Сурок степной

Статус. Вид, состояние которого благодаря принятым мерам охраны либо из-за естественных популяционных трендов не вызывает опасений, но не подлежит промысловому использованию и за его популяциями необходим по­стоянный контроль.

Распространение. В начале XX в. был широко распространен на боль­шей части территории степной зоны. Ареал простирался от Подолии на западе до Иртышского левобережья на востоке. Уже к середине прошлого века в ре­зультате распашки целинных земель и нерегулируемого промысла ареал рас­пался на отдельные изолированные поселения, которые приурочены к «не­удобным» землям и охраняемым заповедным территориям. Наиболее крупные популяции сохранились в Саратовской, Самарской, Ульяновской, Воронеж­ской, Луганской, Харьковской, Ростовской, Уральской и Оренбургской облас­тях. Поэтому сурок в настоящее время интересен как важнейший реликтовый вид фаунистического комплекса прежних целинных степей, бывший одним из главных членов их биоценозов.Численность. Анализ данных ежегодных учетов, представленных Коми­тетом охраны окружающей среды и природопользования Саратовской облас­ти, показал, что в настоящее время на территории Саратовской области обита­ние сурка-байбака достоверно зарегистрировано в пределах 26 районов. Боль­шая часть популяции (около 24000 особей) обитает в Правобережье: в Аркадак-ском, Аткарском, Базарно-Карабулакском, Балашовском, Балтайском, Воль­ском, Воскресенском, Екатериновском, Калининском, Красноармейском, Лы-согорском, Новобурасском, Петровском, Ртищевском, Самойловском, Сара­товском, Татищевском и Хвалынском районах. В левобережной части области места обитания сурков (численностью примерно 3000 особей) отмечены в Ба-лаковском, Дергачевском, Ершовском, Краснопартизанском, Новоузенском, Озинском, Перелюбском и Энгельсском районах (Семихатова, 2006). Расши­рение ареала сурка и увеличение его численности в области произошло за счет охранных мероприятий и планомерных работ по его расселению. Таким обра­зом, в настоящее время численность сурка в Саратовской области составляет около 27000 особей, а состояние популяции в целом можно охарактеризовать как стабильное.

По данным учетов, проведенных в 2000 г. методом интервальной оцен­ки, численность в правобережных районах Саратовской области находится в пределах от 27.5 до 40.0 тыс. особей, причем в коренных поселениях в Воскре­сенском, Вольском, Хвалынском районах обитают от 17 до 27 тыс. особей, а в районах реинтродукции — от 9 до 16 тыс. особей (Кондратенков и др., 2007). В последние десятилетия отмечается рост численности степного сурка в Сара­товской области (Кондратенков и др., 2007). По нашему мнению эти данные учетов завышены.

Лимитирующие факторы и меры охраны. При изучении географических и экологических популяций сурков с разным уровнем антропогенного воздей­ствия выявлены различия в составе семьи, питании, морфофизиологических показателях, характере суточной и сезонной активности, этологии. В поселе­ниях сурков на посевах зерновых культур структура семьи нарушается. Здесь преобладают одиночно живущие особи (63.6%). Количество сеголеток в семье не более трех, и наблюдается их расселение. Соотношение полов увеличивает­ся в сторону самцов во всех возрастных группах. Образующиеся новые посе­ления сурков на посевах состоят в основном из самцов двухлетнего возраста. Сеголетки в таких поселениях появляются лишь через 2-3 года. Размеры се­мейных участков достигают 4 га. В поселениях сурков с интенсивным выпа­сом скота уменьшается количество сеголеток в семье за счет их гибели от со­бак, увеличивается количество одиночно живущих самцов. Среди полувзрос­лых и сеголеток преобладают самцы. Размеры семейных участков составляли 1.9-2.0 га. При изучении интерьерных признаков у сурков, обитающих в степи и на посевах, достоверные различия (t = 4.3) установлены лишь по длине сле­пой кишки. Этот показатель выше у животных, обитающих на посевах, что связано с переходом на питание культурными растениями.

Выявлены также различия в характере сезонной и суточной активности степного сурка. В поселениях с интенсивным выпасом скота наблюдается ран­ний утренний выход грызунов из нор (4 ч), изменения двухфазного ритма ак­тивности, поздний уход в норы (22 ч). Изменились сроки залегания в спячку сурков, обитающих на посевах (конец сентября). Наблюдаются различия в проявлении ориентировочных реакций в исследовательском и пищевом пове­дении сурков в поселениях с разным уровнем антропогенного воздействия. При изучении акустической сигнализации степного сурка отмечено снижение звуковой активности в поселениях с интенсивным выпасом скота и браконьер­ством. Установлены ситуационные изменения параметров звукового преду­преждающего об опасности сигнала степного сурка. Проведенные исследова­ния позволяют предположить закрепление рассматриваемых экологических особенностей на популяционном уровне и образование на антропогенных тер­риториях более адаптированных популяций степного сурка (Семихатова, Ка-ракулько, 1996; Семихатова и др., 1997 б; Семихатова, Пучкова, 2006).

