Испытание мечтой

«А если вы ничего не подстрелите и не поймаете?» — спросил меня приятель. «Так что ж? Я лично еду за туманом. И за запахом тайги. А там, как выйдет!» Я почти не слукавил, хотя знаменитой карельской охоты и рыбалки мне, конечно, тоже хотелось. Но не верилось, что, выйдя утром из палатки и зевнув, могу добыть на завтрак пяток рябчиков, а отойдя от лагеря на сотню шагов, снять с ели красавца-мошника. Да и не люблю я, чтобы «без труда…». А главное, что может быть лучше сбывающейся мечты!..

Испытание мечтой

На фотографии — Борис Соколов

Посмотреть видеоверсию одноимённого очерка, о бегущих за окном автомобилях, российских пейзажах, о мужской дружбе, о сбывшейся мечте, а самое главное — о том, что не полюбить Карелию невозможно, а полюбив, также невозможно разлюбить и не вернуться к ней…, Вы можете по ссылке: "Испытание мечтой — видеоверсия"

Карелия встречала нас изумительной погодой. Солнечные дни со звенящим от синевы небом и полным штилем чередовались с холодным ветром и серой облачностью, но пару раз просеявшаяся с неба водичка не могла называться дождем и никакого дискомфорта не создала.

 Охотовед в Муезерском оказался солидным и порядочным человеком. Он открыто недоумевал:

— Ребята, чего вы забыли на Унгозере?! Там людно, там сеть грунтовых дорог. И лес там давно вырубили, только лет двадцать, как вторичка поднялась. Ехали бы вы лучше на Лексозеро… Ну, раз приспичило… вот тут и тут полазьте, все, что вам нужно, найдете!

И оказался прав и в смысле людности этих мест, и в смысле ландшафта, и в вопросе наличия дичи и рыбы — мы нашли глухарей, тетеревов, рябчиков, уток, щук с окунями, вот только взять все это великолепие, к сожалению, время не пришло…

Плата за доступ в УОП (пошлина) — 400 руб., плата за водоплавающую дичь — 400 руб.; лицензионная дичь: глухарь — 100 руб., тетерев — 20 руб.

Решив не пользоваться чужими стоянками, мы нашли на берегу озера Талкуна-Шельга нетронутое местечко и остаток дня использовали на оборудование комфортабельного лагеря. Вся местность была сплошь покрыта толстым слоем моха и буйными россыпями брусники и черники. А в лесах были полчища подосиновиков и белых грибов. После прошедших ранее дождей между мхом и твердым грунтом образовалась скользкая пленочка гумуса, и ходить по этому «слоеному пирогу» было неимоверно трудно — мох рвался в клочья.

— Как по фекалиям ходишь! — цинично резюмировал Константиныч, балансируя с бензопилой вокруг сухостойной сосны…

…Как ни хотелось утром, после трех дней дороги, поспать подольше, мы поднялись в пять часов — лес и озера манили с неудержимой силой. Я вышел из палатки, потянулся, и… в рассветной серости над кромкой берега с привычным уху посвистом крыльев прошли шесть нырковых уток, а где-то у противоположного берега загоготали гуси. Ну, доброе утро, Карелия!

Володя с Ильей остались заготавливать дрова, собирать моторку, готовить ужин и исследовать с эхолотом озеро, а мы с Сережкой впервые вошли в карельский лес уже в качестве охотников, буквально впитывая в себя его звуки и запахи…

Впрочем, характер леса не давал особых надежд. Где густо, где просторно растущие молодые сосны с редким подлеском не могли служить надежным прибежищем боровой дичи, правда, кормовая база здесь великолепна, и мы пошли через сосняк к ближайшему озерцу в глубине леса. И вдруг сзади грохнул выстрел!

Оказалось, Володя, проводив нас и попив кофейку, отошел от лагеря метров на пятьдесят, свистнул в манок и тут же получил общество двух рябчиков, одного из которых и взял. И это была первая и последняя дичь, добытая с такой легкостью. За каждую последующую птицу мы платили километрами пеших рейдов, а за каждую щуку и десяток окуньков литрами 95-го.

Осмотр озерков показал, что утки здесь нет и в помине. Вода стояла темная, не потревоженная ни одним движением живых существ. Как выяснилось позже, утки предпочитали обитать в заливах больших озер, где к ним было не подступиться.

Испытание мечтой

На фото — Сергей Малышев

Затем мы вышли на край огромного потрясающе красивого болота. У нас дух захватило от этой тревожной красоты — болотные пейзажи всегда завораживают. Сочетаются в них ощущения отрешенности от мира, изысканной гармонии и затаившейся опасности. Мы с наслаждением объедались твердой, взрывающейся во рту терпким ароматом клюквой, и вдруг Серега присел:

— Я птиц вижу! Больших, черных… Смотри, во-он там!

