Камо грядеши?

С 3 по 5 июня в Вятской государственной сельхозакадемии прошла Международная научно-практическая конференция, посвященная 50-летию подготовки охотоведов «Биологические ресурсы: состояние, использование и охрана». На фоне общего упадка, царящего в большинстве отраслей нашей науки, мероприятие прошло на неожиданно высоком уровне, совершенно непохожем на банальный «капустник» выпускников-охотоведов. Как это ни удивительно, я оказалась на этом мероприятии единственным журналистом, представляющим охотничью прессу.

Камо грядеши?

фото: Антона Журавкова

Камо гредеши?*

*Фраза из Библии (на церковно-славянском). Русский перевод: «Куда идешь?» Латинская версия: «Quo vadis?» По легенде, во время Тайной вечери Иисус сказал своим ученикам (Евангелие от Иоанна, гл. 13, ст. 33): «Дети! Недолго уже быть Мне с вами … Куда Я иду, вы не можете прийти …». На это Симон Петр спросил недоуменно: «Господи! Куда Ты идешь?» Иисус отвечал ему: «Куда Я иду, ты не можешь теперь за Мною идти, а после пойдешь за Мною».

Поскольку времена нынче тяжелые, можно не сомневаться, что в Киров съехались люди, исключительно заинтересованные в восстановлении и процветании дела, которому они посвятили свою жизнь. Я не преминула возможностью поговорить со специалистами о перспективах дальнейшего развития охотничьего хозяйства и путях его вывода из кризиса.

Татьяна Сергеевна Арамилева, Игорь Александрович Домский, Павел Михайлович Павлов … список занял бы едва ли не половину страницы. Ученые, чиновники и сотрудники региональных управлений, директора и владельцы охотничьих хозяйств, охотоведы – все они едины во мнении: ситуация нуждается в немедленном вмешательстве со стороны государства.

«Хуже никогда не было», «тем путем, которым развивается сегодня наше охотничье дело, идти совершенно невозможно», «охотничье хозяйство переживает сильнейший упадок» – вот лишь несколько высказываний, отражающих положение дел. А в своем выступлении Н. В. Краев прямо назвал 2009 год годом похорон надежд на нормальное управление в сфере охотничьего хозяйства.

В свете последних событий и кадровых перестановок необходимо еще раз провести общий комплексный анализ имеющихся проблем, не побоюсь этого слова, поставить диагноз. И решить, что делать дальше.

На сегодняшний день есть несколько ключевых проблем:

Кризис нормативной правовой базы, как следствие корявого закона об охоте и ни на что не годных подзаконных актов. В течение последних нескольких лет приказы Охотдепартамента Минсельхоза, а затем МПР, вместо того, чтобы вносить ясность в ситуацию, лишь добавляли неразберихи. Характерный пример – нашумевшая история с методикой проведения ЗМУ, приведшая к срыву государственного мониторинга.

П.М. Павлов: «та нормативная база, которая была создана за последние 7-8 лет, живет своей жизнью, а охотничье хозяйство – своей. Требуется срочно пересмотреть систему государственного мониторинга охотничьих ресурсов. Необходимо приложить все усилия к восстановлению «Центрохотконтроля», потому, что в последнее время стараниями псевдоруководителей он превратился в бессловесный придаток недееспособного Охотдепартамента МПР.

Раньше Центрохотконтроль был непререкаемым авторитетом, вел большую научную, экспедиционную работу. То, что сейчас происходит с учетами охотничьих животных и последующим квотированием добычи – не что иное, как круговорот туфты в природе».

Абсолютно права Т.С. Арамилева: «У нас появляются нормативные правовые документы, которые между собой не дружат. Не обязательно, да и вряд ли пока возможно поменять Закон об охоте. Но точно нужен анализ подзаконных актов. Сначала надо их привести в порядок, а потом уже выходить на сам закон. Сделать экспресс-анализ действующего законодательства в области охотничьего хозяйства».

Чего стоит одна только заявительная система выдачи охотничьих билетов, благодаря которой охотничьи угодья превратились в проходной двор с распахнутыми воротами.