К негативным факторам, снижающим численность, относятся браконь­ерство, уничтожение молодняка бродячими собаками и хищными птицами. Единственным серьезным врагом сурков является беркут (Aquila chrysaetos), реже другие орлы — могильник и степной. Охота на взрослых обычно бывает безуспешной, истребляются в основном сеголетки и молодые зверьки. Над ко­лониями сурков, начиная с выхода молодняка на поверхность, ежегодно мож­но увидеть летующих в Саратовской области неразмножающихся особей бер­кута (наблюдения М.Л. Опарина). Степной сурок внесен в Красную книгу Са­ратовской области (Семихатова, 1996; Семихатова, 2006). К мерам охраны сле­дует отнести: оставление залежей на неудобных для сельскохозяйственного использования землях в местах поселения сурков; квалифицированное регули­рование его численности на посевах сельскохозяйственных культур; улучше­ние кормовой базы грызунов путем посева трав (люцерна, клевер, эспарцет). Необходимо также проводить полный учет численности животных через каж­дые 3-4 года, усилить борьбу с браконьерством и регламентировать спортив­ную охоту.

Краткое описание. Саратовские популяции сурка-байбака обитают в об­ласти соприкосновения ареалов двух подвидов (европейского и казахстанско­го), поэтому выяснение их подви-довой принадлежности представ­ляет несомненный интерес. В ре­зультате изучения большого коли­чества коллекционного материала по краниометрическим признакам было установлено, что степной су­рок из Правобережья Саратовской области достоверно отличается от номинативного подвида и может быть выделен в самостоятельный  подвид — приволжский сурок (М. Ъ. kozlovi). Левобережная популяция саратов­ских сурков занимает промежуточное положение между западным и восточ­ным подвидами (Семихатова, 1972). В результате проведенных колориметри­ческих исследований установлена незначительная изменчивость окраски степ­ного сурка из изучаемых популяций. Однако сурки из Правобережья характе­ризуются более светлой окраской меха по сравнению с левобережными (Се­михатова, Титкова, 1976).

При изучении звуковых сигналов степного сурка, предупреждающих об опасности, были обнаружены различия по длительности сигналов. Наимень­шей длительностью (190 мс — среднее значение) характеризуются сигналы байбаков из Вольского района Саратовской области. Установлено популяци-онное различие спектральных характеристик сигналов сурков. У байбаков из Вольского района максимальная частота и основная энергия сигнала сосредо­точены в пределах около 350-500 Гц, т.е. в области низкочастотной компонен­ты. В сигналах сурков из Озинского района доминирование частотно-амплитудного максимума приходится на область 3-4 кГц и принадлежит спек­тру высокочастотной составляющей (Семихатова и др., 1997 а). При изучении реализации биотического потенциала степного сурка по краниологическим признакам было установлено, что данный показатель оказался более реализо­ванным у животных из Левобережья. Это объясняется более благоприятными условиями среды обитания сурков в этих районах (Семихатова, Галкина, 1990). В кариотипе 38 хромосом.

Местообитания. Современные поселения степного сурка северной час­ти Н. Поволжья в границах Саратовской области располагаются в Правобере­жье в пределах Приволжской возвышенности и в восточных районах Левобе­режья на отрогах Общего Сырта. Распространение сурка-байбака приурочено к сохранившимся степным участкам и их антропогенным модификациям (ме­жевым полосам, обочинам полевых дорог и т.д.) (Семихатова, 1964).

Многолетние (1960-2006 гг.) исследования влияния интенсивной хозяй­ственной деятельности на степного сурка в области позволили выявить воз­никновение у этого грызуна многочисленных адаптации к жизни в антропо­генных ландшафтах. Изменился характер распределения сурка на территории области и его биотопическая приуроченность. Места обитания сурков связаны с неудобными для сельскохозяйственного использования землями. Отмечается прогрессирующий рост местообитаний балочного типа. В поселениях этого типа бутаны сурков распределены неравномерно и вытянуты цепочкой вдоль степных балок и по склонам холмов крутизной от 20 до 60° преимущественно южной, юго-западной и юго-восточной экспозиции. Иногда байбаки вытесне­ны в несвойственные им биотопы и заселяют склоны холмов, покрытые лесом, но и здесь норы, вырытые под корнями деревьев, встречаются на опушках, ре­же непосредственно в лесу в 10-30 м от опушки. В таких лесных колониях на­считывается до 60 жилых нор (Хвалынский, Вольский районы). Значительно реже поселения сурков встречаются на плакорных участках разнотравно-ковыльно-типчаковых целинных степей, граничащих с посевами зерновых культур. В некоторых районах (Вольский, Воскресенский, Озинский) после распашки целины сурки в течение 7-10 лет не уходят с обрабатываемых полей.

