Де-юре и де-факто

Редакция «РОГ» провела заседание ведущих ученых России в области охоты, а материалы дискуссии были опубликованы под заголовком «Профессорские посиделки» в № 39, 2015 г. Ведущий заседание А.И. Лисицин сформулировал перед учеными общую, весьма важную тематику.

Де-юре и де-факто

Фото Антона Журавкова

Каждый говорил о своем, но в целом все в конечном итоге сводилось к юридическому обозначению охотничьих ресурсов и что должно быть в основе отношений в вопросах их пользования.

Лично я считаю нужным поддержать В.А. Кузякина. Понятно, что у Владимира Александровича душа болит за федеральную экспертизу и он пытается повысить ее статус. Фактически в настоящее время у нас не государственная, а чисто ведомственная экспертиза, и в ручном режиме вопрос о повышении ее статуса в принципе не решить. Если смотреть в корень, то в сухом остатке здесь следующее.

Объекты охоты отраслевой Закон «Об охоте….» обозначает как виды охотничьего ресурса. Охотничий ресурс — это суверенная имущественная категория, относящая к государственной собственности общенародное достояние.

Гражданское законодательство исключает пользование госсобственностью без проведения всевозможных госэкспертиз. Отсюда госэкспертиза по вопросам пользования охотничьими ресурсами просто необходима. Но, на мой взгляд, не только госэкспертиза и Центрохотконтроль, но и сам Охотдепартамент в ближайшее время будут эволюционировать по грузинскому варианту.

Что представляет собой грузинский вариант оптимизации расходов бюджетных средств, касаемо охотничьей отрасли?

Елизавета Целыхова в своем репортаже («РОГ» № 32, 2015 г.) с международного семинара в Праге (Чехия) сообщает, что вся система охотничьего хозяйства Грузии представлена одним специалистом. При этом как бы невзначай делается ссылка — «кстати, выпускником Вятской сельхозакадемии».

Вятская сельхозакадемия отличается от других сельхозакадемий только тем, что выпускает биологов-охотоведов. По моим данным, в Грузии охотничье хозяйство управляется и ведется не хуже, чем в нашей стране, где целый рой чиновников от охоты.

Нельзя исключать, что грузинский опыт для нашего правительства может послужить образцом государственного подхода — как нужно решать вопросы государственной организации и управления охотничьей отраслью в условиях острейшего дефицита бюджетных средств.

Поставили к рулю ни кума, ни свата, ни брата и ни отставного полковника полиции, а биолога-охотоведа, высококвалифицированного специалиста, который прекрасно справляется. Один работает за целый департамент, управляет охотничьим хозяйством всей страны и решает вопросы не только на внутригосударственном уровне, но и достойно представляет страну на международном семинаре.

В охоте у нас государство представлено чрезмерно, это факт, и если новое руководство Охотдепартамента в ближайшее время не предпримет срочных мер по юридическому обозначению охотничьих ресурсов, грузинский вариант нам будет обеспечен.

Причем В.А. Кузякин дает ответ — почему. Есть кадастры всех природных ресурсов. Охотничьего нет и не планируется («РОГ» № 39, 2015 г.). Охотничьи ресурсы не имеют кадастровой оценки и регистрации. Из этого следует простой вывод, что они существуют фактически, юридически их просто нет, надлежащим образом не учтены, не оценены и не зарегистрированы, и с правовой точки зрения по вопросам пользования невозможны никакие юридически значимые действия.

В такой ситуации не только у госэкспертизы, но и у охотдепартамента в целом просто нет правового поля для дальнейшего существования. Зачем нужны чиновники от охоты, когда охотресурса де-юре нет в наличии. Как управлять, по закону или по понятиям? Грузинский вариант четко просматривается и напрашивается.

Если за основу брать Закон «О животном мире» и рассматривать объекты охоты как виды животного мира, то ситуация вырисовывается следующая. В основе всех лимитов и квот лежит госучет.

Ведение государственного учета осуществляется в порядке, устанавливаемом Правительством РФ (ст. 14 № 52-ФЗ). Правительство Постановлением № 1342 от 10 ноября 1996 г. «О порядке ведения государственного учета, государственного кадастра и государственного мониторинга объектов животного мира» установила (ст. 1), что государственный учет объектов животного мира ведется по единым для РФ правилам, утвержденным Государственным комитетом РФ по охране окружающей среды совместно с Министерством природных ресурсов РФ.

Прошло почти 20 лет, и что мы имеем?

ВНИИОЗ много лет назад даже делал соответствующий запрос в министерство и пытался решить вопрос с правилами учетов. Однако, как мне известно, он так и не был решен.

Правил проведения государственных учетов объектов животного мира нет и поныне. Учеты ведутся по разным методикам и методическим указаниям, но только не по правилам государственного учета. Закон № 52-ФЗ прямо нарушен. Отсюда все квоты и лимиты нелегитимны, ибо устанавливаются не по закону, а по понятиям.

Это что касается рассмотрения госэкспертизы в контексте Закона «О животном мире». Если смотреть на объекты охоты с точки зрения отраслевого Закона «Об охоте…», который обозначает их не как объекты животного мира, а как виды охотничьих ресурсов, то ситуация еще интереснее.

