Связанные одной цепью

Пожалуй, это единственная на сегодняшний день собачья упряжка на Южных Курилах. Ее хозяин Георгий Кулинский живет здесь более четверти века и почти столько же занимается собаками.

Связанные одной цепью

Ездовые собаки могут проходить в день более 200 километров. На Южных Курилах дистанция для курильской упряжки определяется прежде всего непростым географическим рельефом и не превышает 60 километров в день.

Cегодня у Георгия четыре ездовые собаки. На маршруте, в условиях дикой природы, когда время от времени приходится встречаться с медведями, лисами, соболями, а их запахи сопутствуют собакам на всем пути следования, управление упряжкой становится крайне сложным, а иногда и небезопасным: собаки, следуя своим охотничьим инстинктам, могут понести хозяина вместе с грузом с отчаянной скоростью…

Вожак в упряжке Георгия — немолодая собака по кличке Буш. Когда-то звали его Бугом, но один из местных сказал, что это плохое слово, и Георгий собаку переименовал. Остальные — Соболь (Георгий называет его по-японски Куратэн, но понимает ли собака смысл своей клички, неизвестно), Мишка (Бэм) — абсолютно белая, как северный медведь, лайка с добрыми и умными глазами, Пират — молодой энергичный пес с характерным для пиратов черным пятном на глазу. Есть еще Тайга. Последнюю собаку Георгию на Курилы привезли с Сахалина уже с кличкой.

Некоторое своеобразие собачьих имен хозяин оправдывает усталостью от жучек, шариков и туманов. Сегодня состав собачьей команды ослаблен: лидер Маккура (по-японски подушка) пропал на охоте. Другого, по кличке Барра, загрызли поселковые собаки. Чистокровных лаек у Георгия нет. Но даже с этим составом, считает он, можно работать: ходить на медведя, соболя, нерпу, ловить рыбу. А вне работы случается и почту в непогоду на своей упряжке отвозить на дальние курильские кордоны, и взрослых японцев катать по тихоокеанскому побережью, и с детишками гонять.

На вопрос, что заставило его пятнадцать лет назад добровольно заняться изучением японского языка при Доме японско-российской дружбы, Георгий отвечает коротко: «Мозги должны шевелиться!»

КУРС НА ТЯТЮ

Дорога эта еще в советские времена была проложена с Тихоокеанского побережья на охотскую сторону; появилась она благодаря усилиям геологов, искавших в этих местах золото. Геологов сегодня на Рудном нет, дорога же сохранилась в хорошем (для Южных Курил) состоянии и активно используется охотрыбинспекторами, браконьерами и, что случается крайне редко, туристами.

Южные Курилы с точки зрения туризма никогда не были особенно привлекательным местом. Наверное, поэтому курильская природа как оставалась, так и остается нетронутой, а курильские джунгли непроходимыми, в особенности из-за обильно растущего здесь курильского стланика и бамбука толщиной с палец.

Наш совместный поход с Георгием — это не просто прогулка по Тихоокеанскому побережью. Перед выходом из Южно-Курильска Кулинский в родном офисе охотрыбинспекции оформил заявку на проход по указанному маршруту с целью подсчета медведей на территории. Это одна из непременных обязанностей старшего охотоведа на Южных Курилах. Однако, как утверждает Георгий, данные, предоставляемые южнокурильскими охотоведами, всегда разнятся с цифрами, которые возвращаются к ним с Сахалина после подсчета и анализа.

— И какова разница? — спросил я Георгия.

— Почти в два раза.

Связанные одной цепью

СТАРИК-ГОРА.Вулкан Тятя — классический пример двухэтажного вулкана — самый высокий на острове Кунашир (1820 метров). Принято считать, что своему происхождению название вулкана обязано коренным жителям острова айнам и по-айнски звучало как Чача-нупури. В переводе на русский это означало «старик-гора». В японском языке нет звука «ч», поэтому Чача и был переименован в Тятю.Тятя — третий по красоте вулкан в мире после Везувия и Фудзиямы.

