Сурок мензбира — marmota menzbieri kaschkarov. Питание и способы утоления жажды

В верховьях р. Бадам и на его водоразделе с р. Угам питание этого сурка нами изучено наиболее подробно. В целом оно определяется наличием тех или иных растений и их фенофазой. Набор растений в зависимости от экспозиции и высоты местности над уровнем моря очень разнообразен. Весь период питания удобно разделить на сезоны: весенний, летний и осенний. Первый из них в нижнем поясе (до 2600 м) длится примерно до середины мая, в среднем (до 2900 м) — до середины июня, а в верхнем (до 3300 м) — до середины июля.

В середине апреля 1962 г. даже в нижнем поясе обстановка была зимней. На южных склонах вытаяли лишь наиболее возвышенные бугры и нагромождения камней, общей площадью от одной трети до двух третей территории. Однако развитие растений в нижнем поясе обитания сурка происходит задолго до полното стаивания снега.

 Под его слоем в 20—25 см толщины грунт был совершенно оттаявший, влажный, покрытый зеленым ковром гусиного лука (Gagea gageoides) и мятлика луковичного (Роа bulbosa), ростками тюльпанов (Tulipa das у ste monoides), отчасти уже с бутонами. На проталинах, помимо перечисленных уже цветущих растений, встречались зацветающие хохлатка Горчакова (Corydalis Gortschakovii), Scilla puschkinioides, показались ростки эремуруса Регеля (Eremurus Regelii), корольковии Северцова (Korolkowia Sewerzowii), Eremostachys speciosa. На вытаявших кое-где сазах в массе появились ростки бузульника разнолистного (Ligularia heterophylla), манжетки тяньшанской (Alchimilla tianscha-nica) и некоторые другие растения.

Таким образом, в нижнем поясе гор просыпающиеся близ южных склонов сурки сразу находят достаточное количество сочного зеленого корма, если проталины расположены не далее 150—200 м от норы.

Сурки поедали в это время больше всего листьев мятлика луковичного, Gagea gageoides, эмуруса Регеля, меньше — Solenenthus cir-cinatus, Tulipa dasystemonoides и Scilla puschkinioides. Значение подземных частей растений в питании этого сурка здесь невелико; ямки, сделанные с целью выкопать растения, малочисленны. Чаще всего поедались луковички мятлика, залегающие близ поверхности земли, мягкие сочные корни Eremostachys speciosa и единично — Arenaria Grif-fithii. При выкапывании сурком корней образуются ямки глубиной 5—10 см и диаметром 7—15 см, хорошо отличающиеся от покопок корней кузинии (для гнездовой выстилки) меньшими размерами.

В это же время на той же высоте на северных, восточных и западных склонах условия питания иные. Здесь норы сурков расположены среди сплошных снежных полей. Первые 1 —1,5 недели после выхода они здесь просто не кормятся.

В условиях сильно расчлененного мезорельефа даже на территории одной семьи сурков одновременно можно встретить очень разные фенофазы одного и того же растения. Например, на высоте 2300 м гусиный лук в конце мая на южных склонах холма уже желтеет и увядает, а в 50—70 м на северном склоне того же холма, возле кромки снега, только начинает цвести.

Так обстоит дело и с другими растениями, поэтому питание соседних семей сурков иногда сильно различается. Общим, наиболее характерным моментом весеннего питания сурка в нижнем поясе являются: относительное разнообразие весенних кормов, массовое поедание гусиного лука и луковичного мятлика. Подземные части растений имеют небольшое значение.

В среднем поясе гор южные склоны уже заняты не эфемерами (гусиный лук) и эфемероидами (луковичный мятлик и др.), а сообществами с преобладанием кузинии дернистой (Cousinia caespitosa). После стаивания снега здесь не видно зелени. Почва покрыта слежавшейся серой ветошью стеблей кузинии, но если раздвинуть ее, то можно заметить многочисленные белые, красные, желтые и синеватые ростки растений. На площадках, свободных от кузинии, прямо из-под снега выбиваются готовые зацвести крокус (Crocus colchicus), Tulipa dasystemonoides, Т. Buhseana, зеленые ростки Alopecurus sp., мятлика луковичного, Роа sp., Aulacospermum sp., гусиного лука и других растений.