Прямо на самой середине болота, где виднелась открытая вода, сидели тетерева! Нам захотелось пересчитать их, и мы крадучись пошли к ним по зыбучему клюквеннику от сосенки к сосенке. Но зоркие черныши поднялись и расселись на ветках деревьев по другую сторону болота. Ну, ладно, одну задачу мы выполнили — тетеревов нашли, но толку от этого…

Через пару дней мы с Константинычем в поисках глухарей обходили знакомые уже места и услышали громкое тетеревиное токование. Определившись с направлением, я понял, что это те самые, болотные, и предложил Володе взглянуть на них. Тетерева вновь поднялись и ушли на другой край своих владений.

— Одни черныши, — сказал Володя. — А самки, наверное, сидят там, среди кочек, и на крыло не встают.

— Там топь, Володь, чего им беспокоиться?! Надо было манки тетеревиные с собой брать и чучела, хотя бы попробовали подманить к краю болота.

— Кто ж знал, что они по болотам тут сидят, как утки! Думали, с подхода на подъем брать будем, по опушкам да по старым вырубкам…

Так вот, о первом дне. Спустя некоторое время мы прямо на ходу высвистели рябчика, который молча прилетел нам навстречу через чащу буквально «сломя голову», а потом… Девять подъемов глухарей — это очень серьезно, однако не тот здесь лес, не может в нем собака работать по глухарю, так как он не садится на высокое дерево, которых тут почти нет, не дает собаке себя облаивать, а охотнику скрадывать, а просто сразу уходит низом, чащей. Остались мы без классической боровой охоты на глухаря с лайкой…

Испытание мечтой

СУП «КАРЕЛЬСКИЙ».Рябчиков очищаем, потрошим (можно вымочить в воде минут 40). Разрезаем на половинки, кладем в казан с водой и варим с луком, морковью около часа, не забывая снимать пену. Обжариваем в растительном масле нарезанные репчатый лук и белые грибы (подосиновики, подберезовики, маслята). Закладываем грибную заправку в кипящий подсоленный бульон с рябчиком, сюда же картофель (или лапшу), перец горошком, лавровый лист, чеснок, зелень и варим еще 15–20 мин.Фото автора

Привал с обедом мы устроили на берегу Терваозера, на старой рыбацкой стоянке с кучами мусора и сгоревшей дотла избушкой. Все рыбацкие стоянки на озерах страшно загажены. Мусор, похоже, никуда не увозят, не жгут и не закапывают вообще. Больно смотреть на горы бутылок, банок и плавающие у берегов пакеты.

Наскоро пообедав, пользуясь удобством имеющегося навеса со столом и скамьями, мы поспешили уйти в лес. Обошли Терваозеро и вышли совсем на другой ландшафт. Северо-западный берег озера — это крутые сопки и распадки с обильными россыпями камней и обломков скал и с почти начисто выпиленными лесами.

Стоят только редкие сосны, бывшие во времена лесоразработок «хлыстами», и потому не тронутые, да все та же «вторичка». Нужно еще несколько десятилетий, чтобы заново выросшие леса превратились в тайгу и наполнились дичью. Но, уже возвращаясь домой, мы видели, как с дороги «А-134» на М-18 выехал лесовоз, груженный тонкими короткими стволами.

— Ну вот! — грустно сказал Серега, — уже «вторичку» сносят, чтоб их!..

Илья в лагере сообщил, что эхолот показывает море рыбы, но она почти не реагирует ни на одну снасть.

— Забрасываем, а потом приезжаем проверять, не пошла ли рыба, — пояснили они. — Рыба стоит. Воды очень много нынче, и она теплая. Пока не опустилась до десяти градусов, клева не ждите.

Испытание мечтой

…Ухи с таким чистым, не передаваемо изысканным вкусом, как в Карелии, мы ещё не ели ! Ещё бы ей не быть такой, когда рыба живёт в кристально чистых водоёмах, а вода в них так мягка, что нужен целый рукомойник, чтобы смыть мыльную пену с рук! Фото автора

…Помимо редких щучек, худо-бедно обеспечивающих нам уху, да выловленных на червя окуньков, оставалась только вечная палочка-выручалочка охотников-лесовиков — рябчики. Мечта об охоте и рыбалке в Карелии превращалась в испытание ходовой выносливости, а главное, упорства и верности этой мечте.

…В центральную Карелию для успешной охоты и рыбалки надо ехать не ранее середины сентября и не менее, чем на три недели. Иначе остается ощущение какой-то недосказанности.

На пятый день мы сидели с Володей за столом с кружками брусничного морса, которого за десять дней сварили и выпили пять десятилитровых ведер, и отчаянно скучали. Высоко над лагерем протянула стайка лебедей.

