сын Виталия, Славка, 17 лет. Достаточно опытные лесные люди, да и сплав по таежной реке был далеко нам не в новинку. Из Кемерово МИ-2 только к вечеру, со второго полета доставил нас к подножью Большой Церковной. В первый полет летчики промахнулись и хотели нас высадить на Кии, но мы отказались.

Прибыв, наконец, к месту начала маршрута, разбили лагерь и, как принято у туристов, отдыхали. Наутро поднялись на вершину Большой Церковной. Был конец августа, в городе еще зеленело лето, а здесь начиналась зима. Вначале пошел дождь, а к полудню полепил хлопьями снег и быстро накрыл белым покрывалом скалы на вершине. Мы заторопились вниз и во время, снег усилился, а ниже по горе сменился дождем. Промокшие, но довольные, мы вернулись в лагерь. Устроили туристскую баню, поужинали и спать. Завтра сплав.

Сплавлялись на трех лодках: я и Славка на большой геологической, Виталий и Андрей плыли каждый на своей двухместной простенькой лодочке. В верховье Нижняя Терсь – узенькая спокойная речушка, размеренное движение здесь разочаровывает. Утро было пасмурное, а днем пошел дождь. Кто мог знать, что этот дождь будет идти неделю. Развлекательный сплав к концу дня усложнился.

Перекаты наполнялись водой, возросшая скорость течения требовала постоянного маневрирования. Когда начало смеркаться, мы, наконец, остановились на ровной площадке по левому берегу. Итог первого дня сплава был огорчающий. Две двухместные лодки порваны, часть вещей и продуктов утонула. Большинство оставшихся вещей промокло. Ночь прошла в тщетных попытках высушиться и привести все в порядок. Лодки заклеить не удалось, повреждения были значительными. Дождь не прекращался, перекаты зашумели громче.

Утром было принято решение при минимуме вещей сплавляться вчетвером на одной большой геологической лодке. Очень скоро оказалось, что так плыть невозможно. Лодка застревала между крупными валунами, приходилось прыгать в холодную воду и вытаскивать ее и груз. Посовещались еще раз.

По карте быстро определили, что если идти пешком по лесной, точнее, старой лесовозной дороге, то утром можно быть на Пегасе, где нас ждал товарищ с машиной, чтобы уехать в город. Рюкзаки налегке, минимум вещей, продуктов так, чтобы закусить, палатка и топор и в путь. Лодки, оставшиеся вещи бросили на берегу. У нас была какая-то назойливая уверенность, что при наличии карты мы очень просто разберемся с дорогой. Ну, а сплав не получился, ну и не получился, оставим на другой раз.

Голод

Дорогу, помеченную на карте, мы не нашли. Решили идти руслом реки. Как только река прижималась к скале, приходилось вброд переходить на другую сторону к пологому берегу. В воскресенье мы перешли Терсь восемь раз. Вода прибывала. В понедельник утром мы обнаружили воду у входа в палатку, хотя с вечера ставили ее далеко от берега. Чтобы идти руслом, не могло быть и речи. Горная река превращалась в бурный кипящий поток, устоять в котором было невозможно, да и глубина стала непредсказуемой.

Накануне вечером чуть не потеряли Славку, когда его понесло в перекат. Идти пришлось с обходом скал по склонам гор. Горы Кузнецкого Алатау невысокие. Но чтобы обойти прибрежную скалу, иногда приходилось обходить далеко по горной вершине. При этом нужно помнить о непроходимой, заваленной буреломом и заросшей высокой травой западносибирской тайге. Трава превышала рост человека.

Мы менялись, шедший первым пробивал тропу и быстро уставал. Движение в пойме реки по пологому берегу чаще было движение по болоту. Ориентиры, помеченные на карте, не совпадали. Никаких охотничьих изб, старых дорог мы не встретили. Все заросло тальником и высокой травой. Единственным надежным ориентиром для нас оставалась река. Мы, конечно, понимали, что двигаясь по течению, рано или поздно придем к Пегасу.

Дождь, кажется, не прекращался ни на минуту. Целый день мы проводили в движении, а к вечеру искали сухой прямостоящий ствол кедра. Разводили большой костер. С помощью топора валили кедр, крежевали его на четыре-пять бревен длиной около четырех метров и сооружали нодью. К часам 11-12 вечера, когда костер прогорал, сдвигали угли и на горячую землю ставили палатку. Раздевались, одежду развешивали в палатке и спали на голой земле.

Было тепло, мы высыпались, это нас и спасало. Спасал нас и топор. Он был действительно ловкий. Лезвие, как говорят плотники, прилипало к древесине и перерубить ствол кедра диаметром 50-60 см удавалось. Топор мы берегли как зеницу ока. Без него мы бы замерзли.

Есть было нечего. Небольшой запас, прихваченный в спешке, в расчете на один вечер, быстро исчез. Последнюю шоколадку разделили в понедельник вечером. Голод стал мучить. Днем удавалось давить голод кедровыми орехами, шишки валялись повсеместно. Вечером рябиной заваривали чай. Раз вечером сварили грибы, поели и всю ночь поносили. Больше грибы не варили. Где-то в среду встретили рыбаков. Река взяла их в плен на острове. Туда они заехали на УРАЛе.