К числу адаптации сурков к антропогенным изменениям ландшафта от­носится поселение байбаков на развалинах домов в местах бывших населен­ных пунктов (Хвалынский, Вольский, Воскресенский и др. районы). Числен­ность в таких поселениях составляет до 50 особей и плотность до 13.6 осо­би/га. В этих поселениях норы сурков расположены на земляных буграх на месте бывших построек, погребов и под фундаментами домов. В ряде районов (Вольский, Воскресенский) норы сурков встречаются на насыпях, оставшихся после различных земляных работ и старых плотинах прудов (Калининский район). В окрестностях г. Хвалынска сурки обитают у края разрабатываемого мелового карьера, рядом с интенсивным движением транспорта.

Особенности биологии. Сурки живут в норах семьями до 7 и более осо­бей. Максимальная активность взрослых сурков приходится на весну. Сразу после выхода из норы они малоподвижны и вялы, проводят на поверхности не более двух часов. В апреле сурки деятельны в течение всего дня. Большую часть времени они тратят на кормежку. С конца апреля начинается линька, ко­торая завершается только к концу августа. В мае активность возрастает до 12 ч, пик ее приходится на 13-15 ч, а в утренние (с 9 до 10 ч) и вечерние (17-18 ч) наблюдается повышение интенсивности выходов грызунов из нор. В конце мая — июне активность сурочьей колонии резко возрастает за счет выхода из нор молодых сурчат.

Размер участка семьи зависит от ее величины и кормности угодий и ино­гда достигает 2.5 га. У байбака не отмечается сезонной смены убежищ, он в течение многих поколений живет в одной норе. Протяженность ходов в гнез­довой норе достигает нескольких десятков метров, глубина ее составляет не менее 3—4 м. В подземном убежище располагаются 1-2 гнездовые камеры и значительное число отнорков, которые иногда служат «уборными». Вход в та­кую нору обычно начинается воронкой, образующейся в результате постоян­ного пользования норой и обсыпания ее стенок. Вход, как правило, наклон­ный; вертикальные норы встречаются редко. У гнездовых нор нередко бывает по 2-3 выхода, а в поселениях большого возраста их число возрастает до пяти. Вокруг нор имеются выбросы земли — бутаны, или сурчины, которые достига­ют 20 м в диаметре и до 0.5 м в высоту. Годовой прирост бутана составляет около 0.2-0.3 mj. Эти возвышения сурки используют в качестве наблюдатель­ных пунктов. Растительность на сурчинах заметно отличается от окружающей еще на протяжении нескольких десятков лет после того, как сурки покинут нору. Установлено формирование на бутанах байбака комплексного расти­тельного покрова, представляющего собой совокупность зоогенных экотонных участков, находящихся на разных стадиях сукцессии (Семихатова, 1997). На примере этого явления видна весьма значительная почвообразующая роль сур­ка в степных биогеоценозах (Семихатова, Титкова, 1988).

На каждую гнездовую нору приходится 2-5 временных. Они расположе­ны в 15-50 м от гнездовой норы и соединены с ней хорошо заметными тро­пинками шириной 17-20 см. Количество временных нор увеличивается в мес­тах с пересеченным рельефом, при низкой численности грызунов и в бедных кормами биотопах. Сурки очень привязаны к своим убежищам и отходят от них не далее чем на 100-150 м. Размножение сурков начинается ранней весной (в первой половине марта), еще в норе. Первое появление на поверхности сур­чат происходит в первой, а массовое в последней декаде мая, причем выход молодняка совпадает по времени с началом бурной вегетации растений. По выходу из норы сурчата сразу же переходят к питанию зеленым кормом. Чис­ло детенышей колеблется от 2 до 7, для большинства местообитаний — в сред­нем 4-5. В течение лета размеры выводков сильно сокращаются, в некоторых семьях молодые погибают полностью.

Половозрелости сурки достигают на третье лето, в возрасте двух лет. Расселение молодняка происходит весной, после зимней спячки. В июне днев­ная активность падает, и время кормежки сокращается. В июле снижается и время пребывания на поверхности упитанных взрослых особей. В августе -начале сентября активность минимальная. Залегание в спячку начинается в сентябре. На зиму сурки закупоривают норы плотными «пробками» из комоч­ков земли и стеблей травы. Продолжительность активного периода у байбаков составляет около 150 дней (Семихатова, 1968 а).