Наиболее часто здесь сурки поедают листья лисохвоста (Alopecu-rus sp.), мятлика (Роа sp.), луковичного мятлика (Роа bulbosa), Aula-cospermum sp., цветки крокуса колхидского (Crocus colchicus), реже тюльпана (Tulipa dasystemonoides), лаготиса Королькова (Lagotis Korol-kowii). Помимо этого, они поедают много ростков упомянутых тюльпанов, крокусов, Solenanthus olgae, кузинии дернистой, раскапывая для этого сухую ветошь кузинии. Поедают зверьки также довольно много корней Aulacospermum sp. и гораздо меньше (вследствие малочисленности) луковичек мятлика. Однако на сухих южных каменистых склонах нижней части среднего пояса, где довольно обильно произрастают луковичный мятлик и гусиный лук, они (особенно первый) поедаются в большом количестве и по важности для сурков занимают одно из первых мест.

В среднем поясе из кормовых растений наиболее важны следующие: кузиния дернистая (зачатки листьев), Alopecurus sp., Aulacospermum sp., Gagea sp., крокус колхидский, Tulipa dasystemonoides, а в нижней части пояса, кроме того, мятлик луковичный и гусиный лук. Характерно поедание значительно большего, чем в нижнем поясе, количества подземных частей растений. В среднем поясе сильнее, чем в других поясах, проявляется различие в питании отдельных семей сурков в разных биотопах.

В верхнем поясе обитания сурка Мензбира его питание очень своеобразно, хотя и меньше всего известно. Первые проталины, появляющиеся на каменистых возвышениях морен и возле останцов, совершенно лишены зелени. Развития растений под снегом здесь не заметно. Но обращает на себя внимание множество покопок корней остро-лодки распростертой (Oxytropis humifusa), весьма здесь распространенной й являющейся (особенно на каменистых местах) основным кормом сурка до появления достаточного количества зелени. Число покопок составляет до 20—30 шт. на площади 25 м2. Возле них обычно лежат наиболее тонкие кончики корней и волокнистое их основание с черешками листьев. Поедается преимущественно средняя часть корня. У верхней границы распространения сурка это растение местами образует сплошной низкий ковер, почти лишенный других растений. Здесь корни остролодки, а позднее ее зеленые листья — главный и почти единственный корм в течение всей весны.

На южных склонах среди крупных глыб камня растительность более разнообразна. Вскоре после стаивания снега из мягкого сырого грунта появляются ростки лютика (Ranunculus rubrocalyx), лука (Allium atrosanguineum), розетки листьев Chorispora macropoda, Lagotis Korolkowii, зацветает Tulipa dasystemon. Сурки наряду с корнями остролодок поедают все эти растения, а позднее — их цветки. В целом наиболее характерно в весеннем питании сурков верхней зоны поедание большого количества подземных частей растений, особенно корней остролодок.

Летом питание наиболее разнообразно, что определяется обычно большим (20—30) числом видов вегетирующих растений на семейном участке сурка.