Правила проведения государственных учетов охотничьих ресурсов, формы учетной документации по видам охотничьих ресурсов, методическим указаниям по их заполнению, а также порядок публикации материалов учета не просто не разработаны и не утверждены, к этой работе вообще не приступали и не думают приступать.

Нет правил проведения государственных учетов, нет кадастровой оценки и регистрации. Охотничьи ресурсы существуют фактически, юридически их нет, и какие-либо юридические действия, касаемо их правового оборота и пользования, невозможны. Какая может быть госэкспертиза в отношении ресурсов, которых де-юре просто нет?

Елизавета Целыхова («РОГ» № 26, 2015 г.) в статье «Камо грядеши?» со ссылкой на авторитетного специалиста Центрохотконтроля пишет: «То, что сейчас происходит с учетами охотничьих животных и последующим квотированием добычи, не что иное, как круговорот туфты в природе».

А.Н. Дурандин («РОГ» № 33, 2015 г.) заостряет внимание на целенаправленном завышении учетных показателей с целью получения большего количества разрешений, и при этом никто не может нести какую-либо ответственность, ведь квоты проходят экологическую экспертизу.

Таким образом, госэкспертиза в современных условиях — это конкретный механизм прикрытия ухода от ответственности.

Самое печальное, что в условиях полного отсутствия имущественно-правовых отношений в вопросах пользования госэкспертиза будет всегда механизмом прикрытия правонарушений. Охотхозяйственные соглашения — это не договор на пользование, а государственно-частное партнерство, где юрлицам (охотхозяйствам) вместо предоставления ресурса в пользование отводится роль посредников, оказывающих содействие госорганам в распространении госразрешений на право добычи (см. ст. 31 3209-ФЗ) в пределах установленных лимитов и квот (ст. 24 № 209-ФЗ) в границах закрепленных охотничьих угодий (ст. 31 № 209-ФЗ), где охотугодья — зона деятельности в сфере охотничьего хозяйства, т.е. де-факто и де-юре зона действия выдаваемых разрешений на добычу (ст. 1.15 № 209-ФЗ).

Охотхозяйственное соглашение — никакое не предоставление охотничьих ресурсов в пользование, а допуск юрлиц и индивидуальных предпринимателей к перепродаже госразрешений на добычу (сбор) охотничьего урожая (дичи) третьим лицам в обмен на принятие и несение охотхозяйственных повинностей.

Вместо системы юридических пользователей формируется система юридических посредников по распространению госразрешений (лицензий) на право добычи. В этих условиях госэкспертизе отводится роль придания законности квотам и лимитам даже в таких условиях, когда учеты были проведены по методике «Одна Варвара на базаре сказала».

Владимиру Александровичу, на мой взгляд, следует подвигнуть новое руководство охотдепартамента к решению двух вопросов. Первый — о разработке и утверждении правил проведения государственных учетов видов охотничьих ресурсов.

И второй — о государственном кадастре и кадастровой оценке и регистрации критериев устойчивого обитания и устойчивого пользования охотхозяйственных популяций видов охотничьих ресурсов, обитающих на части своего ареала в обозначенных границах.

Сколько еще наш охотдепартамент собирается рулить ресурсом, которого де-юре нет?

Правила государственного учета и кадастр охотничьих ресурсов — это краеугольные камни фундамента отрасли. Основа имущественно-правовых отношений в пользование любым видом охотничьих ресурсов.

Однако пессимизм Владимира Александровича — «В целом я пока не вижу хотя бы зародышей стремления к лучшему» («РОГ» № 39, 2015 г.) — разделять не стоит. Новый руководитель охотдепартамента — юрист, и мы вправе рассчитывать на то, что вопросы с правилами государственного учета и кадастром охотничьих ресурсов будут оперативно решены.

Отрасль не может жить и развиваться в условиях, когда охотничьи ресурсы присутствуют только фактически, а юридически их нет в силу того, что они надлежащим образом не учтены, не оценены и не зарегистрированы.

Будут правила государственного учета, и охотничий кадастр — федеральная государственная экспертиза появится автоматически.

Леонид Груднев13 ноября 2015 в 10:16

Похожие статьи по выживанию:

208
Метки: , , , , ,

Сайт «Выживание в дикой природе», рад видеть Вас. Если Вы зашли к нам, значит хотите получить полную информацию о выживании в различных экстремальных условиях, в чрезвычайных ситуациях. Человек, на протяжении всего развития, стремился сохранить и обезопасить себя от различных негативных факторов, окружающих его - холода, жары, голода, опасных животных и насекомых.

Структура сайта «Выживание в дикой природе» проста и логична, выбрав интересующий раздел, Вы получите полную информацию. Вы найдете на нашем сайте рекомендации и практические советы по выживанию, уникальные описания и фотографии животных и растений, пошаговые схемы ловушек для диких животных, тесты и обзоры туристического снаряжения, редкие книги по выживанию и дикой природе. На сайте также есть большой раздел, посвященный видео по выживанию известных профессионалов-выживальщиков по всему миру.

Основная тема сайта «Выживание в дикой природе» - это быть готовым оказаться в дикой природе и умение выживать в экстремальных условиях.

SQL - 24 | 0,319 сек. | 10.61 МБ