Сурок мензбира — marmota menzbieri kaschkarov. Места обитания

В северной (казахстанской) части ареала сурок Мензбира обитает лишь в субальпийском и альпийском поясах на высоте 2100—3300 м над ур. м. Он является как бы наиболее «высокогорным» среди среднеазиатских сурков, но в целом населяет очень разнообразные биотопы, от разреженных кустов стелющейся арчи и зарослей высоких зонтичных растений в нижнем поясе обитания до почти безжизненных глыбовых осыпей ледниковых цирков.

Наиболее благоприятны для обитания сурка участки гор со сглаженным рельефом и в то же время с хорошо выраженным мезорельефом. Здесь в большинстве мест имеется мощный слой мелкозема достаточной толщины для устройства зимовочных убежищ, более пестрое распределение снежного покрова и растительности и, следовательно, наиболее продолжительная ее вегетация — основа хорошего питания сурков.

Район обитания сурка в бассейне р. Бадам — уплощенный холмистый гребень хребта, рассеченный эрозионными долинами рек. В их верховьях склоны долин относительно пологие и слабоврезанные, но чем ниже по течению, тем круче и глубже они становятся. Особенно круты они в нижней половине склона, нередко принимая здесь форму каньона, и, конечно, непригодны для обитания сурка. Сурки населяют эти горы от высоты 2100 до 2800 м, до самых вершин. К нижнему пределу распространения сурка его поселения спускаются отдельными языками, но уже с 2400 м местность заселена ими почти сплошь. Они занимают здесь (водораздел рек Бадам, Айгырдлсирхан и Угам) в основном места с сильно расчлененным мезорельефом и обилием родников (по местному «сазов»), приуроченных в основном к разломам гранодиоритов нижнего пояса обитания зверьков. В этих условиях последние посещали склоны всех экспозиций. При наличии у них огромных (5—15 га) семейных участков сурки, даже обитая на южном макросклоне, все же имели возможность кормиться на мезо-склоне северной (и других) экспозиций (рис. 93). На нерасчлененных обширных южных склонах постоянные поселения сурков в нижнем поясе обитания отсутствовали. На северных же, северо-восточных и северо-западных нерасчлененных макросклонах зверьки обычны не только в нижнем, но и в среднем поясах обитания. Крутизна склонов, где жили сурки, от 5—10 до 50—60°, чаще 30—45°. Встречались их поселения и на небольших площадках, изолированных сверху и снизу сплошной стеной высоких скал. Благодаря изрезанному мезорельефу, большое количество осадков, выпадающих в основном зимой и весной, довольно равномерно распределено по территории в виде многочисленных снежников на северных склонах и в понижениях.

Горы в районе обитания сурков в бассейне р. Бадам сложены в основном кристаллическими известняками различной окраски и в меньшей степени — гранодиоритами. На более крутых южных склонах во многих местах были хаотические нагромождения крупных обломков скал, имеющих обычно округленную форму. На гребнях кряжей и увалов, а нередко и на склонах встречались массивные гра-нодиоритовые  останцы,  пронизанные  множеством трещин, служивших суркам убежищами. Сухой мелкоземистый грунт с мощностью его пласта, достаточной для устройства нор, встречался повсеместно. Лишь на южных, отчасти на юго-восточных и юго-западных нерас-члененных склонах имелись обширные площади, непригодные для устройства нор (монолитный камень).

Растительность, которая, по-видимому, в данном районе является главным фактором, определяющим распространение и численность сурков, в зависимости от экспозиции, крутизны склонов, абсолютной высоты места и влажности грунта весьма различна. По ее характеру можно выделить следующие основные биотопы сурка.

1.Заросли высоких (до пояса) зонтичных (прангоса и ферул) и эремурусов. На высоте 2400 м проходит верхняя граница этого биотопа. Постоянно обитаемые поселения сурка среди такой растительности встречены лишь на западных и восточных склонах, рассеченных более мелкими лощинами. На южных же склонах растительность этого типа к середине июля совершенно высыхает и здесь встречаются (вниз до высоты 2300 м) лишь временные убежища сурков в расщелинах скал, используемые только весной.