Проведенные этологические наблюдения свидетельствуют о высоком уровне поведенческой организации у степного сурка (Семихатова, Пылаева, 1989). Существуют сезонные изменения основных форм поведения (пищевое, отдых, ориентировочное, игровое). В апреле — июне наибольшее количество времени зверьки тратят на кормежку (до 58.1% времени вне норы). В переры­вах между кормежками зверьки отдыхают (20-27.3% времени). Весной обычно игровое поведение. В июне зверьки более осторожны, чем весной. Ориентиро­вочное поведение в этот период занимает до 26.2% времени по сравнению с 13.3% — в апреле. В июле — августе сурки менее активны, больше времени за­трачивают на отдых (до 48.8%), чем на кормежку (40.7%). Отдыхающих сур­ков можно видеть в течение всего дня. Ориентировочное поведение составляет 11-15% времени. В начале сентября выходящие на поверхность сурки подолгу неподвижно лежат на бутанах (до 60% времени) и почти не кормятся. На ори­ентировочное поведение приходится 8% времени, проводимого вне норы. С 10 сентября сурки начинают залегать в спячку, в которой проводят не менее 6 ме­сяцев.

Основным кормом сурка служат степные травы. Из них наибольшее зна­чение имеют злаки (типчак, пырей, костры, мятлик узколистный — Роа angusti-folia), бобовые (эспарцет песчаный — Onobrychis arenaria, клевер, люцерна ру­мынская — Medicago falcata, астрагалы), маревые (марь белая -Chenopodium album, кохия простертая — Kochia prostrata), гречишные (горец птичий — Poly­gonum aviculare), губоцветные (богородская трава — Thymus serpyllum), слож­ноцветные (полыни австрийская — Artemisia austriaca и морская — A. monogyna) и др. Хорошо заметны сезонные изменения кормового состава. Весной, до по­явления первой зелени, сурки питаются оставшимися на корню прошлогодни­ми побегами типчака, ковыля, корнями полыней, луковицами мятлика. В кон­це апреля и мае предпочитаемым кормом являются молодые листья и побеги вегетирующих злаков. Несколько позже в рацион сурка включается разнотра­вье, и только с началом цветения начинают поедаться бобовые. В период цве­тения основу корма сурка составляют цветы многих растений, поздним летом — зеленые и отчасти желтеющие листья растений и мягкие недозрелые плоды. Культурные растения играют незначительную роль и поедаются сурками лишь в редких случаях, если норы расположены в непосредственной близости от по­севов или на посевах. Количество поедаемой за сутки пищи составляет до 500 г. С питанием тесно связано накопление жира грызунами. К концу августа у взрослых сурков количество жира достигает 20-22% от веса тела и составляет 1.5-1.6 кг (Семихатова, 1968 б).

Кормятся зверьки, главным образом, разнотравьем, растущим по краям полей, сорняками, встречающимися среди посевов, иногда культурными рас­тениями (рожь, пшеница, овес, кукуруза, подсолнечник). В таких поселениях сурки, как правило, концентрируются по краям посевных площадей, межевым полосам и обочинам полевых дорог и плотность их поселений составляет 9.6-10.8 особи/ га. При такой высокой плотности вредная деятельность сурка бо­лее заметна и выражается в поедании, засыпании и вытаптывании посевов. Поврежденные участки приурочены к жилым норам, размеры которых колеб­лются от 13 до 120, в среднем 45 м2 (Семихатова, 1969).

Добавить комментарий

Метки: , ,

Сайт «Выживание в дикой природе», рад видеть Вас. Если Вы зашли к нам, значит хотите получить полную информацию о выживании в различных экстремальных условиях, в чрезвычайных ситуациях. Человек, на протяжении всего развития, стремился сохранить и обезопасить себя от различных негативных факторов, окружающих его - холода, жары, голода, опасных животных и насекомых.

Структура сайта «Выживание в дикой природе» проста и логична, выбрав интересующий раздел, Вы получите полную информацию. Вы найдете на нашем сайте рекомендации и практические советы по выживанию, уникальные описания и фотографии животных и растений, пошаговые схемы ловушек для диких животных, тесты и обзоры туристического снаряжения, редкие книги по выживанию и дикой природе. На сайте также есть большой раздел, посвященный видео по выживанию известных профессионалов-выживальщиков по всему миру.

Основная тема сайта «Выживание в дикой природе» - это быть готовым оказаться в дикой природе и умение выживать в экстремальных условиях.

Яндекс.Метрика
SQL - 36 | 0,141 сек. | 12.06 МБ