Голод

Когда мы подошли, уровень воды уже приближался к кузову автомобиля. Трое или четверо рыбаков с пожитками собрались у кабины. Мы покричали им насчет хлеба. Один из парней, далеко не с первой попытки спиннингом забросил нам блесну, к ней мы привязали бечевку. Бечевку рыбаки перетащили к машине, привязали к ней небольшую одноместную резиновую лодку, в ней укрепили сверток, вероятно, с едой. Я стал тащить лодку от рыбаков к нашему берегу.

Течение было настолько мощным, что лодку быстро унесло вниз, бечева зазвенела и порвалась. Наш хлеб уехал. Трудно забыть эти минуты, людей, которые сами, находясь в критическом состоянии, готовы были поделиться последним. Ничего не оставалось, как идти дальше.

Утром в среду над поймой реки пролетел МИ-8, потом вернулся назад. Мы сообразили, что нас ищут. Вертолет мы видели, но нас в непроходимой тайге было увидеть сложно. С четверга, ожидая, что будет пролет вертолета, начали разводить сигнальный костер. И, как правило, опаздывали. Вертолет то пролетал раньше, то мы опаздывали с костром. Мелкий дождь, всепоглощающая сырость не давали возможности быстро развести костер. В то же время, сидеть и ждать на одном месте мы не хотели.

Мы знали, где в данный момент на реке мы находимся, сколько остается до Пегаса. Сидеть на одном месте смысла не было, погода могла не дать вертолету лететь, а сколько мог идти дождь, не знал никто. Окончательно измученные, изголодавшиеся мы медленно брели по тайге, обходя прижимы на реке. С четверга голод стал притупляться, идти было так же тяжело, но как-то все становилось безразличней. Одежда практически не высыхала. В сапогах вырезали отверстия, чтобы не останавливаться выливать воду. Привал делали редко, быстро замерзали, поэтому хоть и медленно, но двигались практически постоянно, до ночлега.

В пятницу, к вечеру дождь стих, над руслом пролетел вертолет, с костром мы опять не успели. С большого склона спустились к берегу реки, почти в темноте нашли сухостойный кедр, устроили ночлег. Заранее вечером решили подготовить большой сигнальный костер. Утром, если только зашумит вертолет, быстро его разжечь. До Пегаса оставалось 5 километров, и вертолет на поиск заходил здесь прямо по руслу реки. Ночью опять пошел дождь, и надежды на вертолет не оставалось. Однако к утру дождь перестал, подул ветер. Я взял топор и пошел подрубить сухих веток для сигнального костра.

И вот бурундук. Голод вспыхнул с новой силой. Кажется, ничто не могло удержать меня от добычи. Но промах, топор пропал. Невыносимая досада.

За поворотом реки послышался гул вертолета. Мужики, не дожидаясь меня, подпалили сигнальный костер. Он обильно задымил, и вертолет пошел на разворот. Заметили. Через несколько минут МИ-8 завис над нами. На лебедке спустился молодой офицер, быстро и толково, закрепив в спасательном кресле, отправил всех наверх. Остались мы вдвоем. Я боялся смотреть вверх.

Вертолет завис в метрах тридцати-сорока, его постоянно бросало из стороны в сторону. Наивно затаив какую-то надежду, я показал офицеру, чтобы он поднимался, а я за ним. В ответ он покрутил пальцем у виска, грубовато подтолкнул меня к спасательному креслу, застегнул.

Голод

Я закрыл глаза, трос лебедки пошел к вертолету. Через мгновенье я открыл глаза, было уже не так страшно. Внизу была красивейшая река, зеленая тайга, скалы. Там оставалось наше приключение. В вертолете нас встретили близкие друзья, которые, собственно, и организовали поиск. Все позади.

Да, а где топор? Прошло много лет, а часто думаю, куда же тогда делся топор. Может, кто-то сверху сжалился над нами, отобрал у меня топор и закончил злоключения. Кто знает?

Александр Криковцов9 января 2014 в 10:23

Похожие статьи по выживанию:

401
Метки: , , , , ,

Сайт «Выживание в дикой природе», рад видеть Вас. Если Вы зашли к нам, значит хотите получить полную информацию о выживании в различных экстремальных условиях, в чрезвычайных ситуациях. Человек, на протяжении всего развития, стремился сохранить и обезопасить себя от различных негативных факторов, окружающих его - холода, жары, голода, опасных животных и насекомых.

Структура сайта «Выживание в дикой природе» проста и логична, выбрав интересующий раздел, Вы получите полную информацию. Вы найдете на нашем сайте рекомендации и практические советы по выживанию, уникальные описания и фотографии животных и растений, пошаговые схемы ловушек для диких животных, тесты и обзоры туристического снаряжения, редкие книги по выживанию и дикой природе. На сайте также есть большой раздел, посвященный видео по выживанию известных профессионалов-выживальщиков по всему миру.

Основная тема сайта «Выживание в дикой природе» - это быть готовым оказаться в дикой природе и умение выживать в экстремальных условиях.

SQL - 24 | 0,267 сек. | 10.28 МБ