2.Сообщества растений с преобладанием кузинии дернистой, между колючими кустами которой, а отчасти и под их пологом, произрастает и сохраняется от поедания овцами и выгорания разнотравье, иногда с обилием тригонеллы Попова — излюбленного корма сурка. Сурок во избежание уколов о кусты кузинии вытягивает нужное растение из их зарослей лапой и поедает его. Заросли кузинии располагаются в нижнем поясе (2200—2600 м) на северных, северо-восточных и северо-западных склонах неглубоких лощин, прорезающих западные и восточные макросклоны, на пологих неглубоких лощинах северной экспозиции, а в среднем поясе (2600—2800 м) на склонах южной, юго-западной и юго-восточной экспозиций таких же лощин. Они приурочены к местам с умеренно высоким снежным покровом. Слой мелкозема тут достаточно глубок и сух, местами каменист, но вполне пригоден для устройства убежищ. Сурки населяют этот биотоп очень часто. Зачатки листьев кузинии — характерный ранневесенний корм сурка, а мочало из корней кузинии — обычный материал гнездовой выстилки.

3.Сообщества растений с преобладанием зверобоя шероховатого, полыни персидской и разнотравья, в которых поедаемых сурком видов растений обычно немного. Эти сообщества располагаются чаще на сухих, нередко усеянных крупными камнями, склонах южной, юго-западной и юго-восточной экспозиций. Норы сурков, а еще чаще убежища в камнях, в этом биотопе встречаются постоянно, но кормятся они здесь обычно лишь весной. Несколько раз попадались в этих условиях и вертикальные узкие ходы, лишенные выбросов, которые, как принято считать, являются признаком зимовочного убежища. В данном местообитании за высокими кустами полыни и зверобоя (35— 50 см), а также за камнями сурков часто не видно, поэтому и обзор местности на кормежке затруднен. Этот биотоп сурки населяют обычно лишь при наличии в нем сазов — небольших округлых луговинок в 4—20 м в диаметре или их длинных узких лент по течению ручейка. Грунт здесь обычно влажный, а местами сырой, сплошь покрытый низким (3—10 см) разнотравьем с преобладанием манжетки тянынан-ской, кобрезии персидской (Cobresia perslca), тимофеевки альпийской, а местами ползучего клевера, хорошо поедаемых сурком. Выходы грунтовых вод чаще приурочены к разломам гранодиоритов и встречаются обычно на западных, восточных и, гораздо реже, на южных склонах. Сурки часто посещают (особенно во вторую половинулета) сазы во время кормежки и, если саз не очень сырой, устраивают на нем или около него одну-три жировочных норы.

Иногда долго вегетирующую сочную растительность саза суркам заменяют растения, произрастающие на местах отдыха овечьих отар, которые при недостатке пастбищ обычно из года в год бывают в одних и тех же участках. Первоначальная растительность там уже за одно лето полностью вытаптывается и площадка покрывается слоем помета. В дальнейшем с краев она зарастает плотным низким ковром гре-чишки каменной и мальвы (Malva pumila), из которых первая служит излюбленным кормом сурка до глубокой осени, так как при избытке азота в почве (от помета и мочи овец) все время остается зеленой. Несмотря на постоянную тревогу (людьми, собаками, скотом), сурки часто населяют такие площадки и удаляются от них лишь на период пребывания там чабанов и овец. Обилие стоянок скота в Каржантау — один из положительных факторов равномерного распространения там сурка.

4. Местообитания на склонах северной, северо-восточной и северозападной экспозиций, где скапливается много относительно поздно стаивающего снега. Такие места обычно имеют мощный слой мелкозема с незначительной примесью камней, сплошное задернение и чрезвычайно (1—2 до 5 см) низкое не выгорающее разнотравье альпийского типа с преобладанием бобовых (особенно тригонеллы Попова), охотно поедаемых сурком. Такие места в нижнем поясе и в нижней половине среднего обычно всегда заселены сурками. Однако в местах с очень высоким снежным покровом зимой (верхние части крутых склонов и особенно лощин северной экспозиции) постоянных нор нет вследствие большой там влажности грунта. В верхнем течении р. Ба-дам это местообитание приурочено обычно к довольно крутым склонам. Но дальше на северо-восток от перевала Карой (ур. Улуджурт и др.) обширные участки этих местообитаний занимают также пологие северные, восточные, западные склоны и даже ровные места в широких лощинах и межсопочных понижениях. Норы сурков там встречаются повсеместно, исключая ровные крутые северные склоны с сырым грунтом. Заметно предпочитаются для устройства нор наиболее сухие южные склоны.

Благодаря изрезанности мезорельефа нижнего пояса обитания и нижней части среднего и, следовательно, пестрому распределению снежного покрова, разные растительные ассоциации распределены там весьма мозаично и часто в пределах одного семейного участка встречаются два-три, а то четыре-пять типов растительности, что благоприятно для сурков. С кустарниками и деревьями сурки в верховьях р. Бадам не соприкасаются.