В нижнем поясе обитания сурки обычно живут на крутых скалистых склонах в высокотравных зарослях ферулы тонкорассеченной (Ferula tenuisecta), Prangos pabularia, эремуруса Регеля (Eremurus Regelii), ревеня Максимовича (Rneum Maximowiczii), корольковии Ce-верцова (Korolkowia Sewerzowii) и других с ярусом более низких растений (гусиный лук, Melissitus Popovii, мятлик луковичный). Примерно с конца второй декады мая зацветает ферула тонкорассеченная и другие перечисленные выше растения. Из них наиболее часто поедаются листья (а с зацветанием и цветки) ферулы тонкорасссченной, эре-муруса Регеля, ревеня Максимовича, корольковии Северцова. Меньшее значение имеют листья и цветки Solenanthus circinatus. Iris sp., Selinum tianschanicum, мятлика луковичного, Cicer songoricum. Однако заросли высокотравных растений поднимаются вверх лишь до 2400 м, редко по «теплым» лощинам до 2600 Ж. Выше наибольшее значение приобретают мятлик луковичный, гусиный лук, уступая в середине лета Melissitus Popovii, Cicer songoricum, гречишке каменной (Polygonum rupestre), Alopecurus pratensis. Taraxacum sp., а на сазах — тимофеевке альпийской (Phleum alpinum), клеверу ползучему (Trifolium repens), манжетке тяныпанской (Alchimilla tianschanica),. одуванчику (Taraxacum sp.). В этот период сурки поедают довольно много созревающих и отчасти созревших плодов и семян: мятлика луковичного, хохлатки Горчакова (Corydalis Gortschakovii), тригонел-лы Попова, Cicer songoricum, Scrophularia incisa, мари гибридной (Chenopodium hybridum) и гречишки каменной, многие из которых в значительной степени усваиваются сурком. Подземные части растений поедаются в это время довольно редко. Это обычно луковички мятлика, реже мучнистые корни Eremurus Regelii. Чаще их поедают сурки в конце лета, когда большинство зонтичных и других растений высыхает.

В среднем поясе летнее питание наиболее разнообразно в зависимости от высоты, экспозиции склонов, наличия или отсутствия снежников и сазов. А при детальном рассмотрении питания оно при прочих равных условиях различно в бассейне рек Бадам и Сайрам.

В бассейне Бадама и Угама (правая часть бассейна) наиболее важное значение имеют тригонелла Попова, тимофеевка альпийская, Cicer songoricum, Taraxacum sp., гречишка каменная, Aulacospermuт sp., Puccinella humilis; в нижней части пояса в первую половину лета также — лисохвост луговой (Alopecurus pratensis), мятлик луковичный, гусиный лук. Второстепенное значение имеют ляготис Королькова (Lagotis Korolkowii), мятлик луковичный (луковички), клевер ползучий, манжетка тяньЩанская, герань каменистая (Geranium saxatile). Scrophularia incisa, Carum atrosanguineum. К третьестепенной категории относится много видов других растений. Из перечисленных видов наиболее массовый излюбленный и характерный корм — мелкое бобовое — тригонелла Попова, которая во многих местах северных (более влажных) склонов сплошным низким ковром покрывает большие участки. Это растение отличается очень длительной вегетацией и практически во многих местах остается зеленым все лето и осень. Из подземных органов поедаются в незначительном количестве лишь луковички мятлика.

В бассейне р. Сайрам выпадает больше осадков, особенно в виде снега. Снежники на той же высоте лежат дольше, чем в бассейне Бадама, соответственно растительность имеет более мезофильный облик и дольше не выгорает.

Наибольшее значение в питании сурка здесь имеют: одуванчик альпийский (Taraxacum alpinum), Allium atrosanguineum, лисохвост луговой, Роа sp., остролодка распростертая, Carum atrosanguineum, Aulacos-permum sp., второстепенное — родиоля Литвинова (Rhodiola Litvino-vii), Ranunculus rubrocalyx, ясколка ясколковидная (Cerastium cerastoi-des). Anemone protracta, гречишка гиссарская (Polygonum hissaricum), мытник Кириллова (Pedicularis Kirilowii). Кроме того, поедается много других растений, играющих меньшую роль. Особенно массовым и хорошо поедаемым кормом является одуванчик альпийский. Из подземных частей в верхней зоне среднего пояса в первую половину лета сурок нередко еще поедает корни остролодки распростертой (Oxytropis humifusa).

