Охотники за спизулой

Охотники  за спизулой

Свиньи приходят на побережье, чтобы, разрывая песок, найти что-нибудь съедобное.

В первую волну заселения и освоения Южных Курил старожилы, коих сегодня на островах осталось совсем немного, хорошо помнят времена, когда никто из местных жителей не солил красную икру про запас или на продажу. Не существовало и самого понятия — браконьерство.

Оно — заслуженное приобретение российской перестройки и смутного времени, когда одновременно с обнищанием огромных российских территорий здесь, на Дальнем Востоке, возник и стал развиваться ажиотаж на морепродукты.

Лосося на Южных Курилах ловили всегда, но только японцы практически на каждой нерестовой реке строили свои рыборазводные заводы. Остатки этих строений заметны и сейчас практически на всей территории Южно-Курильских островов. Кунашир в этой череде — не исключение. С той лишь разницей, что и сейчас, и в прежние времена горбуша и кета не особо баловали местные реки своим присутствием.

Альтернатива непредсказуемым морским промыслам, как это иногда случается, возникла абсолютно случайно. Кто и когда первым взял в руки лопату и отправился на Тихоокеанское побережье копать влажный после отлива песок, сегодня не скажет никто. Но когда-то это случилось. И уже сегодня с парохода на подходе к Южно-Курильску силуэты маленьких человечков с лопатами в руках на полосе отлива среди ржавых останков брошенных кораблей сразу начинают привлекать внимание. Кто эти люди, и чем они занимаются?

Таисия Тимофеевна, 64 года. Родом из Йошкар-Олы, на пенсии с 50 лет. На Курилы попала по вербовке — не совсем честным путем прошла медкомиссию и еще девчонкой оказалась на Дальнем Востоке.

Владимир Иванович — на побережье стал приходить 2–3 года назад. Красной рыбы в курильских реках все меньше, возможность получить лицензию на отлов кеты и горбуши стало сложнее. Спизула — ракушка, живущая в прибрежной полосе буквально под ногами, пришла на смену лососю. Сегодня на ее добычу не требуется ни лицензии, ни официального разрешения. Владимир Иванович почти каждое утро берет в руки лопату, полиэтиленовый пакет, надевает резиновые сапоги и выходит за поселок на Тихоокеанское побережье.

Одно аккуратное движение ножом, и из ракушки (не из каждой, а только из той, которая набрала воды) брызжет струйка, раскрываются створки, ножом же вырезается белая, чуть розоватая еще живая плоть. Створки летят в сторону, на камни. Почти безвкусная, но очень плотная морская пища. Из мантии (остается на створках) варят в случае необходимости супы. Но, видимо, особой необходимости не было, и створки вместе с мантией превращаются в груду отработанного ракушечника.
Несмотря на однообразный способ добычи — абсолютно все пришедшие на побережье люди вооружены только лопатой и терпением, ищут съедобную ракушку по-разному. Спизула не лежит на поверхности, а находится на глубине штыка лопаты. Фактически большую часть времени ракушки проводят под толщей песка и морской воды и во время прилива остаются недоступными. И лишь на несколько часов, когда обнажается прибрежное морское дно, они оказываются более легкой добычей для людей.
Каким образом? Это один из нескольких секретов бабы Таи, которым, благодаря почти ежедневным занятиям на свежем воздухе и врожденной наблюдательности, владеет пожилая женщина.

Ракушки, освобожденные от толщи воды, дышат, и процесс этот заметен невооруженным глазом — на поверхности песка появляются небольшие отверстия, сквозь которые периодически выстреливают струйки воды. Еще более он становится явным, когда по песку проезжает легковой автомобиль — баба Таисия указывает следы от протекторов шин, в которых явственно различаются большие и малые круглой формы отверстия. Они от 2–3 до 5 мм в диаметре. Баба Тая старается копать только большие ракушки, с ними впоследствии меньше возни и больше проку. Если случается, что из рассыпавшегося с лопаты комка сырого песка появляется на свет слишком маленькая спизула, женщина заталкивает ее обратно в лунку.