В бассейне р. Сайрам рельеф и растительность, а следовательно, и биотопы сурка значительно отличаются от описанных. Горы здесь гораздо выше (до 4200 м). Главный гребень Угамского хребта и его отроги имеют резко выраженный альпийский рельеф. Склоны изрезаны карами, безжизненными скалами и в верхней части совершенно непригодны для обитания сурка. Однако примыкающие к нему горы Каржантау хотя и достигают высоты почти 3500 м над ур. м., все же сохраняют на гребне выровненный холмистый рельеф. Водораздел рек Угам и Сайрам — холмистое, местами волнистое плато (рис. 95), от 3200 до 3400 м абсолютной высоты, с разбросанными по нему невысокими разрушающимися останцами и скалами или просто крупными глыбами гранодиорита. Долины речек бассейна р. Угам эрозионного характера, неширокие слабо врезанные, пологие в верховьях и крутые, глубокие с большим падением в среднем и нижнем течениях. Местообитания сурка в верховьях Угама очень напоминают таковые верховьев Бадама, но отличаются многоснежьем и большей суровостью. Напротив, долины речек бассейна Сайрама (притоки рек Сарыайгыр и Каскасу) в верховьях типично ледниковые, начинаются скалистыми цирками, сразу имеют значительную ширину и незначительный уклон.

Лишь с высоты 2500—2600 м, когда они принимают эрозионный характер, их долина суживается, а падение сильно увеличивается. Верхняя граница стелющейся арчи проходит примерно на высоте 2700 м, в массе она произрастает примерно лишь с высоты 2500 м, но сплошные большие массивы ее встречаются редко.

Прежние данные о нижнем пределе распространения сурка в этом районе разноречивы. По наблюдениям М. И. Исмагилова (личное сообщ.), в долине р. Улар в 1939 г. норы сурка встречались с высоты 244)0 м (обитаемые лишь с 2840 м), по данным Г. В. Бла-годаровой (1947), там же в 1941 —1946 гт. лишь с высоты 3000 м. Однако П. А. Януш-ко (1945, цит. по Благодаро-вой, 1945) в то же время считал за нижнюю границу распространения — 2700 м. В. С. Бажанов (1946) в соседней долине р. Каскасу находил норы с высоты 2300 м, но они были в большинстве уже не обитаемыми

По нашим наблюдениям, этот сурок населяет не только полностью альпийский и субальпийский пояса, но местами спускается еще ниже. В долине р. Улар (приток р. Сарыайгыр) и норы и сурки наблюдались уже с высоты 2350 м, а в долине р. Каскасу — с высоты 2300 м и вверх поднимаются до самых истоков этих рек, т. е. до высоты 3200—3300 м. На правобережье р. Сарыайгыр сурок, возможно, поднимается еще выше, до 3500 к. Однако указание Г. В. Благодаровой (1947) на обитание сурка на этой высоте в долине р. Улар неверно, горы там такой высоты не достигают.

У нижней границы распространения сурка в долине р. Улар он обитает лишь местами, в корытообразных, но довольно глубоких и крутых травянистых лощинах северного склона, где сравнительно поздно стаивает снег и даже в конце июля сплошь развита ярко-зеленая растительность: гречишка бухарская (Polygonum bucharicum), ветренница (Anemone protracta), герань холмовая (Geranium collinum), незабудка душистая (Myosotis suaveolens) и др. Лощины разъединены разрушающимися скалами и останцами, на уступах которых и у подножья разбросаны куртины стелющейся арчи, жимолости и шиповника. Местами встречаются нагромождения крупных глыб камня, в которых чаще всего и находятся следы деятельности сурков. Кое-где по соседству, на южных склонах, есть участки с преобладанием типчака, а иногда ферулы тонкорассеченной, но какие-либо следы деятельности сурка на них не обнаружены. Зверьки на этих высотах заселяют наиболее влажные участки.

С высоты 2650 м сурки обычны и по солнцепечным склонам. Они населяют крутой (30—45°) северный склон, вдоль которого чередуются многоснежные лощины с субальпийской растительностью и сухие увалы, на которых нередок типчак, туркестанский ячмень и другие сухолюбивые растения. Здесь на обдуваемых ветром малоснежных увалах встречаются куртины стелющейся арчи и жимолости. По дну лощин шумят ручьи, окаймленные темной зеленью вероники ручьевой (Veronica bessabunga), родиоли Семенова (Rhodiola Semenovii), кровохлебки лекарственной (Sanguisorba officinalis), бузульника разнолистного (Ligularia heterophylla), загроможденные местами крупными каменными глыбами, между которыми, несмотря на постоянную сырость, любят прятаться сурки. Неравномерное залегание снега в этих местах, длительное (до августа) сохранение снежников благоприятствуют жизни сурков.