В верхнем поясе массовое развитие растений происходит поздно и лето следует считать примерно с середины июля или несколько раньше. Растительность этого пояса в значительной мере обеднена в видовом и количественном отношениях, но здесь совершенно не сказывается засуха и растения остаются зелеными и сочными до наступления холодов. Наибольшее значение в питании сурка имеют остро-лодка распростертая, одуванчик альпийский, Allium atrosanguineum, мятлик, родиола Кириллова, Carum atrosanguineum, меньшее — лютик (Ranunculus rubrocalyx), Chorispora macropoda, ясколка ясколко-видная, Anemone protracta. Другие растения играют еще более подчиненную роль. Однако особую роль здесь имеет остролодка распростертая как наиболее массовая и хорошо поедаемая. Многие участки сплошь покрыты ее низким плотным ковром и для живущих здесь сурков она является основным и почти единственным кормом во все сезоны. Из подземных частей часто и порой в больших количествах поедаются корни остролодки распростертой, особенно в местах с наиболее поздним стаиванием снега. Характерно, что корни поедают и маленькие сурчата с недоразвитыми еще в середине июля зубами.

В верховьях р. Сарыайгыр сурки поедают гречишку гиссарскую, очиток Кириллова (Sedum Kirilowii), Chorispora macropoda, изредка Tulipa dasystemon, мытник (Pedicularis sp.), Allium monadelphum и одуванчик альпийский (Янушко, 1951).

В целом в летнем питании сурков, обитающих во всех высотных поясах, преобладающий корм — зеленые части растений; цветки и тем более семена имеют подчиненное значение. Подземные части растений как корм имеют небольшое значение лишь в местах с наиболее поздним стаиванием снега, в верхнем поясе.

Осеннее питание в разных высотных поясах далеко неодинаково. В нижнем поясе уже в конце июля большинство растений на южных и юго-западных склонах высыхает (ферулы, эремостахис, королько-вия, эремурусы, ирисы, большая часть злаков, ревень, тюльпаны, луки). Зелеными на южных склонах сохраняются лишь немногие виды, как селинум тяныпанский (Selinum tianschanicum), зверобой шероховатый (Hypericum scabrum), крестовник (Senecio sp.), полынь персидская (Artemisia persica), Scrophularia incisa, некоторые другие и почти исключительно по лощинам. На северных склонах, где долго лежал снег, сочных растений больше, особенно много в местах выхода грунтовых вод — на сазах. Достаточно зеленых растений и на местах стоянок скота. На северных склонах, сазах и на стоянках скота зеленые растения сохраняются до залегания сурков в спячку и позднее.

Сурки, обитающие около растаявших снежников, в течение августа поедают в основном тригонеллу Попова, цицер джунгарский (Cicer songoricum), местами еще зеленые листья костра (Bromus sp.), мелколепестник кабульский (Erigeron cabulicus), одуванчик, селинум тяныпанский.

Около стоянок скота зверьки питаются в основном Polygonum rupestre и листьями Alopecurus pratensis, а местами Bromus sp.

Около сазов кормовые условия в это время наилучшие. Зверьки питаются здесь в основном Trifolium repens, Alchimilla tianschanica, Phleum alpinum, а местами Cobresia persica. И лишь немногие семьи, живущие вдали от сазов, стоянок скота и снежников, вынуждены поедать обычно непоедаемые Artemisia persica, Hypericium scabrum, Cousinia caespitosa, Senecio sp. Такие сурки в массе выкапывают сочные луковички гусиного лука, мятлика луковичного, реже королько-вии Северцова и эремуруса Регеля.

В среднем и тем более верхнем поясах обитания, где снежники стаивают очень поздно, сурки до залегания в спячку обеспечены сочными кормами. Видовой состав их почти не изменяется по сравнению с летним, хотя набор растений и количество цветков в рационе сокращается.