Нам с утра не очень везет: медвежьи следы на дороге появляются всего несколько раз, и собаки, учуяв зверя, поднимают лай. Но медведь, видимо, проходит слишком далеко от дороги, и собачий азарт быстро стихает. После прошедшего сутки назад тайфуна кунаширский берег представляет собой бесконечную океанскую свалку и напоминает какую-то жуткую сказку: высокие песчаные берега подмыты волной и местами обрушены, корни деревьев обнажены и свисают в этих промоинах, весь берег усыпан неисчислимым количеством морских обитателей — королевскими крабами, морскими губками и ежами, осьминогами и скатами, зубастыми морскими собаками. Все выглядит аппетитно и вкусно, и потому усердие Георгия, с которым он прогоняет собак сквозь эти съестные ряды, вполне понятно.

Первая серьезная преграда на нашем пути — река Саратовка. О месте брода здесь можно только догадываться. Георгий, как и многие таежные жители, немногословен, разворачивает упряжку и возвращается к устью реки. Здесь оно значительно шире и не столь полноводно. Собаки прекрасно преодолевают эту естественную преграду. Их же хозяину вода на середине реки доходит до уровня груди.

От холода стынет кровь, эмоции становятся ярче. Я наблюдаю в фотообъектив за Кулинским и совершенно теряюсь, когда одна из собак, зацепившись ремнем за подводную корягу прямо подо мной, не доставая лапами до дна, в отчаянии, бешеными прыжками пытается выбраться на берег. Пса выручаю не я, а мокрый Кулинский.

С Саратовки начинается условная граница Курильского заповедника, которая тянется до реки под названием Тятенка. Еще несколько дней назад вдоль побережья была наезженная дорога. Но за одну ночь море полностью изменило местный рельеф. Теперь наше путешествие стало походить на преодоление полосы препятствий, собаки все чаще тонули в заносах строительного мусора.

Георгий сказал, что японцы поднимались на Тятю по реке с красивым названием Ночка.

— С какой целью? — спросил я.

— Наверное, для укрепления духа, — ответил он.

Ночку мы прошли примерно с час назад. И сейчас Георгий пристегивал карабином двух собак к своему поясному ремню, а двух других отдавал мне: пристегни, мол. Щелкнул замок, и умница Буш стал вожаком в моей личной упряжке. Но, оказывается, приноровиться к ходу собак совсем непросто: почувствовав относительную волю и смену хозяина, собаки, уставшие от продолжительного и нелегкого рабочего дня, ведут себя не очень-то дисциплинированно.

Солнце ярким огненным шаром тонет у нас за спиной, на побережье опускаются сумерки, а спустя полчаса на песок опускаются и наши изможденные от собачьего темпа тела. До условного места подъема мы так и не доходим.

ПРОСТО ТАКОЕ УТРО

Человеку, прожившему два с лишним десятилетия на Тихом океане, этого объяснять не надо. Это нужно объяснять только мне. Но Георгий молчит, и со своими сомнениями мне приходится справляться в одиночку. Собираемся, проверяем собак. Сегодня они остаются на побережье, поскольку, как утверждает Георгий, наверху, на шлаковых полях Тяти, они быстро сотрут кожаные подушечки на лапах. С собой мы берем только теплые вещи, небольшое количество еды и две пустые пластиковые бутылки под воду. Наполнить их планируем по пути на вулкан, поскольку маловероятно, что вода на высоте более 1800 метров вообще существует. Разве что в виде снега.

От нашего лагеря до места захода на вулкан не более получаса ходьбы по побережью. Фара от вездехода, закрепленная на одиноко стоящем дереве, — ориентир для путешественников. Крутой затяжной подъем — и мы оказываемся на дороге, покрытой мелким курильским бамбуком. Старые японские столбы (некогда у японцев существовала связь вдоль всего побережья острова) в этих диких местах только подчеркивают одиночество.

Подходим к одному из них. Дерево, несмотря на прошедшие десятилетия, даже не тронуто тленом, а качество, с которым выполнены растяжки из толстенной проволоки, и их сохранность просто поражают. Еще несколько сот метров — и мы выходим на открытые участки у подножия вулкана. Бамбук здесь достигает своей максимальной высоты, и ориентироваться становится сложнее.