С высоты 2800 м кустарник совершенно исчезает, долина принимает троговый характер. Слабо наклоненное, но широкое днище ее усеяно невысокими (5—10 м) моренными холмами, между которыми, разбиваясь на два-три рукава, иногда исчезая под землей, течет многоводная р. Улар. Повсеместно встречаются отдельные крупные глыбы, их нагромождения и мелкоземистый грунт, пригодный для устройства нор. Долина в целом имеет уклон к северу и весьма высокий снежный покров. Обширные и мощные (до 100—150 см) снеговые забои вдоль течения Улара, подмытые водой и частично обрушившиеся, сохранялись еще и в конце июля, доставляя убежище внезапно вспугнутым на кормежке суркам. Сильные южные ветры с перевала вдоль долины сдувают снег, поэтому вершины морен и гребни ригелей имеют ксерофитную растительность и сухой грунт, благоприятный для устройства нор. Напротив, на северных склонах морен, ригелей и в межморенных понижениях образуется высокий и плотный снежный покров, поздно (в июле — августе) стаивающий и сообщающий избыточную влажность грунту. Нор здесь, как правило, нет.

Истоки р. Улар на высоте 3200 м даже в конце июля были сплошь покрыты снегом. Многометровые толщи его нависали на безжизненных скалах каров и лежали между моренами, образованными в основном лишенными растительности крупными глыбами. Однако и здесь, где была хоть небольшая зеленая лужайка, встречались следы обитания сурков. А по солнцепечным склонам долины они поднимались так высоко, как позволяло наличие мелкозема для устройства нор и зеленой растительности. Растительность южных склонов и малоснежных вершин моренных холмов состоит в основном из низких серых подушек лапчатки (Potentilla hololeuca), герани холмовой и зубровки (Hierochloe sp.). Ниже на этих склонах произрастают типчак, тимьян (Thymus sp.), появляется полынь. На северных каменистых склонах бугров и с северной стороны крупных глыб сплошное мезофильное разнотравье с участием хохлатки Горчакова (Coridalis Gortschakovii), примулы (Primula micvizae). На ровных мелкоземлистых площадках произрастают Allium atrosanguineum. Primula algida. Ranunculus rub-rocalyx, Gentiana Karelinii, Potentilla tephroleuca, Carum atrosanguineum. Polygonum nitens, но особенно обильны первый вид (лук) и остролодка распростертая, иногда покрывающие землю сплошным ковром. В наиболее влажных местах, по низким террасам реки и ручьев — сплошной густой ковер низкорослой машкетки тяныпанской, кобрезии, осоки (Carex melanantha). Злаки малочисленны, поэтому именно здесь сурки заготавливают предварительно выдернутые ими и высохшие затем кустики кобрезии и осоки на гнездовую выстилку. В связи с поздним развитием растительности и отсутствием эфемеров сурки в таких условиях до июля поедают корни остролодок. Описанное местообитание сурки населяют сплошь, хотя норы встречаются, как правило, только на малоснежных относительно сухих местах.

Выше истоков р. Улар, на водораздельном плато снег стаивает еще позднее и условия обитания сурка более суровы, чем в долине Улара (рис. 95). Поселения его здесь привязаны исключительно к каменистым местам — разрушающимся скалам и останцам, нагромождениям крупных глыб. При их наличии зверьки иногда селятся и на северных склонах, хотя и редко. Привязанность к каменистым местам, к изрезанному микро- и мезорельефу объясняется более ранним в таких местах появлением проталин и зеленой растительности. Свободные всю зиму от снега вершины каменных глыб не только ускоряют стаи-вание снега, но и создают в приземном слое воздуха более высокую температуру, уменьшают действие ветра. Поэтому растительность здесь более рослая, разнообразная и густая, а главное — раньше всего вегетирующая. Ровные же пологие склоны (далее иногда южной экспозиции) из-за позднего освобождения от снега имеют и в июле еще сырой слабо задернованный грунт. Для обитания сурка они непригодны. Растительность здесь обычно представлена лишь дерновинками Draba Arseniewii, разбросанными по щебенчатому субстрату, да отдельно стоящими экземплярами Allium atrosanguineum. В местах же, заселенных сурками, между глыбами камня на южном склоне развивается то сплошной ковер из остролодки распростертой с небольшой примесью других растений, то (в наиболее солнцепечных местах) довольно рослое (до 20—25 см) разнотравье из ветренницы (Anemone protracta), родиоли Литвинова, герани каменистой, незабудки душистой, гречишки (Polygonum nitens), гречишки гиссарской, лютика (Ranunculus rubrocalyx), одуванчика, Chorispora macropoda и др.