Т.С. Арамилева: «Многие получают охотничий билет по месту пребывания, и в случае лишения права охоты в одном регионе, спокойно получают его в другом». П.М. Павлов: «нужно разделять понятие членского охотничьего билета и государственного охотничьего билета. Членских человек может имеет сколько угодно, а государственный, дающий право на охоту, должен быть только один».

Невозможность цивилизованного и легального ведения охотничьего хозяйства. Ни больше, ни меньше. Неоднозначность формулировок, описывающих порядок заключения охотхозяйственных соглашений, ставит охотпользователя перед риском потерять легально приобретенное хозяйство «на ровном месте» без каких-либо компенсаций вложений.

Может быть, это и выгодно, когда цель заключатся в том, чтобы разделять и властвовать, но совсем не годится для того, чтобы развивать и направлять с долгосрочной перспективой. Т.С. Арамилева: «Получается, что, по сути, людей, обманули. Когда они брали территорию и право пользования охотничьими ресурсами, они не знали, что пройдет 10 лет, а у кого-то и пять лет – и все. Отдай. В сложившихся условиях охотпользователю выгодно просто выбить все на своей территории, чтобы вернуть хоть какой-то процент, хоть какую-то часть вложений.

Понятия инвестиций в охотничьем хозяйстве извращаются. Когда мы говорим об инвестициях, то, прежде всего, нужно понять, во что инвестируем. По законам бизнеса – если я вкладываю деньги, то я и должен получать прибыль. А сейчас получение прибыли просто невозможно.

Система может элементарно задавить институт добросовестных охотпользователей, и они потеряют желание заниматься этой деятельностью. Куда мы придем? К биологической пустыне? В Закон об охоте следует внести уточняющие поправки, которые бы обеспечивали долговременное использование охотничьих ресурсов и гарантировали бы это охотпользователям».

И еще один момент. О каком хозяйстве или бизнесе может идти речь, если де-факто тебе не принадлежат не то, что дикие животные, обитающие на определенной территории (которых ты, кстати, обязан считать, преумножать и охранять), но и тех, кого ты приобрел, кормишь и разводишь за собственные свои деньги за изгородью, как домашний скот.

Необходимо срочно создать правовую базу для ведения вольерного охотничьего хозяйства. Отбросив дебаты об этике, примем как свершившийся факт: вольерная охота пришла в Россию. С этим придется жить. Давайте делать это цивилизованно.

Несовершенство системы лицензирования (лимитирования, квотирования или даже распределения) добычи особо ценных видов. Невооруженным глазом можно видеть метастазы раковой опухоли системы мониторинга.

П. М. Павлов: «Как правило, установленные по теперешним правилам квоты живут на бумаге сами по себе, а реальная добыча – сама по себе, точно так же, как и действующее охотничье законодательство существует отдельно от практического охотничьего хозяйства. В действительности никто не знает, сколько добывается охотничьих животных». О каком сохранении биоразнообразия может идти речь?

Фактическая утрата государственного контроля и бессильная попытка его замены невнятным институтом производственных охотинспекторов. В чем смысл создания этой полубесправной в отсутствие сотрудника полиции или государственного охотничьего инспектора массовки – остается неясным. Хотя теперь указание президента формально выполнено – необходимые 3 инспектора есть почти в каждом сельсовете. И зарплату им платить не надо – это снова проблемы охотпользователя.

Т.С. Арамилева: «Вы спрашиваете, что я понимаю под словом «хорошо». «Хорошо» – это когда будет существовать должный контроль, должный надзор и свобода у охотпользователя. И люди, которые осуществляют контроль и надзор, будут защищены.

Это очень серьезная государственная задача. Печально, что Минприроды не увидело это тогда, когда мы обращали на это внимание. При передаче полномочий с уровня Российской Федерации на уровень субъектов, должностные лица, осуществляющие контроль и надзор в сфере сохранения охотничьих ресурсов, выпали из 45-го федерального закона, который обеспечивал эти гарантии.