В южном участке ареала сурок Мензбира чаще поедает массовые виды: Lagotis Korolkowii, Gagea minutiflora, типчак, иногда выкапывает луковицы Tulipa bifloriformis (Петров, 1960, 1961). По нашим наблюдениям, в середине августа на западной оконечности Чаткальского хребта (район горы Кызылнура) на высоте 3000 м над ур. м. зверьки кормились в основном на местах наиболее поздно растаявших снежников, покрытых низким темно-зеленым ковром Polygonum rupestre и Oxytropis humifusa.

При просмотре пяти (три взрослых и два молодых зверька) пищеварительных трактов у сурков, добытых Б. М. Петровым 17—19 августа, мы обнаружили: у двух в желудке почти исключительно зеленые (еще не созревшие) бобы Oxytropis humifusa, у другого, кроме большого количества бобов,— листья мелкого злака, у третьего — только остатки гречишки каменной (листья, семена, отчасти стебли). В кишечнике у всех сурков были остатки гречишки каменной и остро-лодки распростертой.

Каких-либо особенностей в составе кормов у молодых зверьков, по сравнению со взрослыми, не отмечено. Лишь в первые дни по выходе из нор, когда сурчата кормятся возле самого убежища и лишены выбора, поедаемые ими растения часто не характерны.

Сурок Мензбира поедает различные животные корма, хотя обычно понемногу. Лишь у отдельных зверьков (чаще у кормящих самок) его количество бывает значительным. Например, у самки, добытой 10 июня 1962 г., в пищеварительном тракте обнаружены остатки птенца мелкой воробьиной птицы, семи крупных дождевых червей, трех уховерток, трех крупных жуков и не меньше семи мелких жуков; у другой самки от 18 июня найдены остатки 50 крупных личинок июньского хруща и трех крупных жуков; у третьей, добытой 27 мая, были остатки 12 сухопутных моллюсков, трех крупных жуков-чернотелок и дождевого червя, а у четвертой от 21 июня — 10 крупных жуков и шмель. Животный корм у них составлял от одной шестой до одной четверти объема содержимого желудка.

Наиболее часто животные поедались сурком весной: в нижнем поясе — в мае, в среднем — в июне. Особенно часто и в больших количествах они обнаруживались у взрослых кормящих самок (61,5%), гораздо реже (32%) и в меньших количествах у взрослых самцов. Это согласуется с увеличенной потребностью в минеральных веществах кормящих самок.

На Чаткальском хребте (Петров, 1960) из 38 исследованных в разные периоды желудков сурка животный корм (насекомые) обнаружен в семи (18,4%). В пяти пищеварительных трактах зверька из того же района (гора Кызылнура), просмотренных нами в середине августа, остатков животных не найдено, но при просмотре там же 24 от-дельностей свежего помета сурка в трех отмечен хитин жуков.

В пищеварительном тракте (чаще в желудке) сурка встречается и однородная мелкоземлистая масса — серая или серо-зеленоватая, реже охристая глина, подобная той, которая обнаружена в пищеварительном тракте у убитого в том же месте горного козла. Обычно она бывает небольшими монолитными комками объемом около 1 см3. Внутри комка нет камешков или частиц щебня, значит она попадает не с подземными частями растений (или с надземными — у очень низкорослых остролодок, тригонелл), а, по-видимому, поедается специально в определенных местах.

В пищеварительном тракте этого сурка глина встречается почти исключительно весной. В нижнем поясе — лишь в мае (в 33,3% исследованных пищеварительных трактов), в среднем — в мае (в 33,3%) и в июне (в 5%), а в верхнем — в июле (в 6%). По-видимому, сурки поедают глину, подобно горным козлам, ради содержащихся в ней минеральных веществ и как необходимую механическую примесь к растительным кормам. Нахождение весеннего помета сурка, почти нацело состоящего из глинистой массы, также свидетельствует о поедании ее зверьками. Такой помет мы находили в бассейне р. Бадам и на Чаткальском хребте в районе г. Кызылнура. Возможно, сурки поедают также поваренную соль, которую чабаны нередко кучками насыпают на землю для подкормки овец. В верховьях р. Бадама мы три раза замечали сурка возле соли (Капитонов, 1968).