В верховьях р. Сарыайгыр, по П. А. Янушко (1951), сурки наиболее охотно селятся на альпийских лугах, в т. ч. на очень каменистых. Есть они и на участках высокогорной степи; когда в конце лета степная растительность выгорает, сурки кормятся на ближайших лугах. Среди каменистых обнажений они селятся на небольших площадках луга среди выходов скал или крупнокаменистой осыпи, устраивая норы на площадках или в расщелинах, заполненных мелкоземом. Летом жилые норы сурков встречались даже под нагромождениями крупных камней в русле ручья. В местах с очень плотным или каменистым грунтом (водораздельные гряды, мелкокаменистые осыпи) сурков нет или же они редки.

В типчаковой степи в Таласском Алатау, вопреки сообщениям В. С. Бажанова (1953), мы сурка Мензбира не встречали, да и выражена она в горах Каржантау плохо.

На Чаткальском хребте, согласно Б. М. Петрову (1960, 1961), сурок Мензбира обитает в основном на высоте 2500—3300 м. Однако в верховьях Ангрена он встречается уже с высоты 2200 м, а на горе Большой Чимган, по Д. Н. Кашкарову (1924),— с 2000 м, т. е. в зоне арчевого леса. Одно из главных условий существования сурка Мензбира — распределение и динамика снежного покрова. Снежники же в районе Чаткальского хребта расположены чаще всего на восточных и на северных склонах, так как во время снегопадов преобладают западные ветры. Накопление снега и его замедленное стаивание имеет место и на северных склонах. Этим и объясняется приуроченность сурка к северным и восточным склонам (Колесников, 1953; Железняков, 1958; Петров, 1960, 1963). Лето в этом районе обитания сурка Мензбиpa засушливое. В июле даже на больших высотах растительность начинает выгорать, поэтому его поселения находятся либо около снежников или близ выходов грунтовых вод — сазов, где зверек все лето находит сочную растительность. В местах скопления снега почвенный покров, как правило, достигает необходимой мощности (около 2 м), так как на них в течение лета отлагается много пыли, остающейся после стаивания снега на месте (Степанов, 1959; Петров, 1960). По И. И. Колесникову (1953), сурок поселяется преимущественно на северных и восточных склонах, покрытых сплошным ковром низких трав: ляго-тиса Королькова, мятлика луковичного, котовника Марии, остролод-ки распростертой, лапчатки, звездчатки и мытника. Местами к ним примешиваются типчак, гречишка гиссарская, одуванчик, герань Ре-геля, астра туркестанская и др. Крутых каменистых южных и западных склонов с разреженным покровом из ревеня Максимовича, полыни персидской, зверобоя шероховатого, кузинии тянынанской сурки избегают и встречаются там редко.

Мы обследовали местообитания сурка Мензбира на Чаткальском хребте в районе горы Кызылнура в августе 1962 г. При сравнении их с его биотопами в верховьях Бадама хорошо заметны некоторые различия, в общем сводящиеся к тому, что в горах Каржантау более влажно, растительность мозаичнее и дольше не выгорает, чем на Чаткальском хребте.

В целом приуроченность биотопов сурка Мензбира к наиболее увлажненным местам соответствует в относительно засушливом Западном Тянь-Шане распространению его на периферийных хребтах и склонах гор (Петров, 1963). Таким образом, несмотря на обитание в сравнительно засушливом климате, этот зверек является, по-видимому, среди других представителей рода сурков наиболее влаголюбивым.

Добавить комментарий

Метки: , , , , ,

Сайт «Выживание в дикой природе», рад видеть Вас. Если Вы зашли к нам, значит хотите получить полную информацию о выживании в различных экстремальных условиях, в чрезвычайных ситуациях. Человек, на протяжении всего развития, стремился сохранить и обезопасить себя от различных негативных факторов, окружающих его - холода, жары, голода, опасных животных и насекомых.

Структура сайта «Выживание в дикой природе» проста и логична, выбрав интересующий раздел, Вы получите полную информацию. Вы найдете на нашем сайте рекомендации и практические советы по выживанию, уникальные описания и фотографии животных и растений, пошаговые схемы ловушек для диких животных, тесты и обзоры туристического снаряжения, редкие книги по выживанию и дикой природе. На сайте также есть большой раздел, посвященный видео по выживанию известных профессионалов-выживальщиков по всему миру.

Основная тема сайта «Выживание в дикой природе» - это быть готовым оказаться в дикой природе и умение выживать в экстремальных условиях.

Яндекс.Метрика
SQL - 39 | 0,120 сек. | 11.11 МБ