У них нет ни государственных, ни социальных гарантий, нет гарантий защиты от браконьеров в принципе. Они с ними один на один в тайге. Как правило, это – отдаленные угодья. Это не города и села, где работает полиция, которая обладает всеми этими правами и полномочиями. И факты нападения на инспекторов не расследуются.

Развал, провал, утрата … Вместо термина «восстановление» всякому здравомыслящему человеку скорее придет в голову слово «воскрешение», ну на худой конец – «реинкарнация». Но не все так плохо. Мнения экспертов различаются в деталях, но общими являются два концептуальных момента.

Первое: не все потеряно. Т. С. Арамилева полагает, что в принципе уже сложилась модель охотничьего хозяйства, к которой мы стремимся. Но вот юридически она не оформлена. «Пока не отправился на небо последний охотник, сфера в том или ином виде будет существовать». Согласно мнению П. М. Павлова, «охотничье хозяйство России впереди ждет долгий путь восстановления. Но начинать надо с чистого листа. Простой косметический ремонт тут уже не поможет».

Второе: чиновникам необходимо услышать, наконец, рекомендации специалистов. П. М. Павлов: «собрать команду специалистов-охотоведов и грамотных юристов. Специалисты должны ставить задачу, а юристы – искать пути ее законного решения. А сейчас, порой, получается наоборот – специалисты разрабатывают нормальные документы, а юристы, не вникая в специфику отрасли – переиначивают, и получается совершенно негодный документ».

Т. С. Арамилева: «Я хотела бы видеть в лице министерства именно тот орган, который занимается формированием государственной политики, нормативной базой, а не пытается контролировать каждого егеря, каждое охотничье хозяйство. Не мы, а вы передали полномочия субъектам. Вы выделяете им субвенции. Так и спрашивайте с них. Это не дело, когда орган, который на федеральном уровне должен заниматься нормотворчеством, начинает согласовывать квоты для конкретных охотничьих хозяйств, вмешивается в полномочия субъекта по составлению схемы территориального устройства охотничьих угодий.

Слушайте специалистов. Услышьте их. Опыт моей предыдущей работы показывает, что ошибочно опираться на мнение лишь одного из них. Все мы знаем истории, когда бралось мнение одного специалиста, а остальных слушали, но не слышали. А в письмах был ответ: «Мы это частично учли».

И. А. Домский: «Десятилетиями резолюции научных конференций, рекомендации ведущих специалистов и решения производственных совещаний не были прочитаны и услышаны лицами, ответственными за развитие охотничьего хозяйства в стране. Мы понимаем, что наше дело – как урожай редиски по сравнению с нефтью, газом, да даже с лесным хозяйством.

Но если мы хотим, чтоб Россия была по настоящему богатой, по-хозяйски всеобъемлющей, то надо серьезно заниматься вопросами сохранения биоразнообразия и рационального использования биологических ресурсов, это всегда должно быть приоритетным направлением в деятельности государства. Необходимо предпринять шаги по срочному исправлению ситуации. К счастью есть еще люди которым не безразлична судьба великой охотничьей страны.

Есть компетентные специалисты готовые принять участие в решении накопившихся проблем. Возвращаюсь к итогам работы прошедшей конференции, к ее решениям: они подготовлены и поддержаны абсолютным большинством всех участников, среди которых – ведущие ученые, охотоведы, специалисты-практики, люди, которые душой болеют за охотничье дело и готовы работать на его благо».

Но услышат ли нас? Сомневаюсь.

Вот мнение человека, сведущего в охотдепартаментской «кухне» – заместителя директора ФГБУ «Центрохотконтроль» А. А. Кульпина: «Я не вижу перспектив каких-либо очень резких изменений. Все, скорее всего, будет продолжаться в том же русле, в котором оно шло в последние годы.

Не могу сказать никаких подробностей, поскольку сложившуюся ситуацию в значительной степени определяет Закон об охоте и Закон о животном мире. Резких изменений, наверно, можно ждать, только если они будут отменены. Охотничье хозяйство – социальная отрасль, и проблем в настоящее время накопилось немало. Мы с руководством (прежним руководством – Е. Ц.) делали упор на социальную составляющую и пришли к выводу, что наличие ресурса в достаточном объеме может решить многие проблемы.