Постоянно (и нередко в большом количестве) в пищеварительном тракте сурка встречаются мелкие камешки и песок. Частота встреч их убывает от апреля — мая (100) к августу (15%). Они попадают при поедании корней и корневищ, отчасти дождевых червей, а также листьев и стеблей низкорослых растений. У сурков, добытых в местообитаниях с более высоким травостоем, из поедаемых ими растений камешки в пищеварительном тракте встречались реже или отсутствовали. Попадая на зубы, они, несомненно, усиливают их стирание, в то же время своими нередко острыми гранями, вероятно, способствуют перетиранию корма в желудке.

Хотя сурок Мензбира нередко (особенно в среднем и верхнем поясах обитания) живет возле ручьев, сазов и снежников, зверьков, пивших воду, мы не отмечали. Лишь в начале мая дважды наблюдалось поедание сурком снега. Очевидно, жажда удовлетворяется влагой, содержащейся в поедаемых растениях.

Различные виды кормов добываются несколькими способами. Надземные части (листья, соцветия) растений в верхнем и обычно в среднем поясе обитания благодаря низкорослости травостоя сурок поедает без помощи лап, а в нижнем поясе, где его кормовые растения (эремурус, ферула, ревень) обычно имеют высоту не меньше 100 см, ему приходится вставать на задние лапы и пригибать растение передними.

В верхнем поясе подземные части растений, представленные чаще корнями остролодок, залегающими довольно глубоко, сурок добывает, затрачивая много усилий. Схватив подкопанный корень зубами, он упирается всеми четырьмя лапами и дергает его из стороны в сторону. В нижнем же поясе, где зверек достает обычно неглубоко залегающие луковицы луковичного мятлика, он затрачивает на это гораздо меньше усилий. В нижнем поясе еще до стаивания снега появляется много зелени и сурок сразу поедает ее, в среднем же зелени под снегом нет, но среди ветоши скрыты многочисленные ростки растений, в поисках которых зверек иногда не только разгребает ее лапой, но мордой как бы расчищает неглубокий рыхлый снег по краю проталин и поедает ростки на расчищенной площадке, что также отмечает Мюнх (Munch, 1958) для европейского сурка в Альпах.

В нижнем поясе обитания и в нижней половине среднего, где во второй половине лета растительность во многих местах съедается или вытаптывается овцами (особенно в бассейне Бадама), кормовые растения сурка сохраняются лишь под прикрытием колючих кустов кузинии. Сурок достает такое растение передней лапой, вытягивает его из куста кузинии, съедает верхнюю часть и отпускает. Если растения под пологом кузинии очень низкорослы, сурок буквально на брюхе, низко пригнув голову, заползает под ее нижние листья и поедает растение. У добытых зверьков несколько раз встречались острые колючки кузинии, вонзившиеся в кожу век и другие части морды.

Животный корм в большинстве случаев, вероятно, не отыскивается специально, а поедается при встречах: сухопутные моллюски в тенистых местах у подножья скал, дождевые черви чаще на местах, удобренных пометом овец, а личинки июньского хруща в корнях луковичного мятлика.

Количество корма, поедаемого сурками, довольно велико. У зверьков, добытых отстрелом, в любое время дня пищеварительный тракт хорошо наполнен. Они кормятся часто, по мере освобождения места в желудке, и пищеварение осуществляется, по-видимому, непрерывно в течение суток. При сравнении пищеварительного тракта сурков, застрелянных вечером после и утром до кормежки, выявлено, что за время с 20 до 5 ч он освобождается примерно наполовину, а за 24 ч корма, следовательно, переварится в желудке в 1,7 раза больше, чем вмещает пищеварительный тракт.