Поднимается ветер, капли дождя становятся жестче, хотя на дождь это еще не похоже. Видимо, мы просто попали в облачность. Здесь, на открытых шлаковых полях Тяти, в горных ботинках, не просохших от многочисленных переходов вброд, когда дует встречный ветер и нет никакой перспективы на хорошую погоду, я почувствовал себя почти первопроходцем. И в самом деле: по статистике в течение сезона на вулкан поднимаются около десятка человек, а около половины туристов отступают как раз из-за непогоды.

Несколько лет назад была предпринята отчаянная попытка восхождения на мотовездеходе. Колея, проложенная до кратера под названием Отважный, сохранилась до наших дней. Собственно, сейчас мы идем как раз по этим следам, лавируя между редкими останками — верхушками деревьев, погибших при извержении Тяти в 1973 году.

Жителям поселков Южно-Курильск, Головнино и Горячий Пляж тогда повезло: во время извержения шлейф пепла вытянулся на несколько километров в направлении Тихого океана. Рассказывают, что жители северного побережья, самого близко расположенного к вулкану мыса Ловцова, в панике покидали эту землю на рыболовецких судах.

Само же извержение Тяти хорошо было видно с соседних островов — Шикотана и Итурупа. После стихии север острова обезлюдел. Достаточно большое село у подножия вулкана Тятино было брошено людьми и исчезло бесследно.

Связанные одной цепью

Одна из главных обязанностей старшего охотоведа на Южных Курилах — подсчет численности медведей.

К Отважному мы выходим через несколько часов, еще через час оказываемся среди зарослей дикорастущего кедрового стланика и каменной березы. Здесь нет открытых участков, промозглого ветра, но скорость передвижения между низкорослыми деревьями становится минимальной. Теряем время, силы и через час решаем изменить направление маршрута: спускаемся ниже в русло горной небольшой реки и выходим на отлично утоптанную медвежью тропу.

Вулкан понемногу сдается, и белые лужайки чистого горного снега, маячившие где-то наверху, наконец-то пускают нас на свою территорию. Последние две-три сотни метров мы идем под прикрытием кедрового стланика. Температура резко падает, подъем становится похожим на альпинистское восхождение.

Но трудности рано или поздно кончаются, и вот мы ступаем на атрио вулкана Тяти, сразу же попадая в зону больших ветров. Видимость здесь практически нулевая, и о присутствии конусовидной оконечности Тяти высотой чуть более ста метров можно только догадываться — все в сплошной белой пелене. Дальнейший подъем решаем не делать.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Спуск до побережья занимает немногим более двух часов. Десять минут, которые мы тратим на поиск ориентиров в зарослях бамбука (сбились с направления), не в счет. Колея дороги, японские столбы, устье небольшой горной речки на побережье — все это снова под нашими ногами, но в обратном порядке. К лагерю мы подходим в сумерках.

Уже ночью один из псов поднимает лай. И не на дикого зверя — иначе бы откликнулись все собаки. Видимо, самая чувствительная из них среагировала на только ей одной понятное явление, которое Георгий растолковал по-своему: «Наверное, ночью будет землетрясение».

Андрей Зима30 мая 2014 в 00:00

Похожие статьи по выживанию:

195
Метки: , , , , ,

Сайт «Выживание в дикой природе», рад видеть Вас. Если Вы зашли к нам, значит хотите получить полную информацию о выживании в различных экстремальных условиях, в чрезвычайных ситуациях. Человек, на протяжении всего развития, стремился сохранить и обезопасить себя от различных негативных факторов, окружающих его - холода, жары, голода, опасных животных и насекомых.

Структура сайта «Выживание в дикой природе» проста и логична, выбрав интересующий раздел, Вы получите полную информацию. Вы найдете на нашем сайте рекомендации и практические советы по выживанию, уникальные описания и фотографии животных и растений, пошаговые схемы ловушек для диких животных, тесты и обзоры туристического снаряжения, редкие книги по выживанию и дикой природе. На сайте также есть большой раздел, посвященный видео по выживанию известных профессионалов-выживальщиков по всему миру.

Основная тема сайта «Выживание в дикой природе» - это быть готовым оказаться в дикой природе и умение выживать в экстремальных условиях.

SQL - 24 | 0,391 сек. | 10.91 МБ