Такой же наблюдательностью, как и баба Тая, обладают птицы — чайки выкапывают спизулу самостоятельно. Но в случае птичьей неудачи достаточно копнуть песок в месте поклева птицы, и спизула оказывается на поверхности. Вороны, которые кормятся тут же с раскопок бабы Таи (маленькие ракушки женщина иногда оставляет на поверхности, зная о наблюдательности черных птиц), криком, точнее карканьем, подзывают женщину к себе для раскопок очередной морской жертвы. Почему вороны помогают находить ей ракушки, баба Тая объясняет очень просто — потому что она кормит их.

Другой способ — подводный, или по наитию, вслепую. Так копают и на берегу, и в воде, метр за метром протыкая штыковой лопатой податливый песок. Способ хорош и используется только тогда, когда приходит большая вода. Но при этом абсолютно безопасен для человека — ловцы далеко от берега не уходят, но при этом чрезвычайно утомителен, поскольку одно­образен. Впрочем, как заметила баба Тая, и наиболее эффективен, поскольку места для подобного сбора гораздо больше в физическом исчислении — не каждый охотник за спизулой согласится находиться несколько часов по колено или по пояс в воде. Соответственно конкуренция здесь ниже. Но с каждым часом океанская волна все дальше надвигается на берег, выдавливая со своей территории и тех, и других. И тогда спизула хоть и ненадолго — на время очередного прилива, — но отдыхает.

Местные жители приходят на одно и то же место каждый день. Из года в год спизула здесь не заканчивается, хотя выкапывают ее предостаточно, унося в ведрах и пакетах морское богатство. Никто не знает, где она размножается и почему встречается именно в этой, не самой благоприятной части острова Кунашира. Точно так же никто не знает, на какой глубине живет эта съедобная ракушка. Но она мигрирует, и люди пристально наблюдают за этим передвижением. И если в прежние времена ее находили в изрядном количестве в начале залива на побережье, в новом году и спизула, а вслед за ней и люди переместились к центру залива.

Баба Тая говорит, что даже при копании она чувствует, как ракушка как будто пытается закопаться поглубже от назойливого человека. Но на добычу спизулы уходят считанные секунды, и ракушке избежать роли жертвы не удается. Дальнейший путь зависит от размеров ракушки — или в ведро бабы Таи, или в клюв прибрежной вороны. Ракушка, обсыпанная налипшим песком, брызгая морской соленой водой сквозь плотно затворенные створки, летит на песок рядом с образовавшейся секунду назад лункой, а женщина делает еще один шаг в поисках нового отверстия на песке. И так час за часом, пока очередная океанская волна не закроет под собой недоступную для работы и обзора глубину, последнюю прибрежную полоску песка… 

Андрей Зима8 октября 2014 в 00:00

Похожие статьи по выживанию:

50
Метки: , , , , ,

Сайт «Выживание в дикой природе», рад видеть Вас. Если Вы зашли к нам, значит хотите получить полную информацию о выживании в различных экстремальных условиях, в чрезвычайных ситуациях. Человек, на протяжении всего развития, стремился сохранить и обезопасить себя от различных негативных факторов, окружающих его - холода, жары, голода, опасных животных и насекомых.

Структура сайта «Выживание в дикой природе» проста и логична, выбрав интересующий раздел, Вы получите полную информацию. Вы найдете на нашем сайте рекомендации и практические советы по выживанию, уникальные описания и фотографии животных и растений, пошаговые схемы ловушек для диких животных, тесты и обзоры туристического снаряжения, редкие книги по выживанию и дикой природе. На сайте также есть большой раздел, посвященный видео по выживанию известных профессионалов-выживальщиков по всему миру.

Основная тема сайта «Выживание в дикой природе» - это быть готовым оказаться в дикой природе и умение выживать в экстремальных условиях.

Protected by Copyscape DMCA Violation Checker
51 - SQL
0,450660 - time