Вес пищеварительного тракта (в % к весу тела) в разные сезоны года показан в таблице 65. Для вычисления количества поедаемого сурком корма средний вес его пищеварительного тракта следует умножить на 1,7. Таким образом, находим, что в мае и июне в нижнем поясе обитания взрослый и полувзрослый сурок съедают за сутки количество корма, равное примерно 40.% от веса их тела, или около 1000 г, а молодые в июне — около 50%, или 650 г. Осенью взрослые съедают примерно 20% от веса тела, или около 700 г, а молодые по-прежнему около 50%, т. е. относительно своего веса почти вдвое больше, чем взрослые и полувзрослые зверьки. Данные Б. М. Петрова (1960, 1961), что «взрослый сурок за день съедает до 300 г зеленой массы», мы считаем сильно заниженными.

Питательность растений в горах увеличивается с высотой (Голо-скоков, 1949; Берг, 1952), поэтому в верхнем поясе гор сурки обитают даже при наличии очень скудной растительности и успевают накопить достаточное для спячки количество жира.

В нижнем поясе обитания сурки (старше двух лет), выходящие весной из нор, имеют, по-видимому, не меньше 5% внутреннего жира (подкожного уже нет), который в первой декаде мая почти полностью исчезает. Сурки в это время наименее упитаны, а годовики и сразу по выходе из нор почти совсем лишены жира.

Накопление нового жира у взрослых самцов, яловых самок и полувзрослых зверьков в нижней зоне гор начинается уже с середины мая, в среднем поясе — в первой декаде июня, а в верхнем — в третьей декаде июня. У родивших в данном году самок накопление жира начинается примерно на три-четыре недели позднее. У молодых зверьков сразу по выходе из нор имеется некоторое количество жира (накопленного при питании молоком), который во время перехода их на растительный корм исчезает. Отложение нового жира у сурчат в нижнем поясе обитания начинается с середины июня, в среднем — в первой декаде июля, а в верхнем,— по-видимому, лишь в третьей декаде июля.

Вначале новый жир появляется под кожей, а потом, примерно через неделю, в полости тела.

Накопление жира у сурков в среднем поясе гор, насколько позволяют судить наши неполные данные, происходит интенсивнее, чем в нижнем, а в верхнем, по-видимому, быстрее, чем в среднем. Запасы жира перед залеганием в спячку в нижнем поясе бывают, по-видимому, меньше, чем в среднем, а в последнем меньше, чем в верхнем. Яловые самки нагуливают жир быстрее, чем взрослые самцы и полувзрослые зверьки. У родивших же в данном году самок интенсивность накопления его наибольшая; упитанность их перед спячкой не ниже, чем у других взрослых и полувзрослых особей, хотя период его образования наиболее короткий. Вес жира у них составляет 19,1—26,5, а в среднем 22,6% от веса тела. Молодые зверьки залегают в спячку наименее упитанными, вес жира для нижнего пояса обитания у них составляет 8,0—17,4, а в среднем 10,5% от веса тела. Для среднего пояса его в среднем около 13%, а для верхнего, вероятно, еще больше.

Добавить комментарий

Метки: , , , , ,

Сайт «Выживание в дикой природе», рад видеть Вас. Если Вы зашли к нам, значит хотите получить полную информацию о выживании в различных экстремальных условиях, в чрезвычайных ситуациях. Человек, на протяжении всего развития, стремился сохранить и обезопасить себя от различных негативных факторов, окружающих его - холода, жары, голода, опасных животных и насекомых.

Структура сайта «Выживание в дикой природе» проста и логична, выбрав интересующий раздел, Вы получите полную информацию. Вы найдете на нашем сайте рекомендации и практические советы по выживанию, уникальные описания и фотографии животных и растений, пошаговые схемы ловушек для диких животных, тесты и обзоры туристического снаряжения, редкие книги по выживанию и дикой природе. На сайте также есть большой раздел, посвященный видео по выживанию известных профессионалов-выживальщиков по всему миру.

Основная тема сайта «Выживание в дикой природе» - это быть готовым оказаться в дикой природе и умение выживать в экстремальных условиях.

Яндекс.Метрика
SQL - 39 | 0,115 сек. | 11.35 МБ