Наличие значительного ресурса охотничьих животных «потянет» за собой и экономику, и развитие сферы услуг. Многие становятся браконьерами просто потому, что не могут купить разрешение и путёвку. Если животных будет достаточно, то это в значительной степени снимет социальную напряженность среди охотников».

И все будет хорошо. Имеющий уши – да услышит. Оказывается, совсем не нужно создать охотпользователю условия, при которых он был бы напрямую заинтересован в дичеразведении, не нужна наука – нужно только, чтобы зверушки хорошо плодились, охотпользователи их считали, а браконьеры – не добывали. Ведь все так просто!

Кстати, ответ на вопрос, как именно предлагается выживать охотпользователям, Алексей Александрович дать затруднился.

«Куда идете?», – хотела спросить я бывшее руководство Департамента и Центрохотконтроля.

«Куда пойдем?» – спрашиваю нынешнее.

Не будем пока говорить о значимости охоты в удаленных регионах, о социальной напряженности, о животном мире, о культурном достоянии и т. д. Просто обращаю внимание: чиновник – это государственный служащий. То есть тот, кто служит интересам государства. Если сейчас не удастся навести порядок в сфере охотничьего хозяйства, то позднее государство вынужденно будет потратить много денег на восстановление животного мира в опустошенных угодьях.

Приплюсуйте к этому необходимую уже сегодня дорогостоящую борьбу с волками, эпизоотией бешенства среди лисиц и енотовидных собак, разрушительной деятельностью бобров и так далее. Решайте, что выгоднее. До основанья, а затем? По-моему – уже проходили.

===================

Татьяна Сергеевна Арамилева – биолог-охотовед, президент Ассоциации «Росохотрыболовсоюз», ранее (с 2009 по 2012 г) – начальник Управления по охране, контролю и надзору за использованием объектов животного мира Приморского края

Павел Михайлович Павлов – биолог-охотовед, почетный работник охотничьего хозяйства России – заведующий отделом мониторинга и опытных работ в охотничьем хозяйстве ФГБУ «Центрохотконтроль»

Игорь Александрович Домский – биолог-охотовед, доктор ветеринарных наук, профессор, директор Всероссийского научно-исследовательского института охотничьего хозяйства и звероводства им. проф. Б.М.Житкова (ВНИИОЗ)

Алексей Александрович Кульпин – биолог-охотовед, кандидат биологических наук, заместитель директора ФГБУ «Центрохотконтроль»

Николай Васильевич Краев – биолог-охотовед, кандидат юридических наук, ведущий научный сотрудник Всероссийского научно-исследовательского института охотничьего хозяйства и звероводства им. проф. Б.М.Житкова (ВНИИОЗ)

Елизавета Целыхова24 июня 2015 в 21:51

Похожие статьи по выживанию:

60
Метки: , , , , ,

Сайт «Выживание в дикой природе», рад видеть Вас. Если Вы зашли к нам, значит хотите получить полную информацию о выживании в различных экстремальных условиях, в чрезвычайных ситуациях. Человек, на протяжении всего развития, стремился сохранить и обезопасить себя от различных негативных факторов, окружающих его - холода, жары, голода, опасных животных и насекомых.

Структура сайта «Выживание в дикой природе» проста и логична, выбрав интересующий раздел, Вы получите полную информацию. Вы найдете на нашем сайте рекомендации и практические советы по выживанию, уникальные описания и фотографии животных и растений, пошаговые схемы ловушек для диких животных, тесты и обзоры туристического снаряжения, редкие книги по выживанию и дикой природе. На сайте также есть большой раздел, посвященный видео по выживанию известных профессионалов-выживальщиков по всему миру.

Основная тема сайта «Выживание в дикой природе» - это быть готовым оказаться в дикой природе и умение выживать в экстремальных условиях.

Protected by Copyscape DMCA Violation Checker
52 - SQL
0,715655 - time