— Н-да! — мрачно сказал Константиныч, — «долго будет Карелия сниться»!
— Володь, отправь меня завтра в командировку!
— Куда?!
— На Чирко-Кемь. Там вблизи реки леса точно нерубленные, возрастные.
— Идите с Серегой! — оживился он. — Но ночевать там смысла нет, Илюха пусть лучше вас на машине к грейдеру забросит, вечером встретит…

Отойдя от грейдера на несколько сотен метров, мы оказались в настоящей сказке. Таинственная низина с полноводным ручьем и с густым ельником спускалась к болоту, очень похожему на наше, тетеревиное. Вот о каком лесе мы мечтали! Мы миновали болото и вышли в изуродованный человеком мир. Огромная лесоразработка, развороченная колесами «супертехники», покрыла то, что раньше было карельской тайгой, ужасными шрамами. Только красно-синие волны брусники и голубики вокруг пней и валунов. И в колее недавние лосиные следы.

Испытание мечтой

В центральную часть Карелии для успешной охоты и рыбалки надо ехать не ранее середины сентября и не менее, чем на три недели.

Мы поспешили пересечь эту «сталкерскую» зону и вошли в череду сопок и распадков, образующих правую сторону огромной ложбины, в которой река Чирко-Кемь на целых шестнадцать километров превращается в огромные Тахколамбины — Верхнюю и Нижнюю (Тахколамбины — что-то среднее между озерами и широкой рекой. Течения практически нет, возможны сильный ветер и волны).

Местность приводила нас в восторг. Мы готовы были бесконечно лезть по этим лесистым склонам, усыпанным валунами, перебираться через лесные завалы, спускаться во влажные, мрачные распадки, в каждом из которых журчали чистейшие ручьи.

…Далай-Ламу однажды спросили, что больше всего его изумляет. Он ответил: «Человек. Вначале он жертвует своим здоровьем для того, чтобы заработать денег. Потом он тратит деньги на восстановление своего здоровья. При этом он настолько беспокоится о своем будущем, что никогда не наслаждается настоящим. В результате он не живет ни в настоящем, ни в будущем. Он живет так, как будто никогда не умрет, а умирая, сожалеет о том, что не жил».

Здесь мы живем именно настоящим, впитывая в себя запах костров, чистоту водоемов и звуки тайги, утренний туман и панорамы сопок, азарт охоты и звездное небо, вкус дичи и ухи, уют палаток и атмосферы вечерних бесед…

Наконец, открылась панорама на Чирко-Кемь, и на склоне этой сопки в мой рюкзак лег первый за сегодняшний день рябчик. Мы пообедали на камнях у берега и пошли к давно уже волнующему слух шуму порогов. Поднялись на скалу, и — вот он, знаменитый в туристской среде порог Тахко-падун!

Забыв про охоту, мы самозабвенно лазили по камням, зачарованно глядели в бурлящую воду, а найдя туристскую тропу, прошли над связкой трех порогов — Хаудо, Кривого и Тахко. Только увидев следы старых беличьих кормежек, вспомнили про ружья, манки и, вернувшись в лагерь, предъявили рябчиков и отснятый видеофотоматериал. У Володи загорелись глаза, когда он увидел на дисплее ноутбука панорамы порогов. По его просьбе уже на следующий день мы вновь стояли над порогами, и он вдруг сказал:

— Можно вообще ничего не добывать, ни дичь, ни рыбу. Стоило сюда приехать, чтобы просто увидеть эту красоту и говорить потом: «А я ведь там был!..»

Он стал задумчив, деловито оценил прибрежные камни в качестве мостков и причала для лодок, а потом отошел на поляну между соснами.

— Вот где надо будет лагерь ставить! — послышался его голос. — Только компоновать по-другому, с учетом рельефа.

Я не поверил своим ушам: «Надо»?! «Будет»?! Значит, он тоже прошел испытание плохой рыбалкой и охотой и понял, что все это не более, чем «первый блин комом».

— Идем к порогу! — сказал я. — Мы кое-что забыли сделать…

И мы вновь поднялись на скалу над Тахко-падуном. Я выгреб из кармана кучку монет и разделил ее пополам.

— На, бросай! Мы вернемся.

— Думаешь?

— Уверен!

Борис Соколов20 октября 2013 в 00:00

Похожие статьи по выживанию:

140
Метки: , , , , ,

Сайт «Выживание в дикой природе», рад видеть Вас. Если Вы зашли к нам, значит хотите получить полную информацию о выживании в различных экстремальных условиях, в чрезвычайных ситуациях. Человек, на протяжении всего развития, стремился сохранить и обезопасить себя от различных негативных факторов, окружающих его - холода, жары, голода, опасных животных и насекомых.

Структура сайта «Выживание в дикой природе» проста и логична, выбрав интересующий раздел, Вы получите полную информацию. Вы найдете на нашем сайте рекомендации и практические советы по выживанию, уникальные описания и фотографии животных и растений, пошаговые схемы ловушек для диких животных, тесты и обзоры туристического снаряжения, редкие книги по выживанию и дикой природе. На сайте также есть большой раздел, посвященный видео по выживанию известных профессионалов-выживальщиков по всему миру.

Основная тема сайта «Выживание в дикой природе» - это быть готовым оказаться в дикой природе и умение выживать в экстремальных условиях.

SQL - 24 | 0,384 сек. | 